Перевести страницу

Статьи об охоте

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Охота на зайца. Часть 1.


Охота на зайца. Часть 1.


Зайцы — кто их не знает? Кому не знаком их длинноухий, куцехвостый облик? Кто, хоть немного живший на лоне природы, не вздрагивал от стремительного прыжка выскочившего из-под ног "косого"? Кому не случалось рассматривать их какие-то простодушно откровенные следы на снегу или следить ночью из машины за удирающим в свете фар зверьком? Таких людей найдется немного — зайца знают все. Хотя охота на этих робких грызунов как-то не соответствует гордому названию "зверовая".

В Росии обитают 4 вида зайцев: исконный обитатель леса — заяц - беляк, житель открытых степных и полевых ландшафтов — заяц - русак, заселяющий пустынные и полупустынные угодья юга страны — заяц - талай и, наконец, манджурский заяц, обитающий в лесных угодьях Дальнего Востока. По широте распространения, обилию и охотничьей значимости первенствуют несомненно два первые вида. Охота на них начинается осенью, примерно, с октября, если, конечно, органы управления охотничьим хозяйством не измыслят повод для задержки ее открытия до ноября. Она может проводиться многими способами, но нужно сразу сказать, что тот из них, который наиболее распространен в странах Европы, а именно охота загоном, у нас как правило, малоэффективен. В наших достаточно суровых климатических условиях численность зайцев редко достигает того уровня, который необходим, чтобы загонная охота была оживленной, веселой и добычливой. Одно дело, когда с сотни гектаров можно выгнать несколько десятков зайцев и совсем иное — когда на этой площади имеется всего 1—2 зверька. Стоит ли ради этого "огород городить" — собирать загонщиков, расставлять стрелков и вообще осуществлять всю достаточно трудоемкую процедуру загона? Только в отдельные годы, в отдельных районах при, так называемых, "пиках" заячьей численности — этот способ охоты дает хорошие результаты и тогда он используется. Обычно же на зайцев мы охотимся с гончими собаками или с подхода, отыскивая зверьков там, где они имеют обыкновение ложиться на дневной отдых, либо вытрапливая их по следам, при наличии снега, иногда подкарауливая их в местах ночных жировок.

Вне всякого сомнения, наиболее интересной и волнующей является стрельба зайцев из-под гончей собаки. Участие собаки, ее "работа" наполняют охоту каким-то особым эмоциональным содержанием, дополнительными ощущениями и украшают ее.

Я весьма скептически отношусь к рассказам о том, как охотник, вырвавшись из духоты городской жизни, преодолев все превратности и муки дальней дороги, добравшись, наконец, до глухариного тока или шалаша на весеннем разливе и уже "посадив на мушку" поющего мошника или подсевшего к подсадной селезня, вдруг опускает ружье шепча:— "Нет! Ты слишком прекрасен, чтобы тебя убивать! Живи, люби и помни о том, каким бывает истинный охотник!

А вот записному гончатнику, который скажет, что не стал стрелять замеченного на лежке зайца, чтобы послушать, как его погоняют собаки, я поверю. Поверю, зная, что для страстного любителя звуки хорошего гона бесконечно драгоценнее убитого зверька. Трудно сказать — в чем завораживающая сила этих звуков. Многие связывают ее с красотой тембра и общей музыкальностью голосов гончих собак и во многом они правы — лай кровной гончей совершенно не похож на брехание и тявканье остальных представителей собачьего племени. Но мне все же кажется, что дело не только в этом, а в той неимоверной, яростной, всепоглощающей страсти, которая звучит в голосах побудивших зверя и идущих по его горячему следу гонцов. Она заражает, она, словно, приобщает нас к азарту погони, жажде преследования, к той борьбе, где стремлению догнать и схватить противостоят быстрота ног и всяческие хитрости, порожденные желанием спастись. Чем азартнее (а не музыкальнее) гон, тем больше он нас волнует, доводя порой до полного самозабвения и экстаза.

Среди охотников-дилетантов бытует в высшей степени нелепое убеждение, что гончая собака или собаки "нагоняют" зверей на охотника. После окончания охоты нередко доводится услышать, как некто огорченный неудачей сетует и возмущается:

- "Дрянь у вас собаки! Видели ведь, что я на этой полянке стою, два с лишним часа гоняли, а на меня так и не выгнали. И на черта таких держать?!"

Винить здесь собак глупо. Гончая идет по следу зверя и никак не может изменить направление его хода. Охотник сам должен угадать или подметить, где имеется наибольшая вероятность перехватить спасающегося от собаки зайца и получить возможность для выстрела по нему. В этом то и заключается залог успеха.

Зайцы под гоном почти всегда ходят по угодьям кругами. Эти круги, а вернее, неправильные замкнутые линии имеют зачастую довольно затейливую конфигурацию. Зверек бежит не просто "куда глаза глядят", а по совершенно определенным участкам полей или леса, там, где ему легче идти или где он надеется скорее отделаться от преследования собаки. Видимо, у каждого зверька есть в угодьях свои "тракты", так как каждый заяц ходит под гоном по-своему. Но эти пути отдельных зверьков нередко пересекаются или сходятся в каких-то местах. Где бы данном районе не были подняты зайцы, каждый из них обязательно и не раз пройдет такими излюбленными "лазами". По характеру эти места могут быть очень различны: перекресток дорог или просек, перемычка, соединяющая два участка чащи, опушка, пролом в изгороди, бровка канавы, мостик через ручей и т. д. Кроме того, заяц то и дело возвращается к своей лежке, т. е. к месту, где он был поднят. Круговой ход зайца нередко перемежается прямыми переходами из одного массива угодий в другой и обратно.

Заяц-русак обычно ходит очень широко. От места подъема он может уйти на несколько километров, так что даже звучный голос гончей потеряется вдали. Он может закатить по угодьям круг в два-три километра диаметром и к лежке выйдет не скоро. При этом пойдет он чаще всего полями, дорогами, межами и бровками канав, а зайдя в лес, будет придерживаться редин, полян и широких просек.

Совершенно иное дело — беляк. Он ходит обычно на очень малых кругах и обязательно старается пролезть самым крепким местом. Чаща молодняка, лес с густым подростом и подлеском, сухое или промерзшее болото с ивняком и высокой некосью, захламленная заросшая вырубка — вот излюбленные места его хода. Поляну всегда беляк перейдет там, где она всего уже, из одного массива чащи в другой переберется там, где они ближе всего сходятся, по просеке или лесной дороге если и пробежит, то немного, а чаще всего их только пересекает.

Руководствуясь этими особенностями поведения зайцев, следует выбирать место под гоном. Долго охотясь с гончими в одном и том же районе быстро удается выяснить места постоянных заячьих переходов. В новых же местах приходится выбирать лаз сообразуясь только с характером местности, знанием заячьих повадок и направлением гона.

Охотясь с гончими, многие, особенно молодые охотники, делают одну и ту же ошибку — они слишком много передвигаются по угодьям, стараясь перехватить зайца. Чуть только отдалится голос собаки и они уже оставляют выбранный лаз и мчатся туда, откуда доносится гон. При этом они забывают, что заяц идет на много впереди собаки и мы, стараясь быть как можно ближе к последней, чаще всего попадаем туда, где он уже прошел. Кроме того, заяц всегда услышит спешащего ему на перехват человека и отвернет в сторону, избегая опасной встречи. Таким образом, постоянно перебегая с места на место и чуть ли не по пятам гоняясь за гончей, наверное ничего не убьешь; Мало того, на коллективных охотах таким поведением обязательно помешаешь товарищам. Беготня под гончими сбивает зайца с выбранного им хода, он начинает ходить прямиком, уходит далеко и дождаться его даже на верном лазу становится трудно.

Первое, что следует сделать, услышав начавшийся гон, это постараться как можно точнее определить место, где зверек был поднят. Как уже говорилось, место лежки — самый надежный пункт для ожидания зайца, самый верный лаз. Обычно после первого круга зверек сюда возвращается, чтобы сдвоить и запутать след. Иногда он приходит к лежке не сразу, а после двух, трех или большего числа кругов, но приходит обязательно и попадает под выстрел. Если же место подъема определить не удалось, то нужно по звуку гона постараться определить направление движения зайца и попробовать перехватить его в каком-либо подходящем для его хода месте. Став на лаз, нужно спокойно ждать, соблюдая тишину и относительную неподвижность. Покинуть выбранный пункт есть смысл только в том случае, если по звуку гона слышно, что зверек раз за разом проходит каким-то одним и тем же местом. Перейти туда явно целесообразно. Занимая лаз, следует следить, чтобы кругом открывался достаточно широкий обзор для того, чтобы заметить и стрелять зайца, когда он появится.

Вот те правила поведения охотника на охоте с гончими, в выполнении которых кроется залог удачи при прочих благоприятных условиях, т. е. при хорошей работе собак, наличии в угодьях зверя и благоприятной погоде.

Поднять зайца с лежки, наткнувшись на него или отыскав его по жировочным следам, способны многие собаки, а не только гончие. Гнать зверька какое-то расстояние (иногда очень большое) по следу молча или с голосом могут и лайки, и континентальная легавая, такса и даже некоторые самые обыкновенные дворняжки. Тем не менее, настоящая охота на зайцев из-под собаки возможна только с гончими. Именно последние обладают совершенно специфическими свойствами, необходимыми для этой охоты. Сюда относятся: настойчивое стремление во что бы то ни стало отыскать зверя, неутомимое преследование его по следу, сопровождающееся постоянной отдачей голоса, который у гончей должен быть звучным и доносчивым, умение быстро разобраться во всех уловках, к которым зверь прибегает, чтобы запутать свой след. Если гончая обладает этими основными свойствами, то с ней самый неопытный, начинающий охотник, в конце концов, убьет зайца. Если же собака ищет лениво, преследует зверя недолго, не умеет или не желает отыскивать потерянный след или гонит зверя молча, то убить из-под нее зайца зачастую оказывается непосильно и многоопытным охотникам.

На подъем зайца, даже хорошей собакой, нередко уходит много времени. Особенно это бывает в дни, когда ночные следы зверьков смыты дождем или засыпаны снегом. Заяц на лежке дает мало запаха и собаке его трудно причуять. В этих условиях охотник может помочь собаке побудить косого. Для этого стоит, не жалея себя, пробираться теми, иногда очень не удобными для ходьбы местами, где заяц скорее всего может лежать. При этом полезно покрикивать, трещать валежником или постукивать по стволам деревьев с тем, чтобы напугать зайца и заставить его встать с лежки и дать след.

По черной тропе (пока земля еще не покрыта снегом) для охоты с гончими лучше всего тихие, безветренные, пасмурные дни, когда и земля и прибитый дождями слой опавших листьев мягки, мокры, когда неподвижный воздух наполнен мельчайшими частицами влаги, а серое небо словно опускается на неподвижные вершины оголенных деревьев. В эти дни след зайца более пахуч и дольше сохраняет свой запах. Гончие по мягкой тропе не сбивают ног, а голоса их доносятся к охотнику особенно звучно. Не беда, если даже моросит дождь, но именно мелкий, сеющий словно сквозь сито, не заливающий следов и не смывающий моментально их запаха. То же и после выпадения снега. Гон хорош в сравнительно мягкую тихую погоду, но без снегопада. Хуже всего для охотника сухая или морозная погода, а так же сильный ветер, при котором потерять собак со слуха ничего не стоит. В неблагоприятные для охоты дни с собаками лучше вообще не ходить.

Заяц не крепок на рану, особенно при попадании дроби по его передней части, однако и для него нужно ружье с достаточно резким боем и соответствующие номера дроби. Дело в том, что при стрельбе на большие расстояния, при малой резкости боя ружья или при чрезмерно мелкой дроби, последняя путается, закатывается в густом заячьем пуху и удар ее ослабляется.

С осени зайца можно убить и пятым номером дроби, но к зиме, когда он окончательно вылиняет, лучше всего употреблять дробь 3— 1 номеров (в зависимости от боя ружья). Увидев идущего в ноги зайца, совершенно не нужно стараться напустить его как можно ближе. В десяти - пятнадцати шагах, когда заряд идет пулей, промахнуться очень легко и та точность прицела, которая на тридцать - сорок шагов обеспечила бы верное попадание, здесь оказывается недостаточной. Там и тогда, когда это можно, не только не нужно, но и вредно стараться выстрелить по зайцу на как можно более близком расстоянии. Мало того, что при этом легко дать промах, но если заряд и попадает в зверька, то он его, буквально, продырявит.

Даже в моменты, когда зверек бежит особенно быстро, мчится, как говорят, со всех ног, на расстоянии до пятидесяти шагов никакого особого упреждения при выцеливании брать не нужно. Угонного зайца следует полностью закрывать стволами так, чтобы над мушкой ружья были видны только его уши. Стреляя по встречному зайцу, нужно целиться в кончики его передних лап. Зайцу, проходящему мимо охотника, целиться нужно прямо перед грудью.

Выходить на охоту с гончими лучше пораньше, так, чтобы к рассвету быть уже на месте охоты. В это время собаки еще хорошо чуют запах ночных заячьих следов и им легче по ним отыскивать зверька. В это время есть смысл пускать гончую в поиск прямо с мест предполагаемых заячьих жировок: с озимей, окрайков полей, больших полян и опушек. Только в дни с сильными утренними заморозками имеет смысл задержаться с выходом с тем, чтобы тропа немного отмякла. Когда с гончими охотятся вместе два-три человека, согласованность их действий обычно достигается сама собой. Следует только помнить следующее: не положено стрелять издали по зайцу, хорошо идущему на товарища, не следует, заметив, что кто-то из спутников стал на хорошем лазу, забегать вперед и становиться перед ним, чтобы перехватить возможный выход зверя, совершенно недопустима их стрельба в сторону товарища по охоте или по неясно видимой цели, нельзя даже, увидев зайца, криками и выстрелами наманивать собак, если они в это время гонят. Соблюдение этих правил необходимо всегда.

Если с гончими охотятся компанией, то совершенно необходимо перед охотой выбрать ее руководителя. Ему предоставляется право определять направление движения порсканьем и свистом, подбадривать и направлять собак. Он следит за соблюдением участниками охоты правил поведения и безопасности. На время охоты его распоряжения обязательны для всех ее участников.

Несоблюдение этого правила неизбежно ведет к тому, что из коллективной охоты ничего путного не получается. Либо охотники разбредутся по угодьям и потеряют друг друга, либо кто - нибудь из них отобьется в сторону и увлечет за собой собак, либо беспорядочной беготней под гоном вся стройность и весь правильный ход охоты будут нарушены.

Участники коллективной охоты должны спокойно идти, растянувшись неширокой цепью, в направлении, выбранном ведущим, ориентируясь на его голос. Они обязаны идти молча. Только, если кто-либо из них увидит поднявшегося зайца, он может начать накликать собак, если они в это время не гонят.

С началом гона все участники охоты должны быстро выбрать себе места, где они будут выжидать выхода зверя и без особой надобности с них не уходить.

Убив вышедшего на него зайца, охотнику следует криками "готов" или "дошел" известить товарищей о своей удаче, но до выхода собак с места не сходить. Дело в том, что под выстрел нередко попадает не гонный, а шумовой заяц, и после его отстрела гон продолжается.

После выстрела по зайцу, если последний не убит, нужно внимательно прислушиваться к голосу гончей — не смолкает ли он внезапно. Если это случилось, следует незамедлительно поспешить к месту, где смолкла собака, т. к. очень возможно, что она или заловила подранка, или дошла до павшего после ранения зайца. Торопливость такой проверки — залог того, что вы найдете зайца более или менее целым, а не разорванным в. клочья или, попросту, не съеденным. Полакомиться в отдалении от хозяина зайчатиной гончие обычно большие любители.

Окончание следует.



Ярослав Русанов


Журнал "Охота и охотничье хозяйство", №10, 2001 г.


Охота на зайца. Часть 2.



Охота на зайца. Часть 2.
Далеко не всегда и не у всех охотников имеется возможность охотиться с гончими. Однако это не значит, что зайцы, несомненно, наиболее многочисленные представители нашей четвероногой дичи, для бессобачных охотников недоступны. Чтобы пострелять по ним имеется несколько вполне надежных способов. Первый из них — охота с подхода. Проводится она, как правило, либо до выпадения снега, либо после того, как очень долго не было пороши, и многоследица, т. е. бесконечное переплетение старых и свежих маликов, мешает вытропить отдельного, определенного зверька. Для этой охоты необходимы три условия: относительное обилие зайцев в сравнительно открытых угодьях, знание мест, где они любят ложиться на дневку и крепкие ноги охотника. Там, где зайцев мало, охота с подхода превращается в безнадежное скитание по полям, лугам и лесным вырубкам, когда проходят часы, остаются позади километры, а зайца все нет и надежда поднять его постепенно угасает. В местах с ограниченным обзором (в лесу, кустарниках, бурьянах), даже если зайцев и много, дело обстоит не лучше — мы просто не замечаем осторожно встающих с лежки и скрытно удирающих зверьков, и также может весь день проходить без выстрела. Зайцы на дневной от­дых ложатся не всюду, а устраиваются там, где сами они будут надежно укрыты, а возможность заметить приближение опасности не будет ограничена. Заросшие бурьяном бровки канав среди полей, оставшиеся после вспашки "огрехи", т. е. не тронутые плугом участки у крупных камней, возле телеграфных столбов или опор высоковольтных линий, отдельные кусты, а на вырубках — кучи и вершины от срубленных деревьев, — вот те местечки, которые ими предпочитаются. Но, конечно же, не в каждом таком укрытии лежит заяц. Десятки и сотни их пусты и только в каких-то отдельных из них таятся те, кого мы так страстно мечтаем найти. Вот поэтому-то охота с подхода и требует от нас выносливости. Ходить приходится всегда по бездорожью (пашни, кочкарники, захламленные вырубки) и даже при обилии зайцев оставишь обычно позади не один и не два километра прежде, чем поднимешь косого. Неторопливо, все время следя за окружающим, идем мы от одного сулящего надежду местечка к другому, идем, постоянно готовые к выстрелу, т. к. косой может появиться в любой момент либо далеко, либо прямо из-под ног. Он то оказывается весь на виду, то сразу же шмыгает за какой-нибудь куст, и стрелять по нему придется чуть ли не моментально. Именно постоянное ожидание и нестандартность возникающих ситуаций и держит нас на этой охоте в постоянном напряжении. Для охоты с подхода наиболее благоприятны дни, так называемого, легкого подъема, т. е. с погодой, в которую зайцы охотно покидают свои убежища, а не вылеживают в них до последней возможности, до минуты, когда охотник вот-вот чуть ли не наступает на них сапогом. Последнее обычно наблюдается при сырой, теплой и ветреной погоде. Тишина, солнышко и особенно легкий заморозок зайцев точно взбадривают и таятся они много меньше, следовательно, и поднять их легче. Однако все это справедливо лишь там, где зверьки не напутаны постоянным преследованием охотников. Там же, где за ними много охотятся, они становятся настолько осторожны, что приблизиться к ним на выстрел удается только в ненастье.

Объектом охоты с подхода чаще всего является русак — постоянный обитатель более или менее открытых угодий, но на больших свежих вырубках, где молодая поросль еще не загустела, точно также можно пострелять и по беляку. При охоте с подхода сравнительно редко удается заприметить зайца на лежке, но бывают периоды, когда это становится вполне возможным. Капризы погоды время от времени играют с зайцами, и особенно с беляком, злую шутку. Заключается она в следующем. Осень была короткой. Уже в конце октября начал перепархивать снежок. Побелели поля, запорошило лесные поляны. Кажется, что уже наступила зима. Зайцы интенсивно линяют, меняя темную шерсть на белую и, наконец, "замаскировались". И вдруг теплеет, льет дождь, снег стаивает, а беляки остаются белыми. На почерневшей земле, среди мокрых полегших трав и оголенных кустов их видно издали. Правда, некоторые хитрецы устраиваются на лежку возле березовых пней, поленниц, опять-таки, березовых дров и у других белых предметов (включая затерянный в лесу парусиновый башмак), но и это их мало спасает — заметить их все равно легко. То же самое случается и при затянувшемся бесснежьи — беляки вылиняли, а снега нет. Тут-то и становится возможной другая не менее увлекательная охота — охота на узерку. Охотник идет по лесу или вырубкой, тщательно приглядываясь к окружающему. Все, что белеет на земле, может оказаться зайцем, но, может быть, и костью, клочком бумаги, обрывком березовой коры, да и мало ли еще чем. Разглядеть, особенно где-нибудь в кустах, трудно. Подойти и проверить опасно — беляк может моментально юркнуть в чащу и поминай как звали. Заяц или не заяц? Стрелять или не стрелять?

Какая радость увидеть, как над таинственным беловатым пятном вдруг поднимутся и снова опустятся заячьи ушки и мучительные сомнения будут рассеяны. И, наоборот, какое разочарование, когда порыв ветра выявит, потащит по траве комок измятой газеты, в которую мы уже почти готовы были влепить заряд. Но всего этого мало. Даже, если сомнений нет, и охотник уверен, что видит именно зайца, — дело еще не кончено. В описываемых условиях заметить или, как говорят, "подозрить" лежащего беляка удается на довольно большом расстоянии. Опасения, что заяц поднимется и как-нибудь уйдет без выстрела, удерживают от попытки подойти к нему на близкую меру. Отсюда дальние выстрелы и частые промахи. Зверек на лежке лежит, как бы немного углубившись в поверхность почвы, в ямке, канавке, между кочек. Его зачастую заслоняют ветви и травы, что все вместе в какой-то степени защищает его от удара дроби. В общем "пропуделять" по беляку при охоте на узерку — дело обычное. Охотиться можно практически в любую погоду, т. к. зайцы, видимо, чувствуя свою приметность, лежат плотно даже в морозные дни. Но особенно привлекательны для охотника часы, когда после сильного дождя с отяжелевших от влаги ветвей тяжело и звонко падают капли воды. Зайцы терпеть не могут капели и поэтому покидают излюбленные чащи, выбираясь на опушки, поляны и примыкающие к лесу поля. Здесь, на открытом месте, они и ложатся, что очень облегчает их поиск и стрельбу по ним.

Перелинявшего в зимний наряд русака, даже и при отсутствии снега, высмотреть, конечно, труднее, т. к. он не становится белым, а лишь слегка светлеет. Охота на узерку не продолжительна. Иногда она возможна всего в течение 2 — 3 дней, но эта кратковременность только прибавляет ей прелести. Выпавший снег кладет ей конец, но и открывает для нее новую возможность — заняться троплением.

Этот способ охоты сводится к тому, чтобы, найдя свежий след зайца — "малик", проследить по нему косого до лежки, поднять его и попытаться сразить выстрелом. Как и при охоте с подхода, нужны более или менее открытые угодья и достаточная выносливость. Однако необходимо и еще одно условие — умение охотника разбираться во всех хитросплетениях заячьих следов. Что касается численности зверьков, то она может быть и не очень высокой. Каждый заяц в течение ночи набегает много и отыскать его след, конечно, проще, чем обнаружить самого зверька.

Тропить стоит только свежий, т. е. утренний, в крайнем случае, ночной след, оставленный зайцем, когда он, покинув логово, отправляется на ночную жировку. Чтобы отличить такой след от более старых и проследить его до места лежки, среди массы других заячьих следов, нужно очень большое мастерство, да и его иногда оказывается недостаточно. Поэтому тропление обычно проводится после пороши либо после того, как сильная поземка занесет старые следы. Если снегопад или поземка кончились вечером, то обнаруженные на следующий день малики будут очень длинными. Весь путь, пройденный зайцем с вечера и до утра, будет выглядеть одинаково свежим. Попав на его начало, приходится пройти не один километр до места, где заяц устроился на дневку. Если же снег шел и ночью, то чем позже он прекратился, тем короче окажутся наследы зайцев, т. к. видны будут только те следы, которые остались после окончания снегопада. Бывают "мертвые пороши", при которых летевший до утра снег полностью закрывает все следы ночных заячьих похождений. Здесь, уж если удалось наткнуться на следок, значит, и заяц где-то тут же, рядом. Итак, выпала пороша. Охотник выходит из дома и направляется туда, где, скорее всего можно найти заячьи следы (окрайки озимых полей, бывшие огороды, посадки фруктовых деревьев). Когда же след найден — начинается интереснейший и волнующий процесс тропления. Заяц постоянно, а особенно направляясь на лежку, пускается на всевозможные хитрости, лишь бы запутать след. То, дойдя до какого-то места, он поворачивает и своим же ходом бежит обратно, чтобы потом громадным прыжком скинуться в сторону, да еще так, чтобы прыжок пришелся за куст, в кочки, густую заросль, словом, туда, где место приземления будет скрыто; он не раз выходит на езженую дорогу, идет по ней и потом скидывается, прячет следы там, где снег сдут ветром, покрыт настом и т. д. Разобраться во всех этих уловках не так-то просто и особенно, если, преследуя зверька, мы затоптали его следы. Поэтому идти нужно всегда несколько в стороне от малика и при этом зорко посматривать по сторонам, т. к. тот, кто не отрывает взгляда от отпечатков заячьих лапок, почти всегда прозевает самого зайца. Последний очень часто, сделав петлю, возвращается туда, где он прошел раньше и устраивается на лежку поблизости от своего следа. Охотник видит далеко уходящую вперед линию следа и уверен, что до лежки еще далеко, а заяц-то уже рядом, наблюдает за своим преследователем и, пропустив его, удерет не замеченным. Так что любое местечко вблизи малика, подходящее для заячьего укрытия, должно являться объектом неусыпного внимания. Дойдя до места заячьей жировки, где следы переплетаются и перекрещиваются самым причудливым образом, нет ни малейшего смысла разбирать и выхаживать все эти наброды. Гораздо разумнее просто обойти жировку по кругу, найти выходной след и уже по нему продолжать преследование. Это значительно сократит время поиска.

Но вот путаница жировки позади. Малик пошел более или менее прямолинейно и, наконец, на нем видна первая попытка зверька запутать след — "двойка", "тройка" или просто скидка в сторону от первоначальной линии хода. Иногда после первого же такого ухищрения заяц тут же и ложится, но чаще он повторит свои каверзы многократно. Как только они начались, следует остановиться и оглядеться — куда идет след, нет ли вблизи чего-то такого, что могло бы привлечь, отыскивающего убежище косого. Только сделав это, можно продолжать тропление, не спеша и очень внимательно. Заяц может подняться в любой момент и даже не там, куда казалось бы, ведут его следы. Русака, и тем более беляка, редко удается увидеть на лежке, обычно замечаешь их уже после того, как они пустились наутек. Как и всегда, в теплую, мягкую погоду, да еще при ветре, зайцы подпускают близко, в мороз — встают далеко. Там, где охотников мало, ушедший без выстрела и даже неудачно стрелянный заяц, довольно скоро опять ложится. Дав ему облежаться, можно его стропить и подойти на выстрел. Там же, где охотников много, испуганный зверек ложится не скоро и редко дает к себе подойти повторно. Помимо всего прочего, охота троплением интересна тем, что именно при ней мы узнаем о зайце очень многое. Снежная пелена четко фиксирует и выдает нашему глазу многие особенности его поведения, повадок и привычек. Поэтому те из нас, кто много занимался троплением, и без снега потом много легче находят затаившихся зайцев или выбирают наиболее надежный лаз при охоте из-под гончих.

В лунные ночи, поздней осенью и зимой можно охотиться на зайцев и из засидки. Необходимым условием для этой охоты является знание мест, куда зайцы в достаточном количестве и более или менее регулярно приходят кормиться. Зверьки часто концентрируются на относительно небольших по площади участках озимей, полей с остатками сельхозкультур или садов. Зимой снег здесь бывает буквально испещрен их следами и покопками. Даже по чернотропу на рыхлой, влажной земле отпечатки их лап встречаются постоянно. Они могут приходить к скирдам, стогам или сенным сараям, словом туда, где в изобилии имеются привлекающие их корма.

Здесь-то, выбрав место удобнее для длительного сидения и для возможной стрельбы, с вечера и можно устроиться. Нужно только, чтобы ночь была лунной и светлой, иначе подошедшего зайца не увидишь и в пяти шагах, а если и рассмотришь, так того и глади промажешь. Охота редко бывает добычливой, т. к. нужно, чтобы заяц не только пришел на то поле, где мы его караулим, но и подбежал на расстояние, допускающее верный выстрел. Да и попасть в него тут не так-то просто. В неверном лунном свете не только деревья и кусты, но и всевозможные неровности почвы бросают самые фантастические тени. Заяц рисуется то темным силуэтом, то выглядит каким-то странно-белесым. Определить расстояние до него трудно, мушки ружья почти не видно. Все это создает условия, порождающие, зачастую, самые невообразимые промахи. И все же охота из засидки очень интересна и своеобразна. Сама обстановка, в которой она проходит, носит прямо-таки сказочный характер. Зайца обычно раньше услышишь, чем увидишь, особенно если трава и листья, покрывающие землю, сухи, подмерзли или снег прихвачен настом. В зависимости от освещения зверек кажется то неправдоподобно большим, то, наоборот, маленьким. Прежде, чем он подойдет на выстрел, иногда проходит много времени и появляется возможность длительного наблюдения за ним, а с нею и неизбежное волнение, азарт ожидания и сладость надежд.

Необходимо подчеркнуть, что здесь охотник должен соблюдать полную, абсолютную тишину. Заяц великолепно слышит и ни за что не пойдет туда, откуда, пусть хоть изредка, но доносятся какие-то подозрительные звуки.

Зайцы не крепки на рану и все же иногда способны уносить в себе дробь на довольно значительные расстояния, если она не положила их сразу на месте. Следовательно, при наличии снега стреляного зверька обязательно какое-то расстояние нужно протропить и посмотреть: не появятся ли на следу капельки крови. В этом случае подранка нужно попытаться взять во что бы то ни стало.

Ярослав Русанов


Журнал "Охота и охотничье хозяйство", №11, 2001 г.


Охота на зайца зимой: Как читать следы зайца

Охота на зайца зимой: Как читать следы зайца


Охота на зайца, охота на зайца зимой, распознавание заячьих следов, как читать следы зайца, заячьи следы, следы зайца, охота на зайца по следу, охота на зайца по  малику, охота на зайца троплением, зимняя охота на зайца

Маликом называется весь обозначившийся на снегу за ночь путь зайца, начиная от его логова, где он дневал, до жировки, т. е. места, где он кормился, и обратного на лежку. Распознавание заячьих следов, весьма разнообразных по своему характеру, имеет весьма большое значение, так как для большинства ружейных охотников выслеживание зайцев, преимущественно русаков, составляет главный, а иногда и единственно доступный способ зимней охоты.

Прежде всего необходимо заметить, что сослеживание беляков весьма затруднительно, а потому "тропят" почти исключительно русаков. Белая шерсть беляка, очень мало отличающаяся от снежной поверхности, запутанность ходов и обыкновенно крепкое место для логова составляют причины, позволяющие беляку почти всегда уйти незамеченным.

Кроме того, схождение малика беляка всегда утомительно, потому что беляк чрезвычайно запутывает свои ходы, набивает тропы, вбегает в жиры и в тропы других беляков, кружит, меча петли, и вообще так путает следы, что и самый опытный охотник тратит много времени на розыски беляка.


Охота на зайца, охота на зайца зимой, распознавание заячьих следов, как читать следы зайца, заячьи следы, следы зайца, охота на зайца по следу, охота на зайца по  малику, охота на зайца троплением, зимняя охота на зайца Охота на зайца, охота на зайца зимой, распознавание заячьих следов, как читать следы зайца, заячьи следы, следы зайца, охота на зайца по следу, охота на зайца по  малику, охота на зайца троплением, зимняя охота на зайца
След зайца беляка След зайца русака


Поэтому, в местностях, где встречаются и русаки и беляки, весьма важно умение отличать их по следу, что дается очень скоро. У беляка, живущего в лесу, где снег рыхлее, чем в поле, лапы сравнительно шире и круглее или, вернее, имеют широко раздвигающиеся пальцы, так что он оставляет на снегу отпечатки, приближающиеся очертанием к кругу; у русака же лапа уже и менее расширяется и след у него овальный, эллиптический. Когда снег не очень рыхл, при так называемой печатной пороше, будут выходить отпечатки отдельных пальцев, но следы задних лапок у русака все-таки будут значительно шире, чем у беляка.

Более удлиненные и параллельные друг другу и незначительно один другого опережающие отпечатки принадлежат задним ногам, а приближающиеся очертанием к кругу и следующие один за другим, в одну линию — передним.

Охота на зайца, охота на зайца зимой, распознавание заячьих следов, как читать следы зайца, заячьи следы, следы зайца, охота на зайца по следу, охота на зайца по  малику, охота на зайца троплением, зимняя охота на зайца


Сидящий заяц оставляет отпечаток совсем другого вида: отпечатки передних ног находятся почти вместе, а задние лапки теряют несколько свою взаимную параллельность и так как заяц, сидя, сгибает задние ноги до первого сочленения, то на следу, кроме лапок, отпечатывается и весь пазанок. (На рисунке отпечатки задних лапок с пазанками заштрихованы.) За исключением этого случая, т. е. сидения, следы задних лапок всегда сохраняют параллельность, и если на рыхлом снегу будут замечены следы, в которых более крупные отпечатки задних ног идут врозь — косолапят, то это следы не зайца, а собаки, кошки или лисицы, когда они идут скачками. То же самое можно сказать и о следе, в котором одна задняя нога сильно опережает другую.

Нормальная побежка зайца — крупные прыжки, причем задние ноги он выносит почти или совсем одновременно, а передние ставит последовательно одна за другой. Только при очень больших прыжках заяц ставит и передние лапки почти вместе.

Охота на зайца, охота на зайца зимой, распознавание заячьих следов, как читать следы зайца, заячьи следы, следы зайца, охота на зайца по следу, охота на зайца по  малику, охота на зайца троплением, зимняя охота на зайца
Концевые следы зайца

Обыкновенные заячьи следы называются концевыми, так как такими средними прыжками он идет на жиры и с них возвращается.

Охота на зайца, охота на зайца зимой, распознавание заячьих следов, как читать следы зайца, заячьи следы, следы зайца, охота на зайца по следу, охота на зайца по  малику, охота на зайца троплением, зимняя охота на зайца
Жировые следы зайца

Жировые следы отличаются от концевых тем, что отпечатки лапок весьма близко отстоят друг от друга и отдельные следы почти сливаются. Называются они жировыми потому, что зайцы делают их там, где кормятся, потихоньку передвигаясь с места на место, часто садясь.

Охота на зайца, охота на зайца зимой, распознавание заячьих следов, как читать следы зайца, заячьи следы, следы зайца, охота на зайца по следу, охота на зайца по  малику, охота на зайца троплением, зимняя охота на зайца
Скидочные следы зайца

Скидочные или сметочные следы оставляются самыми большими прыжками, делаемыми под углом к первоначальному направлению следа. Заяц ими старается скрыть, оборвать свой след, перед тем, когда задумал лечь. Число скидочных прыжков обыкновенно один, два, три, редко четыре, после чего идут опять обыкновенные, концевые следы. Большей частью перед скидкой заяц сдваивает свой след. Скидочные прыжки отличаются от концевых расстоянием между следами и тем, что отпечатки передних ног находятся вместе.

Охота на зайца, охота на зайца зимой, распознавание заячьих следов, как читать следы зайца, заячьи следы, следы зайца, охота на зайца по следу, охота на зайца по  малику, охота на зайца троплением, зимняя охота на зайца
гонные следы зайца

Гонные или взбудные следы делаются зайцем, когда его спугнут с логова — и он идет большими прыжками. Они имеют большое сходство или со скидочными, или с концевыми, но обратного направления, ибо отпечатки передних лапок ближе к отпечаткам задних лапок предыдущего, а не того же прыжка.

От логова, в котором русак сидел до сумерек, малик начинается жировыми следами, вскоре переходящими в концевые, ведущими иногда прямо на кормежку, т. е. на озимь, в сад, огороды или на уезженную дорогу. На жирах русак всегда кормится мелкими, весьма слитными передвижениями, часто останавливаясь и садясь. Закусив хорошенько, он иногда бегает и играет, причем тут попадаются гонные следы. Побегав, он или снова принимается за еду, или уже на заре отправляется с жиров концевыми следами на новое логово.

Эта сложная путаница на месте кормежки называется жировка, как говорят охотники, или - жировой след. Он состоит из мелких, коротких прыжков, никогда не бывает прямолинейным.

Охота на зайца, охота на зайца зимой, распознавание заячьих следов, как читать следы зайца, заячьи следы, следы зайца, охота на зайца по следу, охота на зайца по  малику, охота на зайца троплением, зимняя охота на зайца


Перед тем как выбрать себе надежное убежище на день, заяц начинает делать петли, т. е. закруглять свой ход, снова пересекая свои прежние следы. Петли эти занимают иногда большие площади, так что в точке А (см.рисунок) довольно редко можно с уверенностью сказать, не выкружив петли, принадлежат ли пересекающие следы сходимому малику или здесь прошел другой русак. Более двух петель замечается редко.

Вскоре после петель начинают встречаться двойки и тройки, т. е. сдваивание или страивание следа, причем следы бывают наложены один на другой, так что нужен навык для отличия сдвоенного следа от обыкновенного. После двойки обыкновенно заяц делает скидку в сторону, но после тройки, которая бывает сравнительно редко, сметок большей частью не бывает и заяц идет далее на значительное расстояние.

Чаще всего двойной и тройной след русака замечается по дорогам или по гребням оврагов, где почти всегда бывает мало снегу, а в начале зимы - в лощинах, луговинах и на только что замерзших ручьях и речках.


Охота на зайца, охота на зайца зимой, распознавание заячьих следов, как читать следы зайца, заячьи следы, следы зайца, охота на зайца по следу, охота на зайца по  малику, охота на зайца троплением, зимняя охота на зайца


 Длина двоек как в одном и том же малике, так и в разных, бывает весьма непостоянна и изменяется от 5 до 150 шагов. Они несомненно указывают на близость логова и если русак идет еще после двойки со скидкой значительное расстояние, меняя скидочные прыжки на концевые, то это уже исключительный случай.

Тройки обыкновенно не достигают значительной длины и направление после них не изменяется и весьма редко следует за ними скидка. Скидка делается почти всегда под прямым углом к направлению хода; после нескольких скидочных прыжков следуют несколько концевых и снова вторая двойка со скидками. Нередко русаки ограничиваются двумя двойками, но бывают малики с восемью и даже большим числом двоек. Это во многом зависит от качества пороши и от погоды: если пороша мелкая и погода холодная, заяц ходит много; если наоборот - ходит мало. Кроме того, чем позже перестанет идти снег, тем короче заячьи малики, поэтому если снег шел сильный и перестал на заре (что случается довольно часто), то где увидишь малик, там лежит и заяц, ибо все его прежние следы запорошило снегом; само собой разумеется, что малики тогда попадаются редко.

Заяц выкапывает логово в снегу, где-нибудь под кустом, на конце пути, и притаившись, поджав ноги, заложив на спину уши, поворачивается носом туда, откуда всегда можно ожидать врага, то есть к следу.


Охота на зайца, охота на зайца зимой, распознавание заячьих следов, как читать следы зайца, заячьи следы, следы зайца, охота на зайца по следу, охота на зайца по  малику, охота на зайца троплением, зимняя охота на зайца


Схематический план пути русака на лежку (обозначена крестиком):

1. петля
2. петля
3. сметка
4. петля
5. сметка

Источник: http://www.nexplorer.ru/news__12031.htm


Свежесть следов...


Необходимая информация для следопыта.

  • Чтобы определить давность следа, мало знаний: нужен опыт, логическое мышление. Это, конечно, приходит со временем. Я очень благодарен многим людям, которые учили меня читать белую книгу природы. Например, смоленским охотникам, которые, выскакивая на ходу из машины и нагнувшись над землей, сообщали, сколько прошло лосей, какого они возраста и какого пола, когда прошли, куда и откуда идут.
  • Необходимы условия, позволяющие легко отличать свежие следы от старых — вчерашних — или от еще более давних. Эти условия создаются при каждом обновлении поверхности снежного покрова, чаше всего при выпадении свежего снега или при пороше, поэтому местами хороший снегопад называют перенова — с ее появлением исчезают все старые следы. В открытых местах такую же роль нередко играет ветер, передувающий сухой снег понизу, но не слишком уплотняющий его поверхность. При образовании очень плотной ветровой доски, напоминающей наст, образующийся после оттепели, многие животные ходят по твердой снежной поверхности, вовсе не оставляя следов.
  • Если зимой долгое время нет свежего снега, на поверхности снежного покрова накапливается большое количество следов самой различной давности. Выпадение снега, степень его влажности, глубина снежного покрова, величина, форма и плотность отдельных снежинок, действие на них ветра и температуры, другие погодные условия и характер освещения являются главными причинами, влияющими на внешность и крепость (твердость) следа, а внешность и крепость следа служат основанием для определения его свежести.
  • Следы зайца

Следы зайца

  • Если снегопад закончился под вечер или рано ночью, и звери оставляют на нем следы своих полных ночных маршрутов, пороша называется длинной. Когда снегопад заканчивается под утро, и на нем запечатлелись только последние отрезки путей ночных животных, пороша называется короткой. Иногда еще говорят о мертвой пороше. Это значит, что глубокий снег совершенно засыпал все старые следы, закончился к рассвету и сохранил только самые поздние — утренние следы. Различают еще ходкие пороши, когда звери много бегают, посещая все уголки своего участка. Бывают пороши немые, они получаются при глубоком снеге и теплой погоде, когда животные отлеживаются в логовищах или кормятся на небольших участках. Иногда снегопад, начавшийся ночью, продолжается утром и днем. В этих условиях, наткнувшись на свежий след, можно быть уверенным, что оставившее его животное находится очень близко.

Снежный покров изменчив, и столь же многообразен вид следов любого животного при разных условиях. Снег бывает: влажный (воздушный и мокрый, тронутый оттепелью и замерзший после оттепели или дождя в корку), сыпучий, промерзший, похожий на хинин, и перистый — нежный и кристаллический, осаживающийся инеем, зернистый, как пшеничная мука или столовая соль, выпадающий перед переменой погоды в виде крупки, со смесью мягкого снега, и уплотненный ветрами, подтаявший от действия солнца, замерзший до степени наста, и другой; не считая промежуточных видов.

Снег кажется нам то матово-белым -меловым — в серую погоду с высоко стоящими, ровными сплошными облаками, то серовато- или дымчато-белым, как плохие белила, то лиловато-свинцовым, в зависимости от высоты облаков и прозрачности воздуха, то искрящимся с розоватым от солнечных лучей или синеватым от затемнения оттенком, как рассыпанный нафталин.

  • Многие заячьи следы при свинцовом, мглистом освещении могут показаться старыми, будто они зашились от ветра и инея. Но стоит их заслонить рукавицей или полой одежды, как одновременно с уменьшением доступа невыгодного освещения обнаруживаются характерные признаки свежего следа,- так писал Н. Зворыкин, опытный охотник и наблюдатель, в своей замечательной книге Как определить свежесть следа.

Теперь о тактике и стратегии в определении свежести следа.

Лапа зверя выталкивает в сторону, противоположную от своего движения, часть снежного покрова. Это — выволока. Борозды, оставленные по ходу зверя, называются-поволока. Если края выволоки и поволоки сглажены (как правило, от ветра) — след старый. Если края бархатистые и пушистые — след свежий. Если пальцем аккуратно надавить на донышко следа, и снег под пальцем спокойно поддается — след свежий. Если это делается с трудом — след старый (мороз и ветер скрепили снежинки в тонкую, ледовую пленочку.) У старых следов пленочка значительно толще, чем у свежих. Если в морозную погоду отдельные снежинки, выброшенные лапой зверя, успели застыть — след старый. Если не успели — свежий. Если в след была втоптана трава, обратите внимание — поднялась она по прошествии какого-то времени или еще на стадии восстановления. То есть надо внимательно посмотреть на след, оценить погодные условия и решить — сколько времени прошло и что сделала со следом погода. Можно оставить рядом со следом зверя след своей ноги или руки, сравнить, чем они отличаются, и сделать вывод.

Зная основу изменения следа в зависимости от погодных условий, давность следа можно определять и на песке, глине и обыкновенной почве.


В нашем случае вы решили, что след свежий. (Если вы решили, что след старый, продолжать писать книгу дальше не имеет смысла.) Вы обрадовались и начали свое движение по следу. Легкий морозец обжигает лицо. Ветерок колышет отдельные травинки на занесенном снегом поле. Легко дышится. Если вы, хоть один раз, выходили на охоту рано утром и если этот день еще был и первым днем Нового года, к вашему охотничьему настроению прибавляются такие чувства, что и передать сложно. Летать, петь, насвистывать хочется. Надеюсь, что вы меня хорошо понимаете!

След зайца меняется. То он один, то другой. Вы в замешательстве. Издевается над вами заяц. Но он живет своей жизнью. Значит, будем учиться понимать эту жизнь.

Разберем следы поподробнее и попробуем по ним идти.

Жированный след зайца

Заяц накуролесил на снегу, протоптал небольшую тропинку. Следы задних и передних лап расположены близко друг к другу. Заяц просто ходил вразвалку, отдыхал. Питался корой молодой березки, щипал желтую прошлогоднюю травку, оставил помет небольшой темной кучкой. Для информации: помет зайца-русака — круглый. Помет зайца-беляка — похож на большую таблетку. Распутывать жировочный след зайца не имеет смысла. Заяц никогда не ляжет там, где обедает. Осмотритесь по сторонам и найдите выходной след с жировки на лежку — он обычно прямой.

Гонный след зайца

След зайца, оставленный, когда его кто-то вспугнул. Расстояние между следами больше метра или около этого. Прямой след зайца на лежку более спокойный и расстояние между следами менее метра. По этому следу и продолжаем идти.

    • Правило № 1. Надо идти по следу, не затаптывая его,- рядом. Это нужно для того, чтобы можно было вернуться и еще раз проверить правильность своих рассуждений. Заяц и его след начали хитрить

Заяц прошел по своему следу обратно — это называется вздвойка.

От дорожки своих следов отпрыгнул в сторону — это называется сметка.

Если обратный след не затаптывает предыдущий, а обходит его по кругу, такой след называется петлей.


В любом случае для вас это первый сигнал к тому, что надо быть более внимательным. Вы снимаете лыжи, поднимаете наушники у шапки, чтобы лучше слышать, и взводите курки ружья.

      • Правило № 2. После первой вздвойки, сметки или петли вы уже внимательно смотрите по сторонам, а слух реагирует на любой шорох. Палец на спусковом крючке.

Некоторое время от заячьей первой хитрушки след пойдет ровно и опять начнет петлять, сметывать и вздваивать. Ну, здесь вы просто обязаны быть начеку! Слух и зрение напряжены до предела. После третьей заморочки вы должны уже стрелять по неизвестно откуда появившемуся, неожиданно выскочившему зайцу. Появление зайца всегда внезапно, как бы вы этого не ждали. Заяц, сделав петлю, несколько раз сметнув и прыгнув влево от своего следа (скидка), лег, повернувшись головой туда, откуда можно ожидать врага,- головой к своему следу. Пока вы распутывали вторую петлю, он внимательно наблюдал за вами, терпеливо дожидаясь, когда вы повернетесь к нему спиной.

Дойдя до последней петли, вы с ужасом заметили, что след пошел назад. Вы проиграли, и вскоре сами убедитесь в этом. Незаметно, бесшумным прыжком заяц выпрыгнул из лежки и, поднимая морозную пыль, помчался от вас в сторону. А вот и его тонный след. Лежка — выкопанная ямка, имеет форму рыболовного крючка. Это единственное, чем вам осталось любоваться.

      • Чтобы этого не случилось, вы должны запомнить правило № 3. Если вы в замешательстве, и вам не ясно, что предпринять дальше,- на следе не следует останавливаться. Нужно топтаться на месте, имитируя ходьбу. В ином случае заяц поймет, что обнаружен, и выскочит в неудобный для вас момент.

Заяц может и не залечь после первой, и даже после второй вздвойки. Надо дальше терпеливо идти по следу, прислушиваясь и присматриваясь к окружающему вас лесу или полю. Смысл любой охоты в том, кто кого обманет. Заяц может делать даже тройки — три раза пробежать по своему следу.

Может быть, после первой вздвойки нам надо было отступить от следа и полукругом обойти вероятное место нахождения зайца. А еще лучше было бы это сделать с подветренной стороны. Подошли бы поближе. Иногда зайцы сидят очень крепко. Желательно на такой охоте иметь бинокль: дошли до петли и осмотрели подозрительные места.

http://okhota2.org.ru/images/stories/img/54.JPG


Заяц

Если вы один — передвигаться надо челноком, имитируя ход легавой собаки. Если много, можно и организованнее. Лучше, если ветер вам в лицо — заяц не сразу почувствует ваше присутствие. Вытягиваемся в шеренгу, центр идет немного сзади флангов, образуя кармашек, в который рано или поздно попадет растерявшийся заяц. Один охотник от другого идет на расстоянии 10-20 метров. Заяц, поднятый центральным стрелком, отстреливается с флангов.

Запрещено стрелять, если ружье направлено в сторону товарища или собак!

Этот вид охоты — для мужественных людей. Нервным, неуравновешенным охотникам лучше остаться дома. Увидят зайца, захлебнутся адреналином — начнут пулять, не разбирая, кто на линии стрельбы,— трагедия для всего коллектива. Некоторые местные охотники просто не знают, для чего предохранитель на ружье, не разряжают ружья, когда едут или идут на охоту. Было и так, что это заканчивалось плачевно. Ружья заряжены дробью. Правый (нижний) ствол дробь № 3. Левый (верхний) дробью № 2 или № 1, на случай дальнего выстрела.

При прохождении вдоль склона холма необходимость идти карманом отпадает. При однотипной, низкорослой растительности заяц старается держаться в верхней и средней части холма. Вниз заяц по склону не бежит. Как я уже говорил, ноги коротки (но бывает и такое — с перепугу то, чего не сделаешь!).

Для охоты троплением по снегу на зайцев используйте дробь № 1, 2 или 3.


Излюбленные места лежки зайцев:

на склоне холма —земляные впадинки, располагающиеся перпендикулярно плоскости возвышенности. 


Ходы зайца


Ходы зайца бывают:

  1. в овражистых местах — края оврагов, вдоль которых этот заяц часто ходит под гончими;
  2. в местах, где лес перерезан полосами вырубок (так называемыми лесосеками), любимый ход беляка лесом по касательной к углу вырубки;
  3. в тех лесах, где много полян, сенокосов, открытых болотистых площадок, беляк верно ходит перешейками леса между открытыми участками;
  4. весьма характерный ход зайца -это переход из угла в угол лесных массивов там, где они почти сходятся между собой среди полей или других открытых пространств.

Ходы зайца


Как было сказано, у зайца бывают особо излюбленные ходы. Это подтверждается, например, тем, что случается в один и тот же день на одном и том же ходу, стоя буквально на одной и той же точке, убивать по два зайца, поднятых гончей в районе данного хода. Был такой любопытный случай. Выжлец погнал зайца-беляка. Гон шел уже неподалеку, но тут гонец скололся. Пока он распутывал след, появился заяц-беляк и был убит. Охотник не стал подбирать зайца, чтобы выжлеца легче было взять на сворку у добычи (он-таки был не позывист). После, примерно, 5-7-минутного молчания выжлец вдруг пылко помкнул по зрячему и вскоре тем же следом, которым шел первый беляк, вылетел новый и после выстрела лег в нескольких шагах от него.

Важной особенностью зайца-беляка является то, что в период поздней осени, когда шкура зайца сильно белеет или уже вовсе побелела, а порош еще нет, он лежит чрезвычайно крепко и поднять его очень трудно. В это время он подпускает к себе на несколько шагов и не встает, хотя хорошо виден среди побуревшей, опавшей листвы и увядших трав. Бывает, что гончая бегает всего в нескольких метрах от беляка, а он лежит, как-будто не замечая собаку. Казалось бы, собака должна почуять зверя на столь близком расстоянии, а она не чует и винить ее за это опытный охотник не станет.

Обычно, заяц-беляк лежит и таится крепче в теплую погоду и, наоборот, в мороз выскакивает, далеко не подпустив к себе гончую или охотника. Однако, когда он станет совершенно белым, а порош еще нет, беляк подпускает вплоть даже в такой мороз, когда замерзшие трава и опавший лист сильно шумят, даже трещат под ногами охотника.

        • Изредка попадаются зайцы-беляки, не подчиняющиеся своим белячьим законам хода под гончими. Вот один из таких случаев. По неглубокой пороше охотились в лесу, примыкающем к незамерзшей речке. Выжлец Напор погнал беляка. Но гон, шедший минут десять горячо и уверенно, вдруг оборвался. Напор, настоящий мастер на белой тропе, так долго не может выправить скол. Оказалось, заяц переплыл 15-метровое русло. На противоположном крутом берегу был виден его мокрый след. Выжлец, видимо, не сразу понял, что произошло, а, может быть, ему уж очень не хотелось в мороз принимать ванну. Он много натропил, бегая взад и вперед по берегу, но тоже переплыл речку. Вдали слышался гон. Там места были полевые, лишь с небольшими перелесками. Заяц ходил полями и можно было подумать, что это русак с ненормально широкими лапами. Став у полевой изгороди, где заяц прошел уже дважды, охотник через несколько минут стрелял. Это был беляк, белый, как снег, на который он лег.
        • Тропление на каналах и дамбах

После ветряной погоды с одной стороны канала образуются надувы и наст, а вторая сторона чистая – практически голая, вот по ней и следует идти (отлично просматривается каждое подозрительное место под заснеженными козырьками). Охотник должен знать, что заяц выбирает место для лежки таким образом, чтобы он смог за 1–2 прыжка спрятаться от опасности, поэтому двигаться нужно очень осторожно и делать частые остановки, т.к. заяц может пропустить охотника вперед и убежит у него за спиной. Нельзя ни по какой причине тропить по дну или спускаться по откосу ниже, чем расположены плечи: не получится стрелять по зайцу, когда он выскочит наверх, а раньше срельнуть просто не успеть.

После сильных снегопадов и мощного ветра не очень глубокие каналы и канавы заполняются рыхлым снегом, образуя наверху достаточно твердый наст. Зачастую (в особенности при сильных морозах) русаки выкапывают (или пробивают) небольшое отверстие в насте, устраивая норки, длина которых может достигать несколько метров. Направление норы, место, откуда выскочит заяц, заранее определить охотнику не под силу. А вот с норной собакой результат гарантирован. Без нее подобная охота практически всегда обречена на провал, но вот по азартности ее трудно сравнить с другими.

Кочки

Заросшие высокими травами кочки на сухих болотинах и на закраинах «мокрых» болот привлекают русака тем, что меж кочек его следы практически не заметны охотнику, а согнувшаяся под снегом и ветром трава создает многочисленные места, где можно спрятаться с подветренной стороны. Бесспорно, охотника ходить среди кочек быстро утомляет, а передвигаться на лыжах практически невозможно, но про все позабыть поможет результат. Почти в 50% случаев тропление в подобных местах следует заканчивать прочесыванием способом «змейка», но территория для поиска всегда небольшая.


Где искать зайца? Из опыта охоты за русаком

Охотясь в кочках, охотнику часто приходится буквально наступать на зайца

Охотясь в кочках, охотнику часто приходится буквально наступать на зайца. Охота на кочках – отличный способ охоты для новичков и тем, кому нужно потренироваться в стрельбе: русаки поднимаются недалеко от охотника и продолжительное время не способны быстро развить скорость. Это помогает сориентироваться и произвести выстрел не просто из каждого из двух стволов, но даже перезарядить ружье.

Охота на кочках начинается с выпадения первого снега и длиться до той поры, пока снегом не сровняются все кочки или не появится прочный наст.


  • Программа об охоте на лис с использованием гончих собак.

Охота с Гончими в России и её ближайшие перспективы развития...

Охота с гончими популярна благодаря своему эмоциональному окрасу и спортивному стилю ее проведения. Главная изюминка и пикантность в этом виде охоты создают собаки, яркая работа которых создает атмосферу праздничности, непредсказуемости и азарта, не позволяет остаться равнодушным даже случайным людям, а охотникам не позволяет расслабляться и нужно быть всегда сконцентрированными, а также заранее предвидеть появление зверя. Сам голос породистых гончих отличается особой аурой и акустикой, которая не похожа на голоса обычных дворовых собак. Да и в домашней обстановке голос гончей отличается от такового на охоте, а приобретает особый оттенок лишь при гоне зверя. Эта песня вводит в заблуждение даже таких животных как волки, и они стремглав бегут от такого певца, в свою очередь позволяет эффективно использовать гончих в борьбе с волками. Кстати, такие стаи гончих некогда весьма распространенными были в по всему СССР. Кольцов А. В. в своей статье «О голосах гончих» так описывает работу гончих по волку: «Не далее чем 50 шагов от меня вывалил громадньий матерый волк. Вопишка буквально хватала его за гачы. Стрелять было нельзя. Волк пошел через лог, даже не спеша, по временам огрызаясь на собак. Собаки горячо вели его. Вопишка без перерыва лила свой приятньй азартный залив. Тропило поддерживала ее. Но голос у него рядовой, некрасивый. Собаки сделали два круга и пошли полями к первому лесу … Гон все удалялся ». Выход в поле с гончими никогда не был и не будет таким добычливым как выезд «нуворишей» на восьмиколесных джипах, которые за одну такую «культурную программу» убивают годовую норму добычи зайцев нескольких гончатников, не оставляя до открытия сезона и половины той численности зайца которая могла бы быть. Кроме того, здесь следует добавить варварские действия обжигальщиков травы весной, ведь в огне погибают все первые выводки зайцев. Потом их щедро «поливают» гербицидами и нитратами, а уже все что после того сохранилось, до конца истребляют современные мощные широкозахватные бороны, культиваторы, сеялки, комбайны, косилки, машинисты которых не придерживаются даже элементарных правил, начинать обрабатывать поля с середины и затем двигаться к краям.

 

Установлено, что при скашивании травы на 1000 га в среднем погибает до 20 зайцев, это в несколько раз больше, чем добудут охотники с этой площади. А сколько раз в год обрабатывается поле? Поэтому, именно эти люди являются самыми злостными браконьерами, потому что уничтожают львиную долю популяций полевой дичи. Но именно гончатники, которые целый год кормят, ухаживают и заботятся о своих любимцах, участвующих в кинологических мероприятиях, платят госпошлину, членские взносы, допуски к охоте, отстрелочные карточки и еще ряд непонятных поборов. При заложенных четырех патронах, случайно добыв двух зайцев в один день, зайдя десять метров на чужую территорию делают злостными браконьерами. А это все потому что охотятся гончатники в год только несколько дней, а вот «глубокоуважаемые мотоциклисты и автомобилисты», которые бороздят наши поля с июля никому не нужны и вроде незаметные, а деньги выделенные на борьбу с браконьерством выгоднее и безопаснее положить себе в карман и сделать вид, что ничего страшного у нас не происходит, мол зайцев и так никто не перебьет.


В связи с развитием охотничьего хозяйства (а хочется надеяться, что оно безусловно будет происходить) у нас ежегодно будет расти количество и площадь частных охотничьих угодий. Происходит это из-за того, что это необходимая реальность сегодняшнего дня, ведь с большинстве случаев хозяйственно-организаторская деятельность обществ охотников современных требований к ведению охотничьего хозяйства является морально и физически устаревшей и не оправдывает сегодняшних требований и перспектив. И не оправдывает хотя бы потому, что в их угодьях никогда не было и не будет оптимальной научно- обоснованной численности дичи. В охотничьих угодьях частной собственности, как правило, в первую очередь внимание уделяется видам животных, от которых можно в кратчайшие сроки получить прибыль . Это, как показывает опыт, копытные: кабан, косуля, различные виды оленей, лось, муфлон трофейные особи которых стоят несколько тысяч долларов. Поэтому в хорошо организованных и упорядоченных хозяйствах, численность копытных будет очень высокой . Это теоретическое обобщение, исходя из опыта развитых стран Западной Европы, к которым мы так стремимся приобщиться.

А охота с гончими на зайца в угодьях с высокой численностью копытных животных, в таком виде как она происходит сейчас, станет невозможной. 

Да и сами владельцы частных охотничьих угодий не допускают в свои угодья гончих.

 

Действительно, в хозяйствах с высоко развитым уровнем ведения охотничьего хозяйства и как следствие высокой численностью копытных, охоту с гончими нашего типа никто не проводит. Гончие в таких хозяйствах, как правило, выполняют роль загонщиков, и отбора подранков. 


В Польше на охоте, используются различные виды охотничьих собак в том числе и наши лайки, но неизменной популярностью пользуются породы, Польская гончая и Польский огар...

Ранее, в 70-ые годы XX века, когда в Польше поголовье зайцев сосотвляло около 1 000 000 особей, охота с Польскими гончими и Польским огаром на зайцев была очень популярна и многие охотники охотились исключительно на него...

Но  в настоящее время численность зайца (в результате хозяйственной деятельности человека, проблемы теже: удобрения, уборочная техника и прочее...), в Польше состовляет чуть более 20 тыс. особей,  на 100 га 4-5 зайцев...

Естественно польские гончатники переключились на загоные охоты и на охоты преследованием...

Польская гончая и Польский огар исключительно вписались в такие охоты...

Породы этих собак используют как охотники так и охотничьи хозяйства...

 

А у нас от использования в угодиях наших пород гончих, меньше будет вреда косуле и другим копытным в том случае, когда собаки не будут гнать копытных, а работать исключительно по профильным для них видам — лисы и зайцу, и будут полностью игнорировать копытных. Причем, таких гончих имеют различные страны. Например, в Швеции охотники разводят шведскую гончую (шведский Гамильтон), который очень вязко гонит зайцев и вовсе не гонит косуль. Поэтому в будущем особое внимание следует обратить на племенную работу с гончими в сторону их работы исключительно по зайцу и лисе и на любое игнорирование копытных. Нужно всеми способами поощрять собак, которые во время гона не переключаются на копытных в основном косулю, а то и вообще ее игнорируют. Хотя это вроде и естественно — гнать животное, которое оставляет больше запаха и работа по которому гораздо проще и не требует от собаки столько мастерства, силы чувств и какой-то собачьей интуиции. Именно поэтому настоящие гончатники в быту называют козу «вонючками», которая является настоящим врагом гончатников. Здесь нужно отдать должное подготовке собаки и ее притравке. Ни в коем случае нельзя брать молодую гончею на охоту на копытных, а тем более стрелять из под него косулю или кабана. Притравлений таким образом гончая в будущем будет игнорировать зайца и лису, а упорно искать и часами гонять коз, что нередко делает молодую собаку не пригодной для дальнейшей охоты, особенно в местности, где много косуль. Именно поэтому первойдичью, которую следует добывать из под молодойгончей является исключительно заяц и лиса. Если вы видите что ваша молодая собака гонит коз, необходимо всеми способами отозвать или снять его со следа, дать ей успокоиться и уже после этого поискать свежий след зайца или лисицы. Уже в первые дни нагонки гончей, ей необходимо дать понять, что вас интересует исключительно заяц и лиса и впоследствии такая собака перестанет совсем проявлять интерес к копытным.

Это актуально к любой породе гончих, которую воспитывает охотник...

Польская гончая универсальна и из неё можно "лепить" как  из глины, "зайчатницу", "кабанятницу" или иную другую...

Начинать наганивать исключительно на зайца надо только с раннеего возраста собаки, присекая любые попытки гончей гнать других животных...

Или наоборот, притравливать с ранеего возраста на кабана...

В любом случае владелец получит отличную и способную помощницу на на охоте!

 

Полезные функции от охоты с гончими собаками:

 

  1. С использованием гончих остается наименьшее количество подранков среди всех видов охот;
  2.  Только с гончими можно успешно охотиться на волко-собачьи гибриды, которые в последние годы стали появляться во многих регионах;
  3.  Известная всем гончатникам закономерность, гончие лучше и чаще гонят именно самцов зайца, реже самок и еще реже молодежь . А охотники полевики, которые охотятся без гончих способом "подкова"добывают две трети зайчишек. Дело в том, что зайчихи на логове сидят значительно прочнее и срываются уже в момент когда вот-вот наступишь на нее. Самцы же не выдерживают долго и услышав шум, шорох срываются из логова, оставляют след и запах, что тут же делает их объектами преследования собаками
  4.  Зайцы после охоты на них с гончими делаются более осторожными, физически выносливыми и более тщательно маскируют следы под при направлении на дневку, что способствует их лучшему адаптивном приспособлению к естественным врагам
  5.  В местах охоты с гончими волки почти никогда не встречаются, а бродячие собаки надолго не задерживаются;
  6.  В некоторых регионах (обширные тростниковые заросли, плавни, лозняк) и по чернотропу практически невозможно успешно охотиться и вести борьбу с лисицей без применения гончих. В последние годы в связи с теплыми и малоснежными зимами лисица мало появляется на поле, поэтому эффективный способ ее добычи только с гончаками.

 Охотникам гончатникам охотимщимся исключительно на зайца и лисицу, следует помнить, что все полезные функции гончих могут быть воплощены в реальной жизни, если мы будем разводить вязких собак, работающих исключительно по зайцу и лисице собак, которые игнорируют копытных и сразу приходящих на зов охотника.

 

Также хотелось бы напомнить нашим охотникам, об одном из древнейших традиций нашей охоты с гончими, стрелять по зверю из-под чужих гончих категорически запрещается.

 Слова Ивана Сергеевича Тургенева: "Если он охотник, то значит приличный человек" должны быть правилом, а не исключеним...

Охота на зайца по первозимью

     
  Охота на зайца по первозимью.
Заяц-беляк. Заяц с относительно короткими ушами, которые едва достают кончиками носа. Хвост круглый, сплошь белый или слегка затемненный сверху буроватыми волосами. Летом у беляка окраска рыжевато-бурая, а зимой — чисто-белая, только кончики ушей всегда остаются черными. Длина тела 45—65 см, вес от 2,5 до 5,5 кг.

Распространен заяц-беляк в тундровых, лесных и лесостепных зонах страны. На Кавказе и в Крыму отсутствует.

Чаще встречается беляк там, где хорошо развит подлесок и травяной ярус. Сплошных высокоствольных хвойных лесов он избегает. В тундре и лесостепи предпочитает заросли кустарников или берега рек и озер. Заяц-беляк легко передвигается по рыхлому снегу, имея, по сравнению с русаком, более широкую лапу.

В бесснежное время года кормится травой, предпочитая сочное разнотравье. Зимой в питании беляка преобладает кора осины, ивы, лиственницы и других мягких пород, а также молодые побеги деревьев и кустарников. Осенью, когда снег неглубок, он охотно посещает огороды и поля, кормясь всходами озимых. Нор, как все зайцы, не роет, и зайчата в связи с этим рождаются хорошо развитыми и зрячими; они покрыты густой шерстью и способны бегать в первый же день. Тотчас же после рождения, насосавшись материнского молока, зайчата разбегаются и прячутся в траве, но за самкой не ходят. Зайчиха на следующий день отыскивает зайчат и кормит их; так продолжается в течение недели. Примерно через 8—9 дней зайчата начинают есть траву.

Самка беляка приносит детенышей 2 раза в год; на юге иногда бывает три помета. Первый гон у беляка происходит в марте. Беременность длится около 50 дней. После рождения первых зайчат происходит новое спаривание, и второй помет появляется обычно в конце июля. В помете 3—10, чаще 4—5 детенышей.

Численность беляка, особенно на севере ареала, сильно колеблется. Отмечается большая смертность от эпизоотии и глистных инвазий, особенно в дождливые и холодные годы. В тундре наблюдаются регулярные сезонные переселения беляков. Осенью, обычно в сентябре, зайцы-беляки кочуют на юг стадами по 15—20 и более зверьков. Весной появляются в мае. Линяют они дважды в год. Весенняя линька начинается в марте и заканчивается в мае. Осенняя линька начинается в конце августа и заканчивается в ноябре. Беляк имеет большое промысловое значение.

Заяц-русак. Хвост длиннее, клиновидной формы, сверху черный или черноватый; уши заходят за кончик носа. Общая окраска летом желтовато-палево-рыжая с черной рябью. Зимой мех у зайца-русака не бывает чисто-белым: на юге окраска зимой и летом одинаковая, на севере — остается по хребту ремень темноокра-шенных волос.

Распространен заяц-русак в южных и средних областях европейской части России, на Кавказе, Закавказье, в Северо-Западном Казахстане, на юге Западной и Средней Сибири. Расселяясь на север и на восток, русак дошел до Архангельска, Перми, Екатеринбурга, Ишима, Омска. Кроме того, этот вид успешно акклиматизирован в ряде областей Восточной Сибири (Иркутской, Читинской), Алтайском крае и в Казахстане.

Русак — типичный обитатель открытых пространств, избегающий хвойных лесов. В лиственных и смешанных лесах обычно встречается на опушках, а в некоторых случаях, на юго-западе,— и в глубине лесов. Часто, особенно зимой, он держится вблизи селений, нередко кормясь озимыми, на огородах и в садах. На жировку заяц-русак, как правило, выходит с рассветом, кормится, пока есть обильная роса, затем вновь встает с лежки уже после заката солнца. Кормится он почти исключительно травянистыми растениями, предпочитая злаки и бобовые. Зимой может объедать кору деревьев и кустарников, в том числе плодовых и ягодных, чем причиняет заметный вред садоводству.

Размножается русак два, а на юге до четырех раз в год. В центральных областях период размножения захватывает март—август; на юге беременные зайчихи могут встречаться круглый год, но основная масса зверьков размножается с февраля по август. Беременность длится 45—48 дней. Рождается 2—4 (до 6) детенышей. Вес новорожденных зайчат около 100 г, они покрыты густым мехом. Растут зайчата быстро и через неделю начинают щипать траву, постепенно переходя на корм взрослых.

Численность зайца-русака подвержена резким колебаниям. Падение численности поголовья обусловлено весенними заморозками, губящими молодняк, различными заболеваниями, усиливающимися при дождливом лете, ранней осени или при многоснежной зиме.

Заяц-толай, заяц-песчаник. Мелкие зайцы с длинными, как у русака, ушами (длина тела 40—55 см, вес 1,5—2,5 кг) и темной отметиной на верхней поверхности хвоста. На наружном крае ушей, в отличие от русака, нет темной каймы. В остальном окраска сходна с окраской меха русака, но светлее и без пестроты. На зиму не белеют.

Заяц-толай распространен в Забайкалье, заяц-песчаник — в Средней Азии и Казахстане.

Обитают эти виды зайцев в зарослях кустарников на склонах гор, где в качестве убежища нередко используют норы сурков; а также в бугристых песках, поросших тамариксом, саксаулом и караганой.

Особенно охотно они поселяются в тугаях и кустарниковых зарослях на берегах рек. Летом кормятся травянистой растительностью, а зимой, как и заяц-беляк, ветвями кустарников и корой.

Толай и песчаник дают три помета в год с марта—апреля по август—сентябрь. Беременность длится 45—48 дней. В каждом помете бывает по 2—8 зайчат, при этом первый помет меньше двух других. Численность этих зайцев резко меняется по годам и зависит от смертности зверьков в результате эпизоотии, туляремии и других инфекций. Весенняя линька начинается в марте, осенняя заканчивается в октябре—ноябре.

Мелкий заяц (длина тела 42—52 см, вес 1,6—2,5 кг) с относительно короткими, двухцветными с тыльной стороны ушами и короткими ногами. Верхняя поверхность хвоста полностью черная. Окраска верха тела темная ржаво-коричневая, грудь и бока желтовато-рыжие, низ белый. Окраска по сезонам не меняется.

***
Охота на зайца по первозимью.
По первозимью как русаки, так и беляки жируют исключительно по озимям и здесь же следует отыскивать их следы. По мере того, как увеличивается глубина снега, озимь зайцами оставляется, так как раскапывание ее делается для них затруднительным. Беляки окончательно переселяются в лес, кормятся корой и прутьями и тропить их уже не стоит. Русаки же приближаются для жировки к жилью, огородам, садам или кормятся на пригорках, где снег сметен ветром, и вообще, как зверь степной, ложатся в открытых местах. Следовательно, при глубоком снеге охотнику надо на лыжах объезжать огороды, сады, ходить по проезжим дорогам, на которых точно так же часто встречаются малики.

Найдя малик, охотник определяет его направление и идет по нему, стороной, стараясь его не затаптывать. Куда шел заяц, видно из отпечатка когтей или пальцев, а большей частью из взаимного расстояния отдельных прыжков. Если следы (концевые) приведут к месту жировки, то разбирать там путаницу всех заячьих следов нет необходимости. Нужно обходить жировку кругом по границе и считать входы и выходы. Выходной след прямой с крупными, энергичными прыжками. Если нет лишнего выхода - заяц лежит тут, в месте жировки, что, впрочем, бывает довольно редко. Отыскав же выход, охотник продвигается по выходному следу и может быть приведен им к новым местам жировки или к петлям и двойкам, указывающим близость заячьего логова.

Встретив петлю, необходимо ее выкружить; но если есть уверенность, что пересекший след принадлежит тому же зайцу, то надо круто свернуть по новому направлению, чем выигрывается очень много дорогого времени и сокращается путь. На первой петле охотник должен принять все меры предосторожности: взвести курки ружья, оставить скрипящие лыжи, опустить воротник, поднять наушники шапки, чтобы лучше было слышно.

Встретив двойку, надо непременно остановиться и старательно оглядеть все окружающие предметы, неровности и кустики. В большинстве случаев русак лежит где-нибудь поблизости. При хорошем зрении и навыке можно увидеть зайца на логове; опытным охотникам это удается почти всегда и они бьют зайца лежачего.

Если же логово находится на большом расстоянии, то лучше идти как бы мимо, чтобы, поравнявшись, быть от него на расстоянии ружейного выстрела; если заяц продолжает лежать, то круто поворачивают прямо на него. При этом не будет лишним иметь в виду, что заяц всегда ложится головой против ветра, даже при слабом течении воздуха.

Когда с двойки нельзя увидеть зайца или место его лежки, тогда, оставив в стороне скидку, надо осторожно обходить кругом, оставаясь в готовности к выстрелу. Иногда, при мягком снеге, заяц лежит так крепко, что заставляет сделать другой, совсем небольшой круг. При образовавшихся снежных наносах к межам, рытвинам и водомоинам русаки очень любят делать логово в таких задувах, вырывая его в снегу. Место логова можно определить по горке снега, насыпанной русаком, или по темному цвету отверстия норы, но не всегда можно быть уверенным, что заяц лежит именно здесь, так как он часто, прежде чем заляжет, роется в нескольких местах. В таких случаях зайцы лежат всегда очень крепко.

После выстрела, если заяц бежит, надо последить его на расстоянии 150-200 шагов для того, чтобы убедиться, не ранен ли он. Признаки раны иногда очевидны, но рана может быть легкой и в таком случае лучше оставить зайца на время в покое. При очевидном промахе надо немедленно отыскивать свежий след; гонный заяц, не отлежавшись, никогда на выстрел не подпустит, даже если и не был стрелян до этого.

Признаком раны служит прежде всего всякая неправильность гонного следа, если бы даже не было видно крови, которая часто показывается уже когда заяц пробежит с сотню и более метров. При отбитых передней или задней ногах их не будет доставать на следу. Без одной передней заяц бежит, как здоровый, очень далеко. Точно так же признаком раны служат необычные движения зайца на бегу, например, когда он после выстрела покачнется или поскользнется, оступится, станет трясти ушами и головой.

Это простейший случай схождения малика, когда малик тянется непрерывно и не пересекается дорогами и следами других зайцев, что бывает сравнительно редко. Чаще всего малик прерывается уезженными дорогами и заяц некоторое время бежит дорогой, делает по ней двойку и скидывается в сторону. Поэтому прежде всего надо определить, в какую сторону пошел по дороге заяц.

Если это не удалось, то охотник идет сначала в одну сторону, внимательно глядя направо и налево, чтобы не пропустить скидки. Пройдя в одном направлении до 100 метров и не встречая ни скидки, ни концевых следов в сторону, надо вернуться и также внимательно пройти по дороге в противоположном направлении. Выслеживание еще более усложняется, если заяц выйдет на дорогу недалеко от пересечения ее другой дорогой.

Впрочем, следует заметить, что русак редко идет по уезженной дороге совершенно ничем не развлекаясь. Главным образом развлекают его вешки, расставленные по краям дороги, и к ним он охотно сворачивает с твердого бесследного полотна, оставляя следы.

При пересечении сходимого малика другим маликом, если есть хоть малейшее сомнение в том, что это пересечение петли, сделанной тем же зайцем, лучше идти в прежнем направлении, так как весьма возможно, что эти пересекающие следы принадлежат другому зайцу, да еще в самом начале его ночных похождений. При большом количестве зайцев в окрестности и запутанности маликов надо только придерживаться следа, а не вертеться в этой путанице, направляясь к таким сторонам окрестности, где русаки более всего любят ложиться. Тут надо обращать внимание только на двойки со скидками.

Длина маликов весьма различна и зависит, главным образом, от продолжительности выпадения снега и его глубины, температуры ночного воздуха, большей или меньшей темноты. В лунные, морозные ночи русак бегает много и след найти очень легко, но схождение малика потребует много времени и сил. В безлунную ночь малики бывают короче; длина их укорачивается выпадением снега с вечера и чем дольше идет снег, т. е. чем длиннее будет пороша, тем меньше вероятность быстро найти след.

В глубокие и мелкие пороши все перемещения зайца ограничиваются пространством одной-двух десятин. В такие пороши ходьба утомительна, но зато русаки неохотно оставляют логово и вскакивают очень близко. Если есть возможность, то лучше всего с первозимья разыскивать следы или в легких розвальнях, или верхом на лошади, тем более, что тогда русак подпускает гораздо ближе. Позднее, особенно в январе, необходимы уже лыжи.

В очень долгие, запутанные пороши выгоднее ходить только по тем местам, где русаки особенно любят ложиться, и обращать внимание только на двойки со скидками. Для этого требуется знание местности, обкладывание известных ее районов и счет входов и выходов по границе делаемого круга. Удобнее всего делать такие оклады для небольших отъемов или плодовых садов. Лишний вход всегда доказывает, что в окладе лежит по меньшей мере один заяц. Может, конечно, случиться, что прошедшей ночью один или несколько зайцев залегли в саду или отъеме, не выходя из него. Следовательно, одинаковое число входных и выходных следов не всегда служит доказательством отсутствия зайцев в кругу. Поэтому, когда задуман оклад к утру, полезно накануне выгнать всех русаков из предполагаемого оклада.

Падение ночью снега и отчасти поземка, т. е. низовый занос, значительно способствуют определению большей или меньшей свежести следа, так как старые следы от прошедшей ночи совершенно закрываются, а также запорашиваются и новые следы, сделанные зайцем вначале. Таким образом, охотнику выгоднее выбирать следы, недавно сделанные зайцем, и даже переменять сходимый малик на другой более свежий, если таковой попадется на пути. Относительная свежесть следов, конечно, определяется только сравнением, поэтому, во время падения снега ночью, многие предусмотрительные охотники выпускают во двор два или три раза собаку или кошку.

В удаче охоты за русаком по пороше, в одиночку, весьма важную роль играет "подход", т. е. возможность подойти на выстрел к находящемуся в логове русаку. Этот подход прямо зависит от большего или меньшего шума, производимого при ходьбе, а также от места нахождения логова. В жесткую порошу одному нечего и пробовать сходить малик; ни один русак не подпустит ближе 50 метров. В густых зарослях подход также невозможен, даже при мягкой пороше, и заяц уходит безнаказанно, укрываемый деревьями и сучьями. Подход делается невозможным и тогда, когда на снегу образуется корка, часто остающаяся на всю зиму. Даже при покрывающем снеге корка трещит, сильно продавливаясь.

При неглубоком снеге, недостаточном для вырывания в нем углубления, матерые русаки ложатся под межками или на взметах, реже по кустикам и мозжухам, где преимущественно они и держатся. С углублением снега и в особенности с образованием снеговых наносов и удулов все русаки, и прибылые и матерые, очень охотно ложатся в таких удулах по рытвинам, водомоинам, лощинам, в оврагах, в канавах, ограничивающих поле и усадьбы по растущим на поле кустикам, к которым всегда придувает много снега.

Кроме того русак ложится в садах, реже под сараями, в поленицах дров или в огородных заборах, около которых растет крапива и прочая сорная трава. Для того чтобы вырыть норку в снегу, зайцу достаточно нескольких секунд. Гонный русак, однако, не сразу ложится, а сначала довольно долго сидит настороже, прислушиваясь, затем понемногу прижимается к земле.

Необходимо заметить, что на охоту за русаком надо выходить как можно раньше, еще затемно, так чтобы быть на месте на рассвете, как только появляется возможность различить следы. Зимний день очень короток, кроме того, не говоря уже о конкурентах, среди дня малик часто заносится поземкой.

По первозимью, как сказано, зайцы жируют исключительно на озимях, а потому искать их малики надо около озимых полей; ложатся они, за редкими исключениями, недалеко. Лучше всего намечать свой маршрут таким образом, чтобы переходы от одного озимого поля к другому были бы по возможности короче, чтобы при этих переходах не возвращаться уже пройденным местом.

Лучше всего идти вдоль края озимей, а если местность этому не препятствует, то в сотне шагов от этого края, так как в зайчистых местах край озими бывает совершенно истоптан зайцами за ночь. Идя таким образом, охотник должен осматривать встречающиеся ему малики: если малик идет от озимей,- это значит, что заяц пошел на лежку, и охотник идет его сходить, как было описано выше, не затаптывая малика.

Сойдя и убив зайца, охотник возвращается назад и продолжает свой путь вдоль озимей, пропуская малики, идущие к озимям и сходя идущих от озимей. Позднее, когда лягут глубокие снега, беляки отправляются в лес, а русаки - к жилью, ходьба без лыж становится уже затруднительной или даже невозможной. Поэтому охотник должен ходить дорогами, которыми русаки и совершают преимущественно свои переходы, везя за собой лыжи на веревочке.

Источник:
РУСОХОД

Охота на зайца. Все аспекты любимой охоты.

     
  Охота на зайца — одна из самых любимых, самых распространенных охот в нашей стране. Зайцы, населяющие просторы нашей родины чуть ли не от края до края, делятся на четыре основных вида: беляк, русак, толай и маньчжурский заяц. Кроме того, иногда встречается еще гибрид — так называемый тумак (помесь русака с беляком). Русак и беляк — наиболее распространенные виды зайцев — хорошо знакомы каждому охотнику. Беляк и русак довольно резко различаются между собой и по местам обитания, и по образу жизни, и по ряду биологических особенностей.

Охота на зайца. Все аспекты любимой охоты.
Беляк — лесной житель, он водится в самых разнообразных лесах, предпочитая, однако, такие, где есть сечи, зарастающие летом густой и высокой травой, болота с осокой, ельники и, главное, молодые осинники, корой которых он особенно охотно питается осенью и зимой.


Русак живет в открытых местах (поля, степи, заливные луга) и, совершенно избегая глухого леса, заходит лишь в полевые перелески и фруктовые сады, принося им иногда значительный вред, обгладывая кору яблонь и других плодовых деревьев.

Беляк питается летом травой, осокой, древесными листьями, веточками черники и иногда грибами — оленьими трюфелями; зимой он довольствуется древесной корой. Русак летом ест полевые травы и хлебные злаки, зимой — озимые всходы (откапывая их в снегу), остатки овощей на огородах, сено на гумнах и т. п.

Зайцы со всех сторон окружены врагами; за ними непрерывно охотятся волк и рысь, лисица и ястреб (тетеревятник), филин и сова. Главная защита зайца от всех врагов — его выносливые и резвые ноги. Однако общераспространенное мнение о крайней трусости зайца преувеличено и неточно (ведь почти любой зверь, поднятый собаками, уходит наутек: рысь, например, панически спасается бегством от смычка гончих).

Охота на зайца по пороше (тропление)
Охота на зайца по пороше осуществляется как с гончими, так и самостоятельно — по следам русака (так называемое тропление). Тропление русака — целое искусство, которым охотник овладевает в процессе непрерывного опыта. Но и для самого искусного следопыта охота на зайца увенчивается успехом только тогда, когда существуют благоприятные условия для охоты. Основные условия, содействующие успеху при охоте на зайца троплением, — хорошая погода и хорошая пороша.

Если снег, густо и ровно покрывающий землю, прекращается вечером, заяц, проголодавшийся за день, ночью выходит на кормежку, оставляя на свежем и чистом снегу длинный печатный след («длинный» малик). Когда же снег перестает только перед рассветом, заяц или не встает совсем, или дает только короткий малик. Ясно, что охота на зайца при «длинном» малике — русак исходит за ночь не малое пространство! — будет более успешной.
В теплую, мягкую или оттепельную погоду охота на зайца бывает более добычливой. Заяц лежит очень крепко, и подойти к нему на выстрел, естественно, легче. При морозе заяц обычно не подпускает охотника.

Заяц почти никогда не ложится в чистом, открытом поле, он постоянно выбирает то или иное укрытие: овражек, снеговой намет, ямки, кусты, бурьян и т. д. Охота на зайца завершается удачным ружейным выстрелом, как правило, именно возле таких укрытий.

При ветре заяц ложится обязательно где-нибудь в затишье, мордой к ветру (ветер, дующий по шерсти, не так холодит зверька). Поскольку зверек лежит мордой к ветру, подходить к нему во время охоты на зайца следует сзади, против ветра, чтобы он не заметил охотника.

Разбираться в малике (заячьих следах) нелегко. Если в течение нескольких тихих дней не бывает снегопада, количество следов непрерывно увеличивается, и охота на зайца требует умения и зоркости, чтобы отличить свежий след от застарелого. Охота на зайца в поле при поземке почти всегда бывает неудачной. Поземка сдувает и засыпает любые следы. Если на следах различаются хотя бы мельчайшие звездочки — снежинки, это указывает на то, что он уже потерял свою свежесть.

Охота на зайца лучше всего проходит во время «мертвой пороши». Эта пороша, засыпающая все следы, делает снеговые просторы чистыми, безжизненными («мертвыми»), и лишь совершенно свежие следы, ведущие обычно на лежку зверя, красиво оживляют ее. Охота на зайца по свежим следам «мертвой пороши» почти всегда венчается успехом.

Удачная охота на зайца по пороше зависит при троплении от осторожности и рассчитанности каждого шага, от ежесекундной готовности к трудному выстрелу по зайцу, вымахнувшему из какого-нибудь можжевелового куста.

Охота на зайца с гончими
Охота на зайца с гончими — массовая русская охота — очень трудна и утомительна, увлекательна и красива. Добычливость этой охоты на зайца зависит от самых различных причин: от количества зверя и качества гончих, от погоды и опыта охотника. Успех на этой охоте на зайца решает, в конце концов, все же собака. Гончая, без пользы тявкающая и копающаяся на жировке, часто «скалывающаяся» и бросающая зайца на первом или втором круге, только раздражает охотника и лишает охоту ее обаяния и смысла. Конечно, можно и из-под такой собаки взять зайца, но это никогда не дает того удовлетворения, которое получаешь от зайца, добытого в результате длительного и азартного гона.

Эта охота на зайца во многом зависит от собаки, от которой необходимо требовать прежде всего острого чутья и вязкости (неутомимости). «Паратость» (легкость, быстрота) не является первостатейным качеством гончей: под паратой гончей заяц идет слишком резво, хотя и скорее утомляется. «Пешие» гончие гонят гораздо спокойнее; заяц часто приостанавливается, прислушивается и легче попадает под выстрел. Однако гончие-тихоходы тоже не удовлетворяют охотника: они снижают и замедляют темп и ритм этой волнующе стремительной охоты на зайца.

Следует, видимо, держаться «золотой середины», выбирая между паратой и пешей гончими.

К тому времени, как в том или ином регионе разрешается охота на зайца с гончими, листопад заканчивается, наступают сырые и прохладные дни — собака полностью владеет чутьем и гораздо дольше не выбивается из сил.

Охота на зайца с гончими связана с длительными переходами и перебежками. Необходимо постоянно накликать и подбадривать собак голосом (порсканьем) или рогом и, пока они не возбудят зайца, постоянно помогать им, вытаптывая наиболее глухие места. Но пользоваться рогом надо осторожно, во всяком случае не трубить почти без перерыва, иначе гончие, привыкая к звукам рога, перестают идти на вызов. Когда охотник сам поднимает зайца, он сейчас же накликает гончих (если, конечно, они в это время не заняты гоном, так как отзывать собак с гона не следует ни в каком случае).

Главная задача на охоте на зайца с гончими — возможно быстрее и любым способом возбудить зайца. Остальное при наличии хорошей собаки зависит от охотника. Как только заяц поднят, всякий крик и шум прекращается.

Перебегать иногда необходимо, от этого нередко зависит возможность выстрела. Но при беге не надо излишне шуметь и стучать, чтобы не «оттоптать» зайца.

Охота на зайца с гончими требует знания повадок зверя. Заяц почти всегда возвращается, например, к своей лежке и, делая круги, неоднократно проходит одними и теми же местами. Каждый охотник, зная об этом, старается дождаться возвращения зайца к лежке и все-таки очень редко выстоит до конца: «перемолчка» собаки или опасение, что кто-либо из товарищей перехватит зайца, заставляют охотника срываться с верного и надежного места.

Для успешности охоты на зайца необходимо знать привычки и повадки зайца применительно к времени года и природным условиям. Так, поздней осенью беляки, живущие в лесах среди полей, кормятся обычно на озими. Если полей поблизости нет, беляк «путешествует» на кормежку на обкошенные полянки, в молодой осинник. Залегает беляк чаще всего в местах с густойг травой, в плотном сосняке, в буреломе, под вершиной давно срубленного дерева. В сухую осень заяц держится поблизости от ручьев, речек и озер, в сырую — на возвышенных сухих местах.

Выбор лаза во время охоты на зайца определяется главным образом обстановкой. Выгоднее всего становиться на дорогах, на просеках, в редколесье, на небольших полянах среди густого леса, около болот, где любит скрываться заяц.

Основные правила при выборе лаза во время охоты на зайца замечательно сформулированы Л. П. Сабанеевым в его «Календаре природы»:

«1. Становиться на лаз всегда следует так, чтобы ветер был от зверя на охотника, а не наоборот. Если так стать нельзя, то лучше даже не подходить к лазу и стать на лаз, когда гончие уже переведут через него зверя. Так, если охотник находится в середине острова, ветер с юга, а гончие гоняют в северной части острова, то нужно переждать где-нибудь, пока зверя переведут в южную часть, и тогда быстро занять лаз. Можно также становиться при неблагоприятном направлении ветра и около главного лаза, которым зверь выходит из острова, но непременно на открытом месте, на виду, с той целью, чтобы зверь (лисица в особенности) заметил человека и дольше продержался в острове, не выходя из него.

2. Став на лазу, необходимо расположиться как можно удобнее: осмотреться, не мешает ли какая ветка, и если мешает, то обрезать; попробовать, можно ли удобно прицелиться по всем направлениям, откуда ждешь зверя; по чернотропу откинуть сухие ветки, чтобы не треснула под ногой, а по пороше утоптать снег, чтобы не скрипел.

Занимая лаз, необходимо оглядеться, осмотреть, где заняли места товарищи, и легким посвистом дать знать ближайшим, где сам занял место; затем сообразить расстояние от занятого места до прогалин и просветов между деревьями, где может показаться зверь, изучить, так сказать, местность в пределах выстрела. Зверь может появиться без гона (шумовым), причем он идет особенно осторожно; поэтому на лазу необходимо каждый момент быть готовым к выстрелу — внимательно смотреть, ружье держать в руках со взведенными курками, а не ставить около себя.

3. Необходимо соблюдать на лазу полнейшую тишину. Стоя на лазу, нельзя ни кашлять, ни чихать, ни сморкаться; если уже необходимо сделать то или другое, то кашлянуть или чихнуть можно, только плотно закрыв лицо шапкой.

4. Надо всегда стоять на лазу по возможности скрытно, но, главное, совершенно неподвижно; становятся так, чтобы было видно то место, откуда может показаться зверь, т. е. лицо должно быть совершенно открыто, но необходимо позаботиться о том, чтобы голова и верхняя часть тела сливались с темным фоном, а не вырисовывались перед зверем. Лучшее место — под деревом, лицом в сторону, откуда ждут зверя; нужно плотно прижаться спиной к дереву, слиться с ним. В таком положении охотнику ничто не закрывает поля зрения и он долго может сохранять совершенно неподвижное положение; если же охотник ходит в платье, подходящем к коре древесины, то он очень мало заметен. Становиться за деревом, как это делает большинство, отнюдь не следует, так как никогда за ним неподвижно не устоять, и охотник непременно будет из-за него выглядывать, и зверь, следовательно, его скорее заметит. В кустарнике, где нет высоких деревьев, надо выбирать такое место, чтобы перед охотником был низкий куст, а за ним высокий; если такого куста нет, то обрезать (но не обламывать) ветки так, чтобы куст закрывал охотника только по грудь и ничто не мешало ему смотреть вперед. Охотясь в камышах, надо становиться около края камышей и обрезать их перед собою. Здесь лучше иметь не темное, а желтое платье.

На платье (и на оружии) не должно быть ничего блестящего или бросающегося в глаза».

Групповая охота на зайца с гончими
Групповая охота на зайца с гончими, протекающая целиком на ходу, в перебежках, требует от каждого ее участника особенной осторожности и тщательного соблюдения правил стрельбы. Во время этой охоты на зайца никогда и ни в каком случае нельзя стрелять по птице, если она летит (или сидит) на уровне роста человека. Исключается также стрельба «по шуму» или «шороху», — стрелять по зайцу надо только тогда когда он хорошо виден охотнику.

Во время такой охоты на зайца не рекомендуется бить набегающего зверя навстречу (на штык): можно засечь дробью собаку, особенно если она паратая. Подходя к товарищу, убившему зайца, обязательно нужно спустить курки или передвинуть предохранитель. Когда охотники идут вместе, ружье следует держать стволами вверх.

Надо также рассчитывать и беречь силы: не слишком много бегать с утра, чаще останавливаться, ослушивая собак, присаживаться во время перерывов гона и т. п.

Охота на зайца в узёрку
На грани между осенью и зимой существует способ охоты на зайцев-беляков в узёрку.
«
Необходимое условие для этой охоты на зайца, — писал С.Т.Аксаков, — долгая мокрая осень; в сухую и короткую зайцы не успесают выцвесть; нередко выпадает снег и застает их в летней шкуре. В ненастное же время зайцы, чувствуя неприятную мокроту, беспрестанно трутся о деревья, кусты, стога сена или просто валяются на земле.

Зайцы выцветают не вдруг: сначала побелеет внешняя сторона задних ног или гачи, и тогда говорят «заяц в штанах»; потом побелеет брюхо, а за ним все прочие части, и только пятном на лбу и полосою по спине держится красноватая, серая шерсть; наконец, заяц весь побелеет, как лунь, как колпик, как первый снег».

Охота на зайца в узёрку производится именно на такого высветлевшего зайца. Она бывает удачной только в теплые и мягкие дни, когда заяц лежит особенно крепко, а сыроватая земля обеспечивает легкий и бесшумный подход. В морозные дни, по выстуженной и гулкой земле охота на зайца в узёрку малодобычлива: заяц более чуток и редко подпускает на выстрел.

Охота на зайца в узёрку требует умелого выбора наиболее типичных заячьих мест: небольшие прогалины, вырубки, кочковатые, заросшие осокорем болота, низкорослые еловые и можжевеловые заросли, небольшие кучи хвороста, обмокшие оранжевые папоротники. Идти нужно тихо, легкой походкой следопыта, внимательно, со всей возможной зоркостью, оглядывая «нижний этаж» леса.

И вот под распластанной вековой сосной охотничий глаз различает что-то вроде белой ромашки или ватного клочка: беляк с безупречным маскировочным искусством укрылся под деревом, среди палых листьев, вялого мха и душистой можжевели.

Выстрел, глухой и короткий, ссекает и решетит древесную кору, дробит и разбрасывает мокрые ветви. Заяц, вытянутый из-под дерева за пружинистые задние лапы, очень пушист и тяжел. Весь белый, хорошо пахнущий сосновой смолой и горьким березовым листом, он дает бодрое и веселое ощущение близкой охотничьей зимы, туманной и тихой пороши...

Охота на зайца на засидках
Охота на зайца на засидках, сравнительно малодобычливая, интересна в первую очередь для охотника наблюдателя и любителя природы. Она дает возможность наблюдать зайца в естественно-природной обстановке, на кормежке, и одновременно любоваться лунной ночью (темной ночью эта охота, понятно, почти невозможна). Охота на зайца на засидках производится глубокой зимой, когда русак в поисках корма «жмется» ближе к селениям, в частности к сенным сараям, около которых он подбирает сенную труху.

Прежде чем отправиться на засидку, охотник определяет тот сарай (или стог сена), который особенно усердно посещается зайцами. Это определяется обычно по следам. Некоторые охотники пользуются при этом способом приваживания зайцев к тому или иному определенному месту, подкладывая приманку — листья и кочерыжки капусты, мелкий клевер и т. п. Зайцы будут неизменно посещать это место.

Отправляться на засидку надо как можно раньше, на закате солнца: заяц, проголодавшийся за день, выходит на жировку сразу же, как наступят сумерки.

Непременное условие на этой охоте на зайца — полная и безоговорочная неподвижность охотника. Выбор места тоже, разумеется, много способствует успеху охоты на зайца, садиться лучше всего или в сарае, или около него и притом так, чтобы фигура охотника оставалась незаметной (для чего нужно сделать прикрытие или одеться под цвет стены).

Засидки у сенного стога менее надежны: они ограничивают круг обстрела. Заяц может подойти с противоположной стороны и таким образом останется «невидимкой». Поскольку выстрел при зыбком лунном свете довольно труден, выцеливать зайца надо тщательно, выбирая позицию с таким расчетом, чтобы луна находилась сзади охотника.

***
Пороша (по Сабанееву) — это собственно снег, шедший ночью, и переставший идти утром. Таким образом, на снегу видны только свежие следы жировавших ночью зверей, чем значительно облегчается их выслеживание. Под Москвой настоящая пороша редко бывает ранее начала ноября; на севере же выслеживание зайцев и других зверей начинается почти на месяц ранее, а на юге, в степных местностях, хорошая пороша не бывает до конца ноября или начала декабря. Для хорошей пороши снег должен быть настолько глубок, чтобы отпечаток ноги ясно на нем обозначался, и притом непрерывен, т. е. чтобы не было больших оголенных пространств.

Первая пороша образуется, конечно, выпадением снега, последующие же могут быть и тогда, когда вовсе не было снегопада, а мела поземка (движение рыхлого снега, вследствие сильного ветра). Таким образом, пороша бывает верховая и низовая или заносная. Большей частью, однако, пороша образуется падением снега сверху и поземкой. По глубине своей пороша разделяется на мелкую, глубокую и мертвую. Мелкой пороша называется, когда отпечатки передних лапок зайца вдавлены не глубже нижнего своего сочленения; глубокой — когда снег ложится глубиной от 2 до 3 вершков, а мертвой, когда теплый, мокрый снег выпадает ровным слоем толщиной в четверть.

Печатная пороша — это когда каждый ноготок лапы зверя ясно, рельефно выходит на снегу, как бы печатается. Такая пороша бывает большей частью, когда выпал неглубокий тающий снег, так называемая теплая пороша. Теплая пороша не может портиться ветром и потому, если не перестает таять, бывает самой продолжительной, т. е. можно после теплой пороши разыскивать свежие следы, резко отличающиеся от широко расплывающихся старых, в продолжение двух-трех и более дней кряду.

Сообразно времени шедшего ночью снега, пороша может быть длинной и короткой. Длинная пороша — это не долго шедший снег, а напротив рано прекратившийся, так что зверь успел дать длинный след. Наоборот, короткая пороша — это собственно короткий след, зависящий от того, что снег шел всю ночь или даже продолжает идти.

Глубокая, а тем более мертвая пороша всегда бывает короткой, так как зверь, в особенности заяц, но необходимости бродит очень мало. Относительно шума, производимого охотником при подходе, пороша бывает мягкая (при теплой погоде) и жесткая (при рыхлом снеге в морозную погоду). Жесткая пороша неудобна для подхода, так как шорох, производимый охотником, далеко взбуживает зверя.

Пороша, превосходная на рассвете, вдруг портится, а иногда и вовсе уничтожается — или верховым падением снега, или низовым заносом. Вообще, когда продолжает мести сильная поземка, то выслеживание редко бывает удачно. Кроме того, надо иметь в виду, что низовая пороша бывает только в открытых, незащищенных местах, так что на лесных полянах или на опушке под ветром разыскивание свежих следов весьма затруднительно. Напротив, если продолжает идти поземка, то в поле следы будут заметны, а под лесом ясно видны. В степях редко не бывает ветра, а потому пороша там днем постоянно портится, если только не стоит теплая погода.

Пороша имеет большое значение для охоты на зверя, в особенности на зайца и для ружейных охотников. Псовые охотники пользуются порошей реже последних, большей частью в первозимье, тогда как ружейники могут выслеживать зверя на лыжах в течение всей зимы. Так как требования псовых охотников иные, то и пороша у них классифицируется несколько иначе и находится в зависимости от большего или меньшего удобства для травли.

Кроме мертвых порош, когда заяц не бежит, а как бы плывет по снегу, почему в глубокую порошу травят только волков,— псовые охотники отличают хорошую порошу, соответствующую глубокой, когда теплый, мокрый снег выпадает ровным слоем, толщиной около двух, трех вершков. В такие пороши травля всякого зверя и зайца считается самой удобной и способной для борзых собак. Бойкими порошами называются у борзятников такие пороши, когда снег выпадает на мерзлую землю слоем толщиной около одного вершка, на ровном месте. В такие пороши борзая может иногда оборвать себе когти, пазанки и мякиши лап, а потому травля борзыми является всегда трудной и считается не совсем способной. Проездная пороша — это такая пороша, когда сухой, как пух, снег выпадает на мерзлую землю и не дает для борзых во время скачки упора ногам, в особенности при угонках. Собака скользит, проезжает (с разбега) по мерзлой земле, как по льду.

Среди зимы, в январе, когда снега становятся очень глубокими и нередко покрываются коркой (черепом), борзые, проваливаясь в снегу по брюхо и до крови царапая коркой себе ноги, скакать совсем не могут; а между тем заяц и лисица бегут в это время по снегу, как по насту. Охотиться тогда совершенно невозможно. Позднее травлю по крепкому насту следует производить крайне осмотрительно и по возможности не с псовыми собаками, а с горками и крымками, как более легкими. Надо заметить, что наст только тогда считается способным для охоты, когда он держит лошадь на снегу. Тогда только борзая собака, даже самая тяжелая, не будет проваливаться или прошибать наст на скаку.

Езда по белой тропе производится, в большинстве случаев, с одними борзыми. Причина тому та, что многие гончие по белой тропе гонят очень плохо. Многие псовые охотники даже никогда не позволяют, в особенности настоящим зверогонам, гонять по белой тропе на том основании, что гончие теряют вязкость и паратость.

***
Заячьи следы, которыми отмечается на снегу весь путь зайца за ночь, начиная от его логова, где он дневал, до жировки, т. е. места, где он кормился, и обратного на лежку, называется маликом. Заячьи следы, весьма разнообразные по своему характеру, необходимо уметь распознавать, что имеет весьма большое значение, так как для большинства ружейных охотников выслеживание зайцев, преимущественно русаков, составляет главный, а иногда и единственно доступный способ зимней охоты.

Прежде всего необходимо заметить, что сослеживание беляков весьма затруднительно, а потому «тропят» почти исключительно русаков. Белая шерсть беляка, очень мало отличающаяся от снежной поверхности, запутанность заячьих следов и обыкновенно крепкое место для логова составляют причины, позволяющие беляку почти всегда уйти незамеченным. Кроме того, схождение малика беляка всегда утомительно, потому что беляк чрезвычайно запутывает свои ходы, набивает тропы, вбегает в жиры и в тропы других беляков, кружит, меча петли, и вообще так путает заячьи следы, что и самый опытный охотник тратит много времени на розыски беляка. Поэтому, в местностях, где встречаются и русаки и беляки, весьма важно умение отличать их заячьи следы, что дается очень скоро.

У беляка, живущего в лесу, где снег рыхлее, чем в поле, лапы сравнительно шире и круглее или, вернее, имеют широко раздвигающиеся пальцы, так что он оставляет на снегу заячьи следы, приближающиеся очертанием к кругу; у русака же лапа уже и менее расширяется и след у него овальный, эллиптический.

Когда снег не очень рыхл, при так называемой печатной пороше, будут выходить отпечатки отдельных пальцев, но заячьи следы задних лапок у русака все-таки будут значительно шире, чем у беляка. Более удлиненные и параллельные друг другу и незначительно один другого опережающие заячьи следы принадлежат задним лапам, а приближающиеся очертанием к кругу и следующие один за другим, в одну линию — передним.

Охота на зайца. Все аспекты любимой охоты.
А - след беляка; Б - след беляка по насту;
В - след русака; Г - след русака по насту.
Сидящий заяц оставляет заячьи следы совсем другого вида: отпечатки передних лап находятся почти вместе, а задние лапки теряют несколько свою взаимную параллельность и так как заяц, сидя, сгибает задние лапы до первого сочленения, то на следу, кроме лапок, отпечатывается и весь пазанок. За исключением этого случая, т. е. сидения, заячьи следы задних лапок всегда сохраняют параллельность, и если на рыхлом снегу будут замечены следы, в которых более крупные отпечатки задних ног идут врозь — косолапят, то это следы не зайца, а собаки, кошки или лисицы, когда они идут скачками. То же самое можно сказать и о следе, в котором одна задняя лапа сильно опережает другую.

Нормальная побежка зайца — крупные прыжки, причем задние лапы он выносит почти или совсем одновременно, а передние ставит последовательно одна за другой. Только при очень больших прыжках заяц ставит и передние лапки почти вместе.

Обыкновенные заячьи следы называются концевыми, так как такими средними прыжками он идет на жиры и с них возвращается.

Жировые заячьи следы отличаются от концевых тем, что отпечатки лапок весьма близко отстоят друг от друга и отдельные следы почти сливаются. Называются эти заячьи следы жировыми потому, что зайцы делают их там, где кормятся, потихоньку передвигаясь с места на место, часто садясь.

Охота на зайца. Все аспекты любимой охоты.
Слева направо: концевые следы, концевые следы со скидочными, жировые следы, гонные следы, гонные следы прыжками.
Скидочные или сметочные заячьи следы оставляются самыми большими прыжками, делаемыми под углом к первоначальному направлению следа. Заяц ими старается скрыть, оборвать свой след, перед тем, когда задумал лечь. Число скидочных прыжков обыкновенно один, два, три, редко четыре, после чего идут опять обыкновенные, концевые заячьи следы. Большей частью перед скидкой заяц сдваивает свой след. Скидочные заячьи следы отличаются от концевых расстоянием между следами и тем, что отпечатки передних лап находятся вместе. Гонные или взбудные заячьи следы делаются зайцем, когда его спугнут с логова — и он идет большими прыжками. Эти заячьи следы имеют большое сходство или со скидочными, или с концевыми, но обратного направления, ибо отпечатки передних лапок ближе к отпечаткам задних лапок предыдущего, а не того же прыжка.

Охота на зайца. Все аспекты любимой охоты.
Схематический план пути русака на лежку (обозначена красным крестиком):
1. петля;
2. петля;
3. сметка;
4. петля;
5. сметка.

От логова, в котором русак сидел до сумерек, малик начинается жировыми следами, вскоре переходящими в концевые заячьи следы, ведущими иногда прямо на кормежку, т. е. на озимь, в сад, гумна или на уезженную дорогу. На жирах русак всегда кормится мелкими, весьма слитными передвижениями, часто останавливаясь и садясь. Закусив хорошенько, он иногда бегает и играет, причем тут попадаются гончие заячьи следы. Побегав, он или снова принимается за еду, или уже на заре отправляется с жиров концевыми заячьими следами на новое логово.

Перед тем как выбрать себе надежное убежище на день, заяц начинает делать петли, т. е. закруглять свой ход, снова пересекая свои прежние заячьи следы. Петли эти занимают иногда большие площади, так что в точке А довольно редко можно с уверенностью сказать, не выкружив петли, принадлежат ли пересекающие заячьи следы сходимому малику или здесь прошел другой русак. Более двух петель замечается редко. Вскоре после них начинают встречаться двойки и тройки, т. е. сдваивание или страивание следа, причем заячьи следы бывают наложены один на другой, так что нужен навык для отличия сдвоенного следа от обыкновенного. После двойки обыкновенно заяц делает скидку в сторону, но после тройки, которая бывает сравнительно редко, сметок большей частью не бывает и заяц идет далее на значительное расстояние. Чаще всего двойные и тройные заячьи следы русака замечаются по дорогам или по гребням оврагов, где почти всегда бывает мало снегу, а в начале зимы — в лощинах, луговинах и на только что замерзших ручьях и речках

Охота на зайца. Все аспекты любимой охоты.
Заячья петля
Длина двоек как в одном и том же малике, так и в разных, бывает весьма непостоянна и изменяется от 5 до 150 шагов. Эти заячьи следы несомненно указывают на близость логова и если русак идет еще после двойки со скидкой значительное расстояние, меняя скидочные прыжки на концевые заячьи следы, то это уже исключительный случай. Тройки обыкновенно не достигают значительной длины и направление после них не изменяется и весьма редко следует за ними скидка. Скидка делается почти всегда под прямым углом к направлению хода; после нескольких скидочных прыжков следуют несколько концевых и снова вторая двойка со скидками. Нередко русаки ограничиваются двумя двойками, но бывают заячьи следы с восемью и даже большим числом двоек.

Где и когда искать зайца-беляка

     
  Где и когда искать зайца-беляка.
Ландшафт Средней России отличается большой дробностью, или, как говорят, мозаичностью. Даже в более северных ее областях редко теперь встретишь сплошные леса, не прерываемые каким-нибудь строительством, вырубками, не пронизанные дорогами и высоковольтными линиями.

Чем сильнее разрежен вырубками и гарями старый лес и чем гуще поднялся березнячок на месте бывших лесозаготовок, тем увереннее чувствует себя этот зверь, тем обеспеченнее протекает его жизнь. Действительно, незачем долго бегать, чтобы из частого осинника попасть на поле, нежно зеленеющее по весне озимыми или, наоборот, заколдобившееся осенью капустными кочерыжками или недоубранными корнеплодами. А после жировки - недалеко и до молодого непролазного ельника под зашитой старого леса, где вволю можно отоспаться. Или до удобной в стратегическом плане буреломистой опушки - и обзор отличный, и тылы прикрыты.

Будучи по своей природе лесным зверьком, наш среднеевропейский беляк не чуждается и открытых угодий, так как в этой широтной зоне ему не приходится конкурировать с довольно малочисленным здесь русаком (который в южных областях вынуждает беляка более строго придерживаться леса). И чем севернее обитает заяц-беляк, тем свободнее чувствует он себя в открытых стациях, где ведет себя порою совсем по-русачьи, используя поля, луговины, всякие пустыри на месте брошенных деревень не только в качестве жировочных участков, но и для дневок. Некоторые зайцы обживаются на них солидно, устраивая себе под зашитой какой-нибудь коряги или в бурьяне довольно глубокие норы многоразового использования (как можно судить по утрамбованному земляному полу и округлому обтертому лазу). В период размножения открытые стации, по-видимому, предоставляют одновременно корм и убежище и для подросшего молодняка.

При таком близком соседстве кормовых и защитных участков среднерусский беляк вполне имеет возможность вести оседлый образ жизни, совершая лишь по необходимости недальние перекочевки. Поэтому так называемое "сезонное перераспределение зайца-беляка" в наших краях понятие довольно условное (в отличие от свойственных, например, тундровому беляку массовых сезонных миграций в поисках корма). Охотнику, которому заяц бывает интересен, главным образом с октября по январь, все же полезно знать некоторые календарные особенности поведения в бесснежный период года его будущего трофея, так как, несмотря на очевидную круглогодичную оседлость, хорошо зная и, по времени года, используя разнообразные преимущества своих владений, заяц перебирается, в конце концов, именно туда, где ждет его роковая встреча...

А начинается основное сезонное переселение с весны, с апреля-мая, из глухих, еще заваленных снегом ельников, осоково-травянистых болот, приречных ивняков и низменных осинничков. Именно здесь с нового года питался беляк вечнозеленым черничником в усыпанных хвоей шатрах под лапами старых елей, жухлыми болотными травами, горькими ветками ив и осин. Покидает заяц зимние насиженные места обитания, сильно обстриженные, засыпанные пометом, надо думать, без сожаления. Жадно ищет он по открытым участкам, на прогретых солнцем лесных полянах, опушках, лугах, освободившейся от снега озими молодой травы! Тут он часто забывает об осторожности; дорвавшись до свежатинки, пасется, не поднимая головы. В холмистой местности иногда даже в светлое время суток можно наблюдать сразу по нескольку (до десятка) зайцев, хорошо различимых на фоне зеленеющих склонов с южной экспозицией - зверьки жируют вовсю, иногда прерываясь для игры. Гоняются друг за другом, еще невылинявшие, в пегих клочковатых мехах.

Немалое значение в эти месяцы имеет и необходимость поиска беременными зайчихами мест, пригодных для производства на свет первого, весеннего, выводка. Чтобы и не очень открытыми были, но в то же время сухими и прогретыми. Очень подходящими, по-видимому, считаются берега лесных речек. Они уже вскрылись, но еще не выхолят из берегов. На том берегу, который под солнцем, чаше всего удается найти новорожденных зайчат, затаившихся в сухой прошлогодней траве.

Летом, в июне - июле, когда травы грубеют и подсыхают, зайцы приступают к следующему сезонному распределению. Оно совершается более незаметно и постепенно, чем весеннее. До него зайцам уже привелось спасаться из приречных ивняков от разлива, уходить с "задышавших" болот. Многим пришлось спасать свою жизнь в половодье, отсиживаясь на островках или вплавь преодолевая водную преграду к твердой земле. Было не до выбора новых угодий. Но вода спала. В зависимости от влажности лета некоторые зверьки возвращаются в свои весенние угодья, часть же непременно переходит жировать на разнотравье лиственных молодняков и спелых насаждений, в прибрежные заросли, сырые луга, осоковые болота, на лесные просеки - во всевозможные сохранившие влажность и свежую травянистую растительность стации. В сырой, дождливый сезон зайцы, наоборот, предпочитают более возвышенные, холмистые угодья. По-видимому, ложатся зайцы неподалеку от своих жировочных участков: под густую елочку, за древним рухнувшим стволом. Корма везде много, убежищ -тоже. Поэтому летнее распределение зайца-беляка по угодьям самое равномерное, и любители "тихой охоты" - грибники -могут встретиться с ним повсюду, кроме, может быть, "пустых" для него боров-брусничников и сухих гарей.

В это время года ничто не вынуждает зайцев собираться на одном жировочном участке, разве что крайняя засуха.

Правда, в охотно посещаемом ими культурном ландшафте - на полях и коллективных огородах - в иные ночи можно видеть сцены, очень сходные с теми, ранневесенними, на молодой травке.

В этих летних местах обитания беляки остаются до глубокой осени, до установления постоянного снежного покрова.
Снег сразу заставляет зайца переменить свои летние сибаритские привычки. Во-первых, в начале зимы всегда случается опасное несоответствие еще неустоявшегося снежного покрова со сроками осенней линьки беляка. То он, еще совсем бурый, хорошо смотрится на фоне ранней пороши, то уж совсем скандально белеет издали в затянувшуюся чернотропную пору. Поневоле приходится соблюдать более скрытный образ жизни, тщательнее выбирать дневки, не слишком углубляться в открытые угодья, где еще вполне можно бы неплохо жировать.

Во-вторых, незачем без необходимости оставлять за собой предательский след через все поле - на него повадилась мышковать лисица. Не стоит привлекать ее внимания и вообще ничьего. Вероятно, в силу этих соображений заяц-беляк ограничивает свой жизненный круг хорошо защищенными местами обитания: спелыми смешанными лесами с густым подростом, ельниками с травяными полянками, болотцами и непролазными для врага зарастающими вырубками - и стол, и дом. Вот из этого дома и вытуривают зайца нестомчивые, вязкие, паратые гончие...

Тем зайцам, которым повезет пережить охотничий сезон, предстоит встреча с настоящей зимой, с ее глубокоснежьем, морозами, метелью, настом и в некоторые годы - бескормицей.

С установившимся снежным покровом и завершенной линькой беляк делается смелее: опять частит на поля, жирует на вялых травах, на озимых, на неубранных подмороженных овощах. Лежку все же выбирает в хорошо защищенных угодьях, иногда довольно удаленных от места жировки. Часто по пути на дневку он демонстрирует все свои классические хитрости по запутыванию следа: двойки, сметки.

Если зима выдалась малоснежная, да еще в сочетании с мягкой погодой, то такой образ жизни продолжается долго - до снегопадов или до образования крепкого наста. Никак нельзя недооценивать значение наста в зимней жизни зайца-беляка! Чрезмерное смерзание верхнего слоя снега, облегчая перемещение, в остальном крайне неблагоприятно для животных. Препятствуя раскапыванию снега, крепкий наст надежно сохраняет от беляка часть его кормовых ресурсов и не позволяет устроить хорошего укрытая. Поскольку наст и его крайнее состояние - ледяная корка - образуются в малоснежные, с сильными температурными перепадами ветреные зимы, то его появление обычно сочетается с отсутствием кухты, пригибающей тонкие ветки деревьев, что грозит зайцам голодом и с этой стороны. В поисках пищи зверьки широко разбегаются по угодьям, понемногу жируя в каждом из них - даже в так называемых "проходных стациях" (борах, свежих вырубках).

Ветреная погода уже сама по себе - причина неохотного посещения зайцами открытых мест, несмотря на их хорошую проходимость и доступность корма. В ветер зайцы держатся в защищенных от него угодьях, в основном в ельниках и старых смешанных лесах. Тут и наст не такой плотный и сплошной, пробиваются кустарнички.

Тяжело приходится беляку и в зимы с глубоким и рыхлым снежным покровом. Такой снег сразу "глушит" активность зайцев во всех стациях, лишая их возможности выбора кормовой базы и нередко удерживая их в многодневном плену. Несмотря на свои широкие "лыжи", беляки при попытке сменить обстановку проваливаются по уши и выбиваются из сил. Иногда такие условия приводят к скоплению беляков в двух-трех пригодных для перемещения и жировки стациях. В случае более вязкого снега очень выручает пленников тяжелая кухта, облегчающая доступ к веточному корму. Даже при некотором облегчении передвижения в многоснежные, но влажные зимы зайцы круглосуточно держатся в молодом лиственном лесу, зарастающих вырубках и, конечно, в пойменных ивняках при их наличии. Лежки в других, более защищенных стациях устраивают только при условии их близкого соседства.

Температурные условия зимы наиболее непосредственно воздействуют на зайцев в ее начале, то есть в самый охотничий сезон. Затянувшийся чернотроп, хотя и имеет определенное отрицательное значение, демаскируя вылинявших беляков, дает им шанс продленного использования травянистого корма. Позже температурный режим сказывается на благополучии беляков почти исключительно через доступность корма и возможность передвижения. К сожалению, оба этих фактора часто находятся во взаимном противодействии.

Но вот и март! Разгар заячьих свадеб - беготни, драк. Плотность снега еще раз проявляет свое значение для зайца-беляка: от него зависит возможность широкого и беспрепятственного поиска пары. В этот месяц то и дело встречаешь на утоптанных полянках следы заячьих сборищ. Но свадьбы свадьбами, а жирует и тем более отдыхает беляк все в тех же стациях, куда загнала его зима: в смешанных молодняках, болотно-травянистых ельниках, приречных ивняках, и, по доступности, выходит на озимые и на те же овощные поля с недогрызенными остатками. Круг замкнулся - до следующего весеннего переселения.

Что следовало бы к этому добавить? Многое. Во-первых, то, что для каждого зайца закон не писан и даже очень можно вытропить своего беляка до лежки в самом вроде бы неподходящем по сезону месте. А ему оно почему-то подошло. Если успех от этой встречи достанется вам, следовательно, со стороны зайца все-таки была допущена фатальная ошибка.

Во-вторых. Большие нарушения в изложенную выше более или менее стройную картину вносит численность зайца в данном году. Чем зайца больше, тем равномернее его распределение по территории, тем шире используются все пригодные корма. И тем тяжелее складывается ситуация в случае выпадения глубокого рыхлого снега: зверьки в чрезмерных количествах скапливаются в еще доступных местах жировок, где вынуждены отсиживаться иногда неделями, выедая даже молодые деревца до последнего стволика. Конечно, такое неудачное сочетание высокой численности и непроходимого снега сильно подрывает кормовые ресурсы беляка и истощает самих зверьков, являясь важной причиной их повышенной гибели зимой. Если такие снега выпали уже в декабре, то собак придется оставить дома, да и тропление вряд ли получится из-за очень короткого следа, а то и его отсутствия. Остается отправляться прямо в заячью крепость и вытаптывать обитателей лыжами - бери беднягу голыми руками. Только невеселое это дело, неспортивное.

Наоборот, в "незаячьи" годы низкая численность беляка сопровождается неравномерностью его распределения по угодьям даже при условии хорошей "проходимости" снега. По мере сокращения численности зайцев обнаруживается возрастающее стремление скапливаться в определенных местах обитания.

Надо сказать, что такие "пятна" повышенного заселения выявляются и в годы обилия беляка при его, как было сказано, достаточно равномерном расселении по территории. Но в годы депрессии заячьего поголовья такие участки приобретают значение уже так называемых "очагов переживания". Они, как правило, всегда отличаются какими-нибудь очень благоприятными для зайца-беляка особенностями. Повышенная плотность их заселения может наблюдаться в течение многих лет подряд. Территория такого очага повышенной численности, особенно многолетнего, обычно достаточно обширна и включает несколько участков, удачно сочетающихся по кормовым и защитным качествам (некоторые перелески, опушки, угодья с изрезанным холмистым или. наоборот, овражистым рельефом). Сочетание бывает настолько удачным, что обратное влияние плотности заячьего населения на здешние кормовые ресурсы если и имеется, то проявляется весьма постепенно. Так, в годы высокой численности зайца (которая в европейской части России не достигает катастрофических размеров) имеющиеся в "очаге" запасы корма выедаются выборочно, а не сплошняком, в нормальных, конечно, метеорологических условиях. В пору его низкой численности растительность здесь успевает полностью восстановиться, так что этот источник питания сохраняет свое значение в течение многих лет и не раз. должно быть, выручал косых в лихую годину.

Несмотря на повышенное внимание охотников к таким местам постоянной или временной концентрации зайцев и усиленного их посещения, "очаги" обычно пополняются зайцами из соседних угодий до тех пор, пока, в конце концов, не утрачивают своих преимуществ в результате изменения естественных условий. Иногда такие изменения, особенно внезапные, даже вызывают местную гибель зайцев. Так, излюбленные ими припойменные ивняки, зимой привлекающие большое число зверьков, в иную весну быстро оказываются затопленными, что особенно чувствительно сказывается на заячьей популяции в пору появления тут выводков.

И все же случаются зимы, когда и в "очагах переживания" переживать, вроде, некому. Пустое место, хотя и самое "заячье". То ли все-таки переселились зверьки, то ли совсем вымерли - ни следочка. Тут следует еще учесть, что низкая численность беляка, как правило, сопровождается еще и повышенной осторожностью, скрытностью поведения. Тогда малика месяцами не увидишь, да и собаки возвращаются из полаза очень сконфуженные. Не охотничьи такие годы, не стоит и ноги бить.

Татьяна Томилова
Природа и Охота, №1, зима 1999

Охота на зайца. Часть 1.

     
 

Охота на зайца. Часть 1.

 

Зайцы — кто их не знает? Кому не знаком их длинноухий, куцехвостый облик? Кто, хоть немного живший на лоне природы, не вздрагивал от стремительного прыжка выскочившего из-под ног "косого"? Кому не случалось рассматривать их какие-то простодушно откровенные следы на снегу или следить ночью из машины за удирающим в свете фар зверьком? Таких людей найдется немного — зайца знают все. Хотя охота на этих робких грызунов как-то не соответствует гордому названию "зверовая".

В Росии обитают 4 вида зайцев: исконный обитатель леса — заяц - беляк, житель открытых степных и полевых ландшафтов — заяц - русак, заселяющий пустынные и полупустынные угодья юга страны — заяц - талай и, наконец, манджурский заяц, обитающий в лесных угодьях Дальнего Востока. По широте распространения, обилию и охотничьей значимости первенствуют несомненно два первые вида. Охота на них начинается осенью, примерно, с октября, если, конечно, органы управления охотничьим хозяйством не измыслят повод для задержки ее открытия до ноября. Она может проводиться многими способами, но нужно сразу сказать, что тот из них, который наиболее распространен в странах Европы, а именно охота загоном, у нас как правило, малоэффективен. В наших достаточно суровых климатических условиях численность зайцев редко достигает того уровня, который необходим, чтобы загонная охота была оживленной, веселой и добычливой. Одно дело, когда с сотни гектаров можно выгнать несколько десятков зайцев и совсем иное — когда на этой площади имеется всего 1—2 зверька. Стоит ли ради этого "огород городить" — собирать загонщиков, расставлять стрелков и вообще осуществлять всю достаточно трудоемкую процедуру загона? Только в отдельные годы, в отдельных районах при, так называемых, "пиках" заячьей численности — этот способ охоты дает хорошие результаты и тогда он используется. Обычно же на зайцев мы охотимся с гончими собаками или с подхода, отыскивая зверьков там, где они имеют обыкновение ложиться на дневной отдых, либо вытрапливая их по следам, при наличии снега, иногда подкарауливая их в местах ночных жировок.

Вне всякого сомнения, наиболее интересной и волнующей является стрельба зайцев из-под гончей собаки. Участие собаки, ее "работа" наполняют охоту каким-то особым эмоциональным содержанием, дополнительными ощущениями и украшают ее.

Я весьма скептически отношусь к рассказам о том, как охотник, вырвавшись из духоты городской жизни, преодолев все превратности и муки дальней дороги, добравшись, наконец, до глухариного тока или шалаша на весеннем разливе и уже "посадив на мушку" поющего мошника или подсевшего к подсадной селезня, вдруг опускает ружье шепча:— "Нет! Ты слишком прекрасен, чтобы тебя убивать! Живи, люби и помни о том, каким бывает истинный охотник!

А вот записному гончатнику, который скажет, что не стал стрелять замеченного на лежке зайца, чтобы послушать, как его погоняют собаки, я поверю. Поверю, зная, что для страстного любителя звуки хорошего гона бесконечно драгоценнее убитого зверька. Трудно сказать — в чем завораживающая сила этих звуков. Многие связывают ее с красотой тембра и общей музыкальностью голосов гончих собак и во многом они правы — лай кровной гончей совершенно не похож на брехание и тявканье остальных представителей собачьего племени. Но мне все же кажется, что дело не только в этом, а в той неимоверной, яростной, всепоглощающей страсти, которая звучит в голосах побудивших зверя и идущих по его горячему следу гонцов. Она заражает, она, словно, приобщает нас к азарту погони, жажде преследования, к той борьбе, где стремлению догнать и схватить противостоят быстрота ног и всяческие хитрости, порожденные желанием спастись. Чем азартнее (а не музыкальнее) гон, тем больше он нас волнует, доводя порой до полного самозабвения и экстаза.

Среди охотников-дилетантов бытует в высшей степени нелепое убеждение, что гончая собака или собаки "нагоняют" зверей на охотника. После окончания охоты нередко доводится услышать, как некто огорченный неудачей сетует и возмущается:

- "Дрянь у вас собаки! Видели ведь, что я на этой полянке стою, два с лишним часа гоняли, а на меня так и не выгнали. И на черта таких держать?!"

Винить здесь собак глупо. Гончая идет по следу зверя и никак не может изменить направление его хода. Охотник сам должен угадать или подметить, где имеется наибольшая вероятность перехватить спасающегося от собаки зайца и получить возможность для выстрела по нему. В этом то и заключается залог успеха.

Зайцы под гоном почти всегда ходят по угодьям кругами. Эти круги, а вернее, неправильные замкнутые линии имеют зачастую довольно затейливую конфигурацию. Зверек бежит не просто "куда глаза глядят", а по совершенно определенным участкам полей или леса, там, где ему легче идти или где он надеется скорее отделаться от преследования собаки. Видимо, у каждого зверька есть в угодьях свои "тракты", так как каждый заяц ходит под гоном по-своему. Но эти пути отдельных зверьков нередко пересекаются или сходятся в каких-то местах. Где бы данном районе не были подняты зайцы, каждый из них обязательно и не раз пройдет такими излюбленными "лазами". По характеру эти места могут быть очень различны: перекресток дорог или просек, перемычка, соединяющая два участка чащи, опушка, пролом в изгороди, бровка канавы, мостик через ручей и т. д. Кроме того, заяц то и дело возвращается к своей лежке, т. е. к месту, где он был поднят. Круговой ход зайца нередко перемежается прямыми переходами из одного массива угодий в другой и обратно.

Заяц-русак обычно ходит очень широко. От места подъема он может уйти на несколько километров, так что даже звучный голос гончей потеряется вдали. Он может закатить по угодьям круг в два-три километра диаметром и к лежке выйдет не скоро. При этом пойдет он чаще всего полями, дорогами, межами и бровками канав, а зайдя в лес, будет придерживаться редин, полян и широких просек.

Совершенно иное дело — беляк. Он ходит обычно на очень малых кругах и обязательно старается пролезть самым крепким местом. Чаща молодняка, лес с густым подростом и подлеском, сухое или промерзшее болото с ивняком и высокой некосью, захламленная заросшая вырубка — вот излюбленные места его хода. Поляну всегда беляк перейдет там, где она всего уже, из одного массива чащи в другой переберется там, где они ближе всего сходятся, по просеке или лесной дороге если и пробежит, то немного, а чаще всего их только пересекает.

Руководствуясь этими особенностями поведения зайцев, следует выбирать место под гоном. Долго охотясь с гончими в одном и том же районе быстро удается выяснить места постоянных заячьих переходов. В новых же местах приходится выбирать лаз сообразуясь только с характером местности, знанием заячьих повадок и направлением гона.

Охотясь с гончими, многие, особенно молодые охотники, делают одну и ту же ошибку — они слишком много передвигаются по угодьям, стараясь перехватить зайца. Чуть только отдалится голос собаки и они уже оставляют выбранный лаз и мчатся туда, откуда доносится гон. При этом они забывают, что заяц идет на много впереди собаки и мы, стараясь быть как можно ближе к последней, чаще всего попадаем туда, где он уже прошел. Кроме того, заяц всегда услышит спешащего ему на перехват человека и отвернет в сторону, избегая опасной встречи. Таким образом, постоянно перебегая с места на место и чуть ли не по пятам гоняясь за гончей, наверное ничего не убьешь; Мало того, на коллективных охотах таким поведением обязательно помешаешь товарищам. Беготня под гончими сбивает зайца с выбранного им хода, он начинает ходить прямиком, уходит далеко и дождаться его даже на верном лазу становится трудно.

Первое, что следует сделать, услышав начавшийся гон, это постараться как можно точнее определить место, где зверек был поднят. Как уже говорилось, место лежки — самый надежный пункт для ожидания зайца, самый верный лаз. Обычно после первого круга зверек сюда возвращается, чтобы сдвоить и запутать след. Иногда он приходит к лежке не сразу, а после двух, трех или большего числа кругов, но приходит обязательно и попадает под выстрел. Если же место подъема определить не удалось, то нужно по звуку гона постараться определить направление движения зайца и попробовать перехватить его в каком-либо подходящем для его хода месте. Став на лаз, нужно спокойно ждать, соблюдая тишину и относительную неподвижность. Покинуть выбранный пункт есть смысл только в том случае, если по звуку гона слышно, что зверек раз за разом проходит каким-то одним и тем же местом. Перейти туда явно целесообразно. Занимая лаз, следует следить, чтобы кругом открывался достаточно широкий обзор для того, чтобы заметить и стрелять зайца, когда он появится.

Вот те правила поведения охотника на охоте с гончими, в выполнении которых кроется залог удачи при прочих благоприятных условиях, т. е. при хорошей работе собак, наличии в угодьях зверя и благоприятной погоде.

Поднять зайца с лежки, наткнувшись на него или отыскав его по жировочным следам, способны многие собаки, а не только гончие. Гнать зверька какое-то расстояние (иногда очень большое) по следу молча или с голосом могут и лайки, и континентальная легавая, такса и даже некоторые самые обыкновенные дворняжки. Тем не менее, настоящая охота на зайцев из-под собаки возможна только с гончими. Именно последние обладают совершенно специфическими свойствами, необходимыми для этой охоты. Сюда относятся: настойчивое стремление во что бы то ни стало отыскать зверя, неутомимое преследование его по следу, сопровождающееся постоянной отдачей голоса, который у гончей должен быть звучным и доносчивым, умение быстро разобраться во всех уловках, к которым зверь прибегает, чтобы запутать свой след. Если гончая обладает этими основными свойствами, то с ней самый неопытный, начинающий охотник, в конце концов, убьет зайца. Если же собака ищет лениво, преследует зверя недолго, не умеет или не желает отыскивать потерянный след или гонит зверя молча, то убить из-под нее зайца зачастую оказывается непосильно и многоопытным охотникам.

На подъем зайца, даже хорошей собакой, нередко уходит много времени. Особенно это бывает в дни, когда ночные следы зверьков смыты дождем или засыпаны снегом. Заяц на лежке дает мало запаха и собаке его трудно причуять. В этих условиях охотник может помочь собаке побудить косого. Для этого стоит, не жалея себя, пробираться теми, иногда очень не удобными для ходьбы местами, где заяц скорее всего может лежать. При этом полезно покрикивать, трещать валежником или постукивать по стволам деревьев с тем, чтобы напугать зайца и заставить его встать с лежки и дать след.

По черной тропе (пока земля еще не покрыта снегом) для охоты с гончими лучше всего тихие, безветренные, пасмурные дни, когда и земля и прибитый дождями слой опавших листьев мягки, мокры, когда неподвижный воздух наполнен мельчайшими частицами влаги, а серое небо словно опускается на неподвижные вершины оголенных деревьев. В эти дни след зайца более пахуч и дольше сохраняет свой запах. Гончие по мягкой тропе не сбивают ног, а голоса их доносятся к охотнику особенно звучно. Не беда, если даже моросит дождь, но именно мелкий, сеющий словно сквозь сито, не заливающий следов и не смывающий моментально их запаха. То же и после выпадения снега. Гон хорош в сравнительно мягкую тихую погоду, но без снегопада. Хуже всего для охотника сухая или морозная погода, а так же сильный ветер, при котором потерять собак со слуха ничего не стоит. В неблагоприятные для охоты дни с собаками лучше вообще не ходить.

Заяц не крепок на рану, особенно при попадании дроби по его передней части, однако и для него нужно ружье с достаточно резким боем и соответствующие номера дроби. Дело в том, что при стрельбе на большие расстояния, при малой резкости боя ружья или при чрезмерно мелкой дроби, последняя путается, закатывается в густом заячьем пуху и удар ее ослабляется.

С осени зайца можно убить и пятым номером дроби, но к зиме, когда он окончательно вылиняет, лучше всего употреблять дробь 3— 1 номеров (в зависимости от боя ружья). Увидев идущего в ноги зайца, совершенно не нужно стараться напустить его как можно ближе. В десяти - пятнадцати шагах, когда заряд идет пулей, промахнуться очень легко и та точность прицела, которая на тридцать - сорок шагов обеспечила бы верное попадание, здесь оказывается недостаточной. Там и тогда, когда это можно, не только не нужно, но и вредно стараться выстрелить по зайцу на как можно более близком расстоянии. Мало того, что при этом легко дать промах, но если заряд и попадает в зверька, то он его, буквально, продырявит.

Даже в моменты, когда зверек бежит особенно быстро, мчится, как говорят, со всех ног, на расстоянии до пятидесяти шагов никакого особого упреждения при выцеливании брать не нужно. Угонного зайца следует полностью закрывать стволами так, чтобы над мушкой ружья были видны только его уши. Стреляя по встречному зайцу, нужно целиться в кончики его передних лап. Зайцу, проходящему мимо охотника, целиться нужно прямо перед грудью.

Выходить на охоту с гончими лучше пораньше, так, чтобы к рассвету быть уже на месте охоты. В это время собаки еще хорошо чуют запах ночных заячьих следов и им легче по ним отыскивать зверька. В это время есть смысл пускать гончую в поиск прямо с мест предполагаемых заячьих жировок: с озимей, окрайков полей, больших полян и опушек. Только в дни с сильными утренними заморозками имеет смысл задержаться с выходом с тем, чтобы тропа немного отмякла. Когда с гончими охотятся вместе два-три человека, согласованность их действий обычно достигается сама собой. Следует только помнить следующее: не положено стрелять издали по зайцу, хорошо идущему на товарища, не следует, заметив, что кто-то из спутников стал на хорошем лазу, забегать вперед и становиться перед ним, чтобы перехватить возможный выход зверя, совершенно недопустима их стрельба в сторону товарища по охоте или по неясно видимой цели, нельзя даже, увидев зайца, криками и выстрелами наманивать собак, если они в это время гонят. Соблюдение этих правил необходимо всегда.

Если с гончими охотятся компанией, то совершенно необходимо перед охотой выбрать ее руководителя. Ему предоставляется право определять направление движения порсканьем и свистом, подбадривать и направлять собак. Он следит за соблюдением участниками охоты правил поведения и безопасности. На время охоты его распоряжения обязательны для всех ее участников.

Несоблюдение этого правила неизбежно ведет к тому, что из коллективной охоты ничего путного не получается. Либо охотники разбредутся по угодьям и потеряют друг друга, либо кто - нибудь из них отобьется в сторону и увлечет за собой собак, либо беспорядочной беготней под гоном вся стройность и весь правильный ход охоты будут нарушены.

Участники коллективной охоты должны спокойно идти, растянувшись неширокой цепью, в направлении, выбранном ведущим, ориентируясь на его голос. Они обязаны идти молча. Только, если кто-либо из них увидит поднявшегося зайца, он может начать накликать собак, если они в это время не гонят.

С началом гона все участники охоты должны быстро выбрать себе места, где они будут выжидать выхода зверя и без особой надобности с них не уходить.

Убив вышедшего на него зайца, охотнику следует криками "готов" или "дошел" известить товарищей о своей удаче, но до выхода собак с места не сходить. Дело в том, что под выстрел нередко попадает не гонный, а шумовой заяц, и после его отстрела гон продолжается.

После выстрела по зайцу, если последний не убит, нужно внимательно прислушиваться к голосу гончей — не смолкает ли он внезапно. Если это случилось, следует незамедлительно поспешить к месту, где смолкла собака, т. к. очень возможно, что она или заловила подранка, или дошла до павшего после ранения зайца. Торопливость такой проверки — залог того, что вы найдете зайца более или менее целым, а не разорванным в. клочья или, попросту, не съеденным. Полакомиться в отдалении от хозяина зайчатиной гончие обычно большие любители.

Окончание следует.

Ярослав Русанов
Журнал "Охота и охотничье хозяйство", №10, 2001 г.Охота

 

Охота на зайца. Часть 2.

     
 

Охота на зайца. Часть 2.

 

Далеко не всегда и не у всех охотников имеется возможность охотиться с гончими. Однако это не значит, что зайцы, несомненно, наиболее многочисленные представители нашей четвероногой дичи, для бессобачных охотников недоступны. Чтобы пострелять по ним имеется несколько вполне надежных способов. Первый из них — охота с подхода. Проводится она, как правило, либо до выпадения снега, либо после того, как очень долго не было пороши, и многоследица, т. е. бесконечное переплетение старых и свежих маликов, мешает вытропить отдельного, определенного зверька. Для этой охоты необходимы три условия: относительное обилие зайцев в сравнительно открытых угодьях, знание мест, где они любят ложиться на дневку и крепкие ноги охотника. Там, где зайцев мало, охота с подхода превращается в безнадежное скитание по полям, лугам и лесным вырубкам, когда проходят часы, остаются позади километры, а зайца все нет и надежда поднять его постепенно угасает. В местах с ограниченным обзором (в лесу, кустарниках, бурьянах), даже если зайцев и много, дело обстоит не лучше — мы просто не замечаем осторожно встающих с лежки и скрытно удирающих зверьков, и также может весь день проходить без выстрела. Зайцы на дневной от­дых ложатся не всюду, а устраиваются там, где сами они будут надежно укрыты, а возможность заметить приближение опасности не будет ограничена. Заросшие бурьяном бровки канав среди полей, оставшиеся после вспашки "огрехи", т. е. не тронутые плугом участки у крупных камней, возле телеграфных столбов или опор высоковольтных линий, отдельные кусты, а на вырубках — кучи и вершины от срубленных деревьев, — вот те местечки, которые ими предпочитаются. Но, конечно же, не в каждом таком укрытии лежит заяц. Десятки и сотни их пусты и только в каких-то отдельных из них таятся те, кого мы так страстно мечтаем найти. Вот поэтому-то охота с подхода и требует от нас выносливости. Ходить приходится всегда по бездорожью (пашни, кочкарники, захламленные вырубки) и даже при обилии зайцев оставишь обычно позади не один и не два километра прежде, чем поднимешь косого. Неторопливо, все время следя за окружающим, идем мы от одного сулящего надежду местечка к другому, идем, постоянно готовые к выстрелу, т. к. косой может появиться в любой момент либо далеко, либо прямо из-под ног. Он то оказывается весь на виду, то сразу же шмыгает за какой-нибудь куст, и стрелять по нему придется чуть ли не моментально. Именно постоянное ожидание и нестандартность возникающих ситуаций и держит нас на этой охоте в постоянном напряжении. Для охоты с подхода наиболее благоприятны дни, так называемого, легкого подъема, т. е. с погодой, в которую зайцы охотно покидают свои убежища, а не вылеживают в них до последней возможности, до минуты, когда охотник вот-вот чуть ли не наступает на них сапогом. Последнее обычно наблюдается при сырой, теплой и ветреной погоде. Тишина, солнышко и особенно легкий заморозок зайцев точно взбадривают и таятся они много меньше, следовательно, и поднять их легче. Однако все это справедливо лишь там, где зверьки не напутаны постоянным преследованием охотников. Там же, где за ними много охотятся, они становятся настолько осторожны, что приблизиться к ним на выстрел удается только в ненастье.

Объектом охоты с подхода чаще всего является русак — постоянный обитатель более или менее открытых угодий, но на больших свежих вырубках, где молодая поросль еще не загустела, точно также можно пострелять и по беляку. При охоте с подхода сравнительно редко удается заприметить зайца на лежке, но бывают периоды, когда это становится вполне возможным. Капризы погоды время от времени играют с зайцами, и особенно с беляком, злую шутку. Заключается она в следующем. Осень была короткой. Уже в конце октября начал перепархивать снежок. Побелели поля, запорошило лесные поляны. Кажется, что уже наступила зима. Зайцы интенсивно линяют, меняя темную шерсть на белую и, наконец, "замаскировались". И вдруг теплеет, льет дождь, снег стаивает, а беляки остаются белыми. На почерневшей земле, среди мокрых полегших трав и оголенных кустов их видно издали. Правда, некоторые хитрецы устраиваются на лежку возле березовых пней, поленниц, опять-таки, березовых дров и у других белых предметов (включая затерянный в лесу парусиновый башмак), но и это их мало спасает — заметить их все равно легко. То же самое случается и при затянувшемся бесснежьи — беляки вылиняли, а снега нет. Тут-то и становится возможной другая не менее увлекательная охота — охота на узерку. Охотник идет по лесу или вырубкой, тщательно приглядываясь к окружающему. Все, что белеет на земле, может оказаться зайцем, но, может быть, и костью, клочком бумаги, обрывком березовой коры, да и мало ли еще чем. Разглядеть, особенно где-нибудь в кустах, трудно. Подойти и проверить опасно — беляк может моментально юркнуть в чащу и поминай как звали. Заяц или не заяц? Стрелять или не стрелять?

Какая радость увидеть, как над таинственным беловатым пятном вдруг поднимутся и снова опустятся заячьи ушки и мучительные сомнения будут рассеяны. И, наоборот, какое разочарование, когда порыв ветра выявит, потащит по траве комок измятой газеты, в которую мы уже почти готовы были влепить заряд. Но всего этого мало. Даже, если сомнений нет, и охотник уверен, что видит именно зайца, — дело еще не кончено. В описываемых условиях заметить или, как говорят, "подозрить" лежащего беляка удается на довольно большом расстоянии. Опасения, что заяц поднимется и как-нибудь уйдет без выстрела, удерживают от попытки подойти к нему на близкую меру. Отсюда дальние выстрелы и частые промахи. Зверек на лежке лежит, как бы немного углубившись в поверхность почвы, в ямке, канавке, между кочек. Его зачастую заслоняют ветви и травы, что все вместе в какой-то степени защищает его от удара дроби. В общем "пропуделять" по беляку при охоте на узерку — дело обычное. Охотиться можно практически в любую погоду, т. к. зайцы, видимо, чувствуя свою приметность, лежат плотно даже в морозные дни. Но особенно привлекательны для охотника часы, когда после сильного дождя с отяжелевших от влаги ветвей тяжело и звонко падают капли воды. Зайцы терпеть не могут капели и поэтому покидают излюбленные чащи, выбираясь на опушки, поляны и примыкающие к лесу поля. Здесь, на открытом месте, они и ложатся, что очень облегчает их поиск и стрельбу по ним.

Перелинявшего в зимний наряд русака, даже и при отсутствии снега, высмотреть, конечно, труднее, т. к. он не становится белым, а лишь слегка светлеет. Охота на узерку не продолжительна. Иногда она возможна всего в течение 2 — 3 дней, но эта кратковременность только прибавляет ей прелести. Выпавший снег кладет ей конец, но и открывает для нее новую возможность — заняться троплением.

Этот способ охоты сводится к тому, чтобы, найдя свежий след зайца — "малик", проследить по нему косого до лежки, поднять его и попытаться сразить выстрелом. Как и при охоте с подхода, нужны более или менее открытые угодья и достаточная выносливость. Однако необходимо и еще одно условие — умение охотника разбираться во всех хитросплетениях заячьих следов. Что касается численности зверьков, то она может быть и не очень высокой. Каждый заяц в течение ночи набегает много и отыскать его след, конечно, проще, чем обнаружить самого зверька.

Тропить стоит только свежий, т. е. утренний, в крайнем случае, ночной след, оставленный зайцем, когда он, покинув логово, отправляется на ночную жировку. Чтобы отличить такой след от более старых и проследить его до места лежки, среди массы других заячьих следов, нужно очень большое мастерство, да и его иногда оказывается недостаточно. Поэтому тропление обычно проводится после пороши либо после того, как сильная поземка занесет старые следы. Если снегопад или поземка кончились вечером, то обнаруженные на следующий день малики будут очень длинными. Весь путь, пройденный зайцем с вечера и до утра, будет выглядеть одинаково свежим. Попав на его начало, приходится пройти не один километр до места, где заяц устроился на дневку. Если же снег шел и ночью, то чем позже он прекратился, тем короче окажутся наследы зайцев, т. к. видны будут только те следы, которые остались после окончания снегопада. Бывают "мертвые пороши", при которых летевший до утра снег полностью закрывает все следы ночных заячьих похождений. Здесь, уж если удалось наткнуться на следок, значит, и заяц где-то тут же, рядом. Итак, выпала пороша. Охотник выходит из дома и направляется туда, где, скорее всего можно найти заячьи следы (окрайки озимых полей, бывшие огороды, посадки фруктовых деревьев). Когда же след найден — начинается интереснейший и волнующий процесс тропления. Заяц постоянно, а особенно направляясь на лежку, пускается на всевозможные хитрости, лишь бы запутать след. То, дойдя до какого-то места, он поворачивает и своим же ходом бежит обратно, чтобы потом громадным прыжком скинуться в сторону, да еще так, чтобы прыжок пришелся за куст, в кочки, густую заросль, словом, туда, где место приземления будет скрыто; он не раз выходит на езженую дорогу, идет по ней и потом скидывается, прячет следы там, где снег сдут ветром, покрыт настом и т. д. Разобраться во всех этих уловках не так-то просто и особенно, если, преследуя зверька, мы затоптали его следы. Поэтому идти нужно всегда несколько в стороне от малика и при этом зорко посматривать по сторонам, т. к. тот, кто не отрывает взгляда от отпечатков заячьих лапок, почти всегда прозевает самого зайца. Последний очень часто, сделав петлю, возвращается туда, где он прошел раньше и устраивается на лежку поблизости от своего следа. Охотник видит далеко уходящую вперед линию следа и уверен, что до лежки еще далеко, а заяц-то уже рядом, наблюдает за своим преследователем и, пропустив его, удерет не замеченным. Так что любое местечко вблизи малика, подходящее для заячьего укрытия, должно являться объектом неусыпного внимания. Дойдя до места заячьей жировки, где следы переплетаются и перекрещиваются самым причудливым образом, нет ни малейшего смысла разбирать и выхаживать все эти наброды. Гораздо разумнее просто обойти жировку по кругу, найти выходной след и уже по нему продолжать преследование. Это значительно сократит время поиска.

Но вот путаница жировки позади. Малик пошел более или менее прямолинейно и, наконец, на нем видна первая попытка зверька запутать след — "двойка", "тройка" или просто скидка в сторону от первоначальной линии хода. Иногда после первого же такого ухищрения заяц тут же и ложится, но чаще он повторит свои каверзы многократно. Как только они начались, следует остановиться и оглядеться — куда идет след, нет ли вблизи чего-то такого, что могло бы привлечь, отыскивающего убежище косого. Только сделав это, можно продолжать тропление, не спеша и очень внимательно. Заяц может подняться в любой момент и даже не там, куда казалось бы, ведут его следы. Русака, и тем более беляка, редко удается увидеть на лежке, обычно замечаешь их уже после того, как они пустились наутек. Как и всегда, в теплую, мягкую погоду, да еще при ветре, зайцы подпускают близко, в мороз — встают далеко. Там, где охотников мало, ушедший без выстрела и даже неудачно стрелянный заяц, довольно скоро опять ложится. Дав ему облежаться, можно его стропить и подойти на выстрел. Там же, где охотников много, испуганный зверек ложится не скоро и редко дает к себе подойти повторно. Помимо всего прочего, охота троплением интересна тем, что именно при ней мы узнаем о зайце очень многое. Снежная пелена четко фиксирует и выдает нашему глазу многие особенности его поведения, повадок и привычек. Поэтому те из нас, кто много занимался троплением, и без снега потом много легче находят затаившихся зайцев или выбирают наиболее надежный лаз при охоте из-под гончих.

В лунные ночи, поздней осенью и зимой можно охотиться на зайцев и из засидки. Необходимым условием для этой охоты является знание мест, куда зайцы в достаточном количестве и более или менее регулярно приходят кормиться. Зверьки часто концентрируются на относительно небольших по площади участках озимей, полей с остатками сельхозкультур или садов. Зимой снег здесь бывает буквально испещрен их следами и покопками. Даже по чернотропу на рыхлой, влажной земле отпечатки их лап встречаются постоянно. Они могут приходить к скирдам, стогам или сенным сараям, словом туда, где в изобилии имеются привлекающие их корма.

Здесь-то, выбрав место удобнее для длительного сидения и для возможной стрельбы, с вечера и можно устроиться. Нужно только, чтобы ночь была лунной и светлой, иначе подошедшего зайца не увидишь и в пяти шагах, а если и рассмотришь, так того и глади промажешь. Охота редко бывает добычливой, т. к. нужно, чтобы заяц не только пришел на то поле, где мы его караулим, но и подбежал на расстояние, допускающее верный выстрел. Да и попасть в него тут не так-то просто. В неверном лунном свете не только деревья и кусты, но и всевозможные неровности почвы бросают самые фантастические тени. Заяц рисуется то темным силуэтом, то выглядит каким-то странно-белесым. Определить расстояние до него трудно, мушки ружья почти не видно. Все это создает условия, порождающие, зачастую, самые невообразимые промахи. И все же охота из засидки очень интересна и своеобразна. Сама обстановка, в которой она проходит, носит прямо-таки сказочный характер. Зайца обычно раньше услышишь, чем увидишь, особенно если трава и листья, покрывающие землю, сухи, подмерзли или снег прихвачен настом. В зависимости от освещения зверек кажется то неправдоподобно большим, то, наоборот, маленьким. Прежде, чем он подойдет на выстрел, иногда проходит много времени и появляется возможность длительного наблюдения за ним, а с нею и неизбежное волнение, азарт ожидания и сладость надежд.

Необходимо подчеркнуть, что здесь охотник должен соблюдать полную, абсолютную тишину. Заяц великолепно слышит и ни за что не пойдет туда, откуда, пусть хоть изредка, но доносятся какие-то подозрительные звуки.

Зайцы не крепки на рану и все же иногда способны уносить в себе дробь на довольно значительные расстояния, если она не положила их сразу на месте. Следовательно, при наличии снега стреляного зверька обязательно какое-то расстояние нужно протропить и посмотреть: не появятся ли на следу капельки крови. В этом случае подранка нужно попытаться взять во что бы то ни стало.

Ярослав Русанов
Журнал "Охота и охотничье хозяйство", №11, 2001 г.Охота

 
 

Охота на зайца петлей

Прежде, чем отправиться на ловлю зайцев петлями узнайте о местных законах об охоте.Ловля зайцев петлямина большей территории России считается браконьерским занятием и следовательно наказывается по закону. Ловля зайцев и в этих же районах обычными, тарелочными капканами для полноправных охотников уже вполне допустима. Ловля и петлями, и капканами в чем-то похожа, секреты одни и те же. Особенности постановки капканов буду указывать, но в основном разговор будет о петлях.

 

 

 

Не зависимо от вида зайца: беляк, русак, толай, маньчжурский заяц, петли обычно ставят на заячьих тропах. Зимой, когда сильные морозы зайцы поневоле натаптывают тропы. Шкурка у зайцев тонкая и греется заяц в основном бегая, а если еще достаточно глубокий и рыхлый снег, вот тогда зайчишка и бегает по одному и тому же месту, туда, сюда. Тропа обычно длиной метров 100-200, иногда больше и бывает так натоптана, что запросто выдерживают вес человека без лыж.

 

Кроме зимних троп у зайцев бывают тропы и в другие времена года. Иногда такаю тропу можно назвать лазом. Через заросшие болота, через  густой кустарник и траву, вдоль склонов сопок, через садовые участки, частные огороды, водные переправы, проходы на солонцы и т.д. Лазы могут быть даже в заборах, трубах под дорогами, в густом кустарнике, пересекающим поля...

 

Тропы по чернотропу еще короче. Однако отыскатьзаячьи тропы и лазы по чернотропу не сложно, нужны лишь немного смекалки и удача, но если на зимних тропах зайцы попадаются в петли, обычно в первый же день или ночь, то на заячьих тропах и лазах по чернотропу добычи можно ждать несколько дней и даже недель. У неопытного охотника после нескольких дней ожидания может сложиться мнение, что ловля зайцев по чернотропу случайна и в основном бесполезна. Это обманчивое впечатление, всему нужно сначала научиться и первое мнение не всегда самое верное.

 

Часто одной и той же тропой (лазом) пользуются несколько зайцев. Не пренебрегают заячьими тропами лисы, волки, домашние собаки, росомахи, косули, кабаны и прочие животные. Если по следам невозможно определить, кто конкретно попался и порвал заячью петлю, то не надо в этом винить зайца гиганта. Хотя таковые хоть и редко, но встречаются.

 

Петли на зайцев лучше всего изготавливать из тонкой стальной проволоки. Но можно сделать и из медной проволоки, и из других материалов: пеньки, шелка, капрона, липового лыка, нитей стеклоткани, кожаных шнурков, телефонного кабеля и прочего.

 

Стальные петли очень прочные и  малозаметны. Петли из скрученной вдвое проволоки не так быстро отрываются попавшимися зайцами и протертые местной растительностью не демаскируют себя посторонним запахом. Заяц один из наиболее сложных для ловли ловушками зверь. Вид самой петли зайца почти не настораживает, его настораживает запах исходящий от петли. Заяц видит не особенно хорошо и в основном надеется на информацию, полученную от ушей и своего носа. Если петля (капкан) пахнет не так как окружающие растения или земля в радиусе 50 сантиметров вокруг, то заяц в ловушку не полезет.

 

Обычно достаточно протереть стальную петлю еловой веткой, в еловом лесу, и успех обеспечен. Но если протереть петлю  елкой в кустиках полыни, в трех шагах от елок и зайца Вы, уже гарантировано не поймаете. Зайчишка будет обходить Ваши ловушки так, что создаться впечатление, будто Вы сами лично и специально огородили свои ловушки невидимой и непробиваемой стеной. Зайчишки так и будут вдоль этой мнимой стенки, и натаптывая новую, обходную тропу, обходить ваши ловушки.

 

Петли из других материалов пахнут сами по себе, и если вы сможете демаскировать их запах, то ловиться зайцы будут в петли из любых материалов. Есть еще одна проблема. Зайцы неплохо пользуются своими зубами, для того чтоб освободиться. Проволоку перекусить зайцу сложно, а петли из мягких материалов ему перекусить намного проще. Поэтому на петлю надевают кусочек трубчатой косточки или самодельную жестяную трубочку длиной до 10 сантиметров. Трубочки тоже пахнут и от запаха надо избавляться. Опять же трубочки мешают работе самой петли и трубочки должны спускаться под собственной тяжестью к животному только после его поимки. Поэтому петли из мягкого материала делают со всевозможными устройствами типа подъемник. Что также настораживает зайцев. Любое изменение привычного вида тропы: посторонние предметы, следы, запахи и прочее настораживает зайца.

 

Но все эти проблемы вполне решаемы. Подъемные устройства могут быть с самыми примитивными спусковыми устройствами. Прочности материала петли достаточно, если подвешенная гирька, весом в пять килограммов, во время несильного встряхивания не отрывается.

 

Самая короткая (по длине)петляполучается из стальной проволоки. Петля на русака делается диаметром около 25 сантиметров, плюс 20 сантиметров на привязку к кусту или колышку. Итого 25 помноженные на Пи, плюс 20 сантиметров равны примерно 100 сантиметров. Для беляка соответственно, при диаметре около 20 сантиметров, около 80-90 сантиметров. Для более мелких зайцев еще короче.

 

Желательно петли привязывать к упругой ветке куста или к небольшой палке-потаску, тогда заяц достанется охотнику живой и практически невредимым. В петлях привязанных к жестким предметам заяц душится или запутывается и замерзает.

 

В петлях с подъемниками желательно, чтоб заяц душился как можно скорей, тогда меньше вероятности, что он (заяц) порвет петлю.

 

Петли ставятся над тропой с таким расчетом, чтоб заяц попал в петлю головой. Особенно уверенно заяц влетает в петлю в прыжке, например, над поваленным деревом. Заяц никогда не встает лапками на поваленное дерево, через которое перепрыгивает. А преследующие зайцев или пользующиеся заячьими тропами лисы, енотовидные собаки наоборот обязательно и без опаски встанут на ствол дерева. Петли на зайцев возле таких, поваленных деревьев надо ставить над деревом, капканы же с обеих сторон от поваленного дерева, в местах приземления (после прыжка) на зайца и на самом стволе дерева на лису.

 

Следы установки капканов и запах в любом случае маскируются. Иногда выгодно пройтись одной лыжей по тропе и установить капкан под следом лыжи. Маскируя лыжней установленный капкан. Заяц следов лыж не боится и охотно бегает по лыжне.

 

Лапы у зайцев широкие и незначительное уплотнение снега приводят к тому, что заяц перестает пользоваться своими (зимними) тропами. Обычный способ определения как будет проваливаться в снег заяц следующий. Берется рукавичка и роняется плашмя в снег. Насколько провалится рукавичка, настолько будет проваливаться и заяц.

 

Но как вы помните всегда можно найти постоянные тропы и лазы где зайцев можно ловить (петлями и в случае острой необходимости) круглый год.

Анатолий Шишкин.

Конструктор сайтов
Nethouse