Перевести страницу

Статьи об охоте

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

Стрельба по птице (Часть 1)

Стрельба по птицеСентябрь 2009 / С. Лосев / Молодому охотнику

 

Техника стрельбы по различным видам летящей птицы в принципе одинакова. Но поскольку скорость, траектория и высота полёта у всех птиц разная, то существуют некоторые нюансы стрельбы по разным видам дичи. То же можно сказать и о бегущем звере. Эти нюансы мы и рассмотрим.

 

Стрельба по уткам

Охота на уток наиболее массовая. Тысячи и тысячи охотников заполняют болота, озёра и заливы рек в ожидании утренних или вечерних утиных зорь. Стрельба в этом случае ведётся с одного места, где охотник стоит (сидит) в шалаше, бочке, куртинке камыша или замаскировавшись в лодке. Сразу же скажу: стрелять стоя гораздо удобнее, чем сидя. Так что постарайтесь замаскироваться так, чтобы камыш или шалаш был вам по грудь, когда вы стоите, и не мешал обзору и стрельбе на 360°. Во время стрельбы на пролёте или зорях вам представится возможность стрелять встречных, боковых, угонных и полуугонных птиц. Бытует мнение, что птицу лучше бить в полуугон, под перо, при этом дробь испытывает меньшее сопротивление перьевого покрова. Но в августе, когда утка молодая и покров у нее слабый, больше шансов поразить самые убойные места – шею и голову. Молодая утка чисто бьётся даже семёркой. В более поздний период стоит лишь увеличить номер дроби. Так что смело бейте утку «на штык».
Подпустив утку максимально близко, закройте её стволами (стволом) и, уходя вперёд, не останавливая ружья, нажмите на спуск. В случае промаха немедленно разворачивайтесь и, как бы посадив птицу на мушку, бейте под неё. Это и будет выстрел в угон.
Боковой выстрел надо делать в направлении слева – направо или справа – налево. Имейте в виду, что выстрел слева производится на раскручивании корпуса, а выстрел справа – на закручивании, т. е. от исходной точки (примерного места выстрела) вы разворачиваете корпус в сторону, откуда летит птица, и, возвращая его в исходное положение, производите выстрел. При налёте справа вы подхватываете птицу и ведёте её влево, закручивая корпус и одновременно поднимая ружьё. Как мы уже знаем, налево корпус разворачивается насколько угодно, а вправо двигаются практически одни руки. Стрельба же руками в корне безграмотна.
Подхватив боковую утку, вы направляете стволы прямо в неё (либо чуть-чуть сзади) и начинаете обгон до появления просвета. Просвет тем больше, чем дальше от вас цель и чем выше скорость полёта птицы. Как известно, все нырковые породы уток имеют большую скорость лёта, чем кряковые или серые утки. А уж о бешеной скорости чирка ходят легенды. Но в том-то и состоит преимущество стрельбы на обгоне, что ружьё двигается чуть быстрее полёта любой птицы, сводя на нет всё её преимущество в скорости. Но ни в коем случае не выбрасывайте стволы вперёд птицы рывком. В противном случае последует немедленная остановка ружья и как следствие неизбежный промах.
При стрельбе утки, идущей на посадку, не старайтесь стрелять в то место, где она, по вашим предположениям, окажется в момент нажатия на спуск. Можно не угадать. Наведите мушку (или лучше ствол) на садящуюся птицу и, уходя от неё в движении вниз, произведите выстрел.
Стрельба с подхода и с подъезда производится, как правило, по взлетающей утке. Если она вылетает из камышей, то в первый момент поднимается вертикально вверх. В этом случае достаточно закрыть птицу стволами и сразу же нажать на спуск. После перехода утки в горизонтальный полёт, в неё стреляют либо как в боковую, либо как в угонную с подъёмом стволов несколько выше корпуса.

Стрельба по гусям

Охота на гусей делится на охоту из укрытий (шалашей, скрадков, ям) и стрельбу на перелёте птиц с воды на кормовые поля и назад. При охоте из ямы с профилями и чучелами на поле ни в коем случае нельзя торопиться с выстрелом. Чучела для того и работают, чтобы гуси налетели на максимально близкий выстрел. Сделав 2-3 круга, гуси как бы зависают над имитаторами. Это самый благоприятный момент для выстрела. Первые 1-2 выстрела делают прямо по головам наплывающих гусей. После выстрелов или при обнаружении охотника стая резко уходит вверх, набирая высоту. Если вы запоздали с выстрелом или у вас многозарядный полуавтомат, стрелять по ним следует как по угонным или полуугонным, т. е. прямо в корпус или с небольшим просветом в уходящую сторону.
В гуся, идущего на посадку к чучелам, стреляют так же, как и в утку, или, когда посадка близко, целятся прямо в корпус. Но это в том случае, если вы спортсмен. Ежели охотник мясник, то он, конечно, даст гусю сесть и добудет «сидячее мясо».
Во время стрельбы на пролёте охотники часто стоят у уреза воды, и при этом бывает выгоднее пропустить гусей и стрелять в угон. Так проще с подбором подстрела и добором подранков на земле, если гуси идут с воды. Да и выстрел под перо наиболее надёжен, так как оно у гуся на редкость крепкое на груди, ведь охота проводится либо весной по матёрой птице, либо поздней осенью, по уже окрепшему молодняку.
Пролётный гусь летит значительно выше и быстрее, чем идущий на чучела. Стрелять в него приходится практически всегда над головой. Из-за того, что он медленно машет крыльями, создаётся обманчивая видимость медлительности его полёта. На самом деле скорость летящего транзитом табунка или клина гусей очень высока. Следовательно, упреждение (для тех, кто стреляет с упреждением), скорость обгона и величина просвета должны быть значительными.
Поскольку гуси проходят, как правило, на одной и той же высоте и с одинаковой скоростью, варьируйте опережение в сторону увеличения. После попадания возьмите величину удачного упреждения за основу и повторяйте его при следующих выстрелах. При этом не забывайте, что должен работать корпус, а не руки, и исключите остановку ружья в момент нажатия на спуск.

 

Стрельба по вальдшнепам

Касаясь темы стрельбы по вальдшнепу на тяге, предоставим слово признанному авторитету в этой области, руководителю научной группы «Вальдшнеп» Сергею Фокину: «Встречного лесного кулика стрелять не рекомендую, поскольку мала убойная площадь тушки, да и перо обтекаемо. Ведёте стволами, сопровождая налетающего вальдшнепа, и когда он окажется почти над головой (но ещё чуть впереди вас), быстро обгоняйте стволами и, не останавливая движения ружья, плавно нажмите на спусковой крючок в момент обгона. Боковой выстрел очень труден, так как требует выбора наиболее правильного и максимального упреждения. Ни в коем случае нельзя целиться в кончик клюва – разве что вальдшнеп будет совсем близко. Охотнику кажется, что птица летит медленно, на самом же деле это иллюзия из-за особенностей полёта во время тяги. Обычная ошибка при таком выстреле – слишком малое упреждение, которое берёт охотник. Советую по вальдшнепу, летящему на 40-45 метров, брать не менее трёх- четырёх корпусов вперёд, а на 25-30 метров – около двух корпусов. Но это при условии, что вы не имеете дурной привычки останавливать движение ружья при выстреле. На практике часто случается, что вальдшнеп пересекает открытое место наискось к стрелку. Стрелять в этом случае вальдшнепа надо в ближайшей к вам точке, а упреждение должно быть меньше, чем при строго боковом выстреле. Чем выше идёт птица, тем сложнее взять правильное упреждение. Если всё же приходится стрелять таким способом встречного вальдшнепа, его накрывают стволами высоко, угонного – сажают на ствол».
По моему мнению, в высказывании Фокина есть два спорных момента. Во-первых, совершенно не обязательно плавно тянуть за спуск при стрельбе влёт. Хоть дёргайте, хоть давите, хоть рвите спуск – это совершенно не сбивает линию прицеливания во время быстрой поводки. Во-вторых, утверждение, что нельзя стрелять по кончику клюва, справедливо только для тех охотников, кто стреляет с постоянным упреждением. Ружьё в этом случае движется со скоростью летящей птицы и тогда, конечно, заряд пройдёт сзади. Но у тех охотников, которые стреляют на обгоне, стволы ружья имеют большую скорость, чем скорость летящего вальдшнепа. А так как мы знаем, что с момента принятия решения стрелять до выхода снаряда из ствола проходит время, то после нажатия на спуск при стрельбе в кончик клюва и до выхода дроби из ствола и создаётся достаточное для поражения птицы упреждение. Всё остальное может быть взято за основу стрельбы на тяге.
При стрельбе по вальдшнепу на высыпках во время охоты с собакой следует придерживаться следующих правил:

  • если собака причуяла вальдшнепа, старайтесь выбрать место, удобное для стрельбы;
  • не лезьте в крепи, старайтесь вести охоту в разреженном лесу и перелесках;
  • стреляйте по вальдшнепу только в прогале, внимательно следите, чтобы на пути дроби не было деревьев и густых веток;
  • лучшей считается стрельба навскидку, но, сообразуясь с местностью, очень эффективна и стрельба с поводкой.

Поскольку дальше 20 м в лесу стрелять не приходится, а поднимающийся вальдшнеп не успевает набрать скорость, то и стрельба ведётся практически без упреждений. На мушку берут тушку кулика или клюв.
Эти же правила приемлемы и для стрельбы тетеревов в лесу и из-под собаки, а также рябчика из-под себя (с подрыва).

Стрельба по птице (Часть 2)

Стрельба по птице

 

Стрельба по тетеревам и фазанам

 

Выводки молодых тетеревов днём кормятся на поросших травой полях и лесных луговинах. Стрельба по ним очень проста. Тетерева поднимаются из-под стойки на чистом месте, где ни кусты, ни деревья не мешают прицельному выстрелу. Охотник, владеющий техникой быстрой вскидки, имеет возможность стрелять этих птиц накоротке, во время вертикального подъёма, закрыв тетерева стволами или же прицелившись в середину тушки. Уходящих в стороны или прямо от охотника птиц бьют так же, как и уток, с подхода.
Несколько иначе ведёт себя другая птица из отряда куриных – фазан. Он, как правило, прячется в очень густых кустарниках, где стрельба по нему достаточно специфична. Выпугнутый из куста собакой фазан поднимается так называемой свечкой, с большим трудом продираясь через ветки и колючки. И лишь поднявшись на 1-1,5 м над подростом, переходит в горизонтальный полёт. На какое-то время он замирает в наивысшей точке подъёма. Этот момент и является наиболее простым и удобным для его поражения. Упреждения здесь никакого не требуется, выстрел производят прямо по корпусу фазана.
И тетерев, и фазан практически всегда после подъёма с поля стараются уйти в сторону леса. Тут охотник и может их перехватить. Стрелять в этом случае приходится по боковым птицам и, следовательно, здесь применим либо обгон с просветом, либо достаточное для данного расстояния упреждение без остановки ружья.

 

Стрельба по красной дичи из-под собаки

 

К красной дичи относят дупелей, бекасов и гаршнепов. Охота на них проводится на открытых мокрых луговинах и болотах, т. е. в местах, где ничто не мешает прицеливанию и результативной стрельбе. Казалось бы, всё просто. Стрельба по тем же правилам, что и по угонной и полуугонной дичи с подъёма. Тем более что у дупеля и гаршнепа полёт прямолинейный и неторопливый. Но, к сожалению или счастью, в этой компании есть бекас, трудность стрельбы по которому издавна считается хрестоматийной. Неда­ром, по одной из версий, слово снайпер, характеризующее меткого стрелка, произошло от английского «снайп», что в переводе означает «бекас». Зигзагообразный, перемещающийся по горизонтали полёт бекаса с резкими поворотами и очень большая скорость совершенно исключают стрельбу по нему с поводкой и даже на обгоне. Единственный, по моему мнению, шанс поразить эту вертлявую птицу даёт стрельба навскидку. Мгновенная вскидка в точку упреждения (небольшого) – и сразу же выстрел. Промедление здесь недопустимо, так как в следующую долю секунды бекас может сделать резкий поворот, и снаряд дроби пройдёт в стороне, причём так далеко, что нельзя рассчитывать на поражение цели даже случайной дробиной. Правда, есть ещё один вариант для успешного поражения бекаса.
Этот скоростной куличок после подъёма делает, как правило, всего три поворота, например, влево, вправо и ещё раз влево. После этого он переходит на прямолинейный полёт, и стрелять по нему в этот момент значительно легче. Однако… Если бекас поднялся довольно далеко от охотника, то после зигзагообразного полёта он может оказаться уже вне зоны поражения. Так что стрелять таким образом можно только бекасов, поднявшихся буквально из-под ног.
Наряду с красной дичью из-под легавых собак и спаниелей стреляют по перепелам, коростелям, куропаткам и болотным курочкам. Полёт этих птиц достаточно медлителен, прямолинеен, и выстрел по ним не представляет труда для охотника. Главное не горячиться, поймать уходящую дичь на мушку, отпустить на достаточное расстояние (если она близко) и, чуть уйдя вперёд, нажать на спуск. Краем глаза обязательно следите за собакой: некоторым из них свойственно бросаться за взлетевшей птицей, и существует вероятность зацепить её. Куропатки – стайные птицы, и обычно после посыла собаки вылетает весь выводок или табунок. У азартного и неопытного охотника появляется слишком большой соблазн выстрелить по куче не целясь. Практически это всегда промах. Обязательно следует выцеливать определённую птицу.

 

Стрельба по диким голубям

 

Скорость полёта витютня (вяхиря) приблизительно равна скорости летящей кряквы. Техника стрельбы по голубям на пролёте схожа со стрельбой по этим уткам. Но есть один момент, на который следует обратить внимание. Заметив опасность, например, неосторожное, резкое движение охотника, или услышав выстрел, вяхирь способен мгновенно сменить направление полёта, буквально на 90° развернувшись почти на месте, чего не может сделать более тяжёлая утка, способная только на плавный разворот. Кроме того, витютни часто делают так называемые противозенитные манёвры, выделывая в воздухе зигзагообразные движения с резким пикированием вниз, что сбивает линию поводки и прицеливания. В этом случае рекомендую не торопиться, переждать «выкрутасы» голубя и начать стрелять после перехода птицы в прямолинейный полёт.
Горлицы мельче витютней, они более скоростные, но менее осторожные. Стрелять по ним рекомендуется так же, как по чиркам, – быстро, уверенно, не выбрасывая ружья вперёд с последующей остановкой (на это провоцирует их большая скорость).

 

Стрельба по глухарю на току и из-под лайки

 

В обоих случаях стреляют по сидячей птице. Тут пригодятся уроки, полученные во время тренировок в стрельбе по неподвижной мишени дробью. Главное – не стрелять на слишком большом расстоянии. Выгоднее, конечно, бить сзади, под перо, так как оно у глухаря очень плотное, особенно на крыльях, но в этом случае вы рискуете повредить красивейший хвост петуха, и полноценного чучела не получится.
Выцеливая на току тетерева, достаточно взять на мушку середину тушки косача в любом положении. Вероятность повреждения лиры при этом ничтожно мала (со мной, по крайней мере, этого ни разу не случалось).
Для отработки выстрелов влёт рекомендуется охота на ворон. Не переживая за промах, здесь можно отрабатывать любые дистанции и упреждения. Полёт ворон не быстрый, и есть возможность, не особенно торопясь, сделать поводку, обогнать хищницу, взять оптимальное опережение и выстрелить. Кстати, согласно охотничьей поговорке, «Бог за каждую убитую ворону один грех списывает».

Техника стрельбы влёт «на обгоне»

Техника стрельбы влёт «на обгоне»

 

Написать данную статью меня подвигли многочисленные публикации о знаменитых стрелках прошлого, об их уникальной технике стрельбы на охоте и ещё более многочисленные рекомендации о самостоятельной зарядке патронов с призывами учиться у этих мастеров. Такое впечатление, что прогресс стоит на месте и дедовским преданиям сейчас самое время. Практически во всех периодических изданиях и книгах об охоте даются различные таблицы расчётов упреждений и практические советы авторов о том, сколько брать корпусов впереди летящей птицы или бегущего зверя. Причём ссылки идут на авторитетов прошлых веков. Слов нет, многие из них заслуживают огромного уважения как охотники и следопыты, но время-то идёт. Если бы в спорте молодые спортсмены повторяли технику заслуженных ветеранов, то о каких рекордах могла идти речь? Знаменитый пловец, чемпион мира, сыгравший Тарзана, сегодня не прошёл бы отборочных соревнований самого низкого уровня. Спортсмены, и в том числе стрелки, не стоят на месте. Почему же охотники должны стрелять так, как стреляли из дульнозарядных ружей. Попробуйте съездить на стрельбище «Лисья нора» и пострелять на «гусиной» площадке спортинга. Уверяю, стреляя с упреждением, вы не только будете допускать промахи, но и вообще не попадёте ни в одну мишень. По скоростным и дальним целям (на охоте или на стенде) нужно стрелять только на обгоне. А если авторы не знают этой современной техники, то и не надо учить стрелять молодёжь. Переучиваться гораздо сложнее, чем учиться заново. Это я знаю не понаслышке. В 70-е годы, когда мы занимались в Школе Высшего Спортивного Мастерства, первыми тренерами у нас были отставники-ветераны, которые, к сожалению, сами не умели грамотно стрелять. Как же было трудно переучиваться после их уроков.
Техника стрельбы «на обгоне» гораздо сложнее, нежели с упреждением, но именно она даёт охотнику власть над летящей птицей и бегущим зверем, позволяет манипулировать ружьём перед выстрелом и производить выстрел в удобной для стрелка точке. Поскольку во время стрельбы «на обгоне» ружьё движется значительно быстрее цели, то это сводит на нет все преимущества дичи в скорости.
Принцип стрельбы «на обгоне» довольно прост. Стволы ружья вскидываются не в точку упреждения летящей птицы, а прямо в неё или немного сзади. Затем следует обгон. На близком расстоянии – быстрый, на дальнем – плавный. И с появлением просвета – выстрел. Величина просвета определяется практически или (кому дано) интуитивно. Самое сложное в такой технике – отсутствие фиксированного упреждения. Как только вы можете сказать, что взяли опережение в два корпуса или на метр, то по сложной и дальней мишени, скорее всего, будет промах. Понимаю, это не только сложно изобразить на практике, но и даже переварить в сознании. Однако повторюсь: упреждение должно быть не фиксированным, а всё время растущим. Мы часто говорим, что остались без добычи потому, что, дескать, дичь летела высоко. При этом, не подозревая, что причина иная: просто вы не умеете стрелять на дальние дистанции дробью. Стрельба же на обгоне позволяет делать результативные выстрелы на пределе. Кстати, метательные машинки на «гусиных» площадках спортинга расположены на дистанции 72 метра от стрелкового номера. И летят они не к стрелку, а параллельно ему и вверх. Следовательно, выстрел производится с ещё более дальней дистанции. Подумайте, сумеете ли вы поразить мишень с сечением в пару сантиметров (тарелочка повернута к стрелку боком), беря любое упреждение? Вряд ли. А современные стрелки на обгоне бьют их все. То же самое и с дичью. Стрельба с упреждением даёт уверенность в поражении корпуса трофея только на небольшом расстоянии и при идеальных условиях.
Во время охоты в лесу по перу стрельба «на обгоне» намного результативней даже стрельбы «навскидку». В своей книге «Охота на рябчика» опытнейший охотник и биолог Пётр Зверев написал, что стрельба по рябчику «с подъёма» невозможна. Но ведь мы, бывшие и сегодняшние стендовики, в большинстве своём другой возможности добыть рябчика и не имеем. Слишком долго нам ежедневно по ушам стучали выстрелы, и я, например, не слышу его свиста и лишён возможности охотиться на манок. Зато выстрелы с подхода, благодаря стрельбе «на обгоне», частенько удаются. После взлёта в густом лесу, рябчик, как правило, показывается лишь ненадолго в небольшом просвете. Охотник, берущий упреждение, находит его точку, обычно на ближайшей ёлке. В результате он либо воздерживается от выстрела, либо, замешкавшись, запаздывает с ним. Стрелку «на обгоне» достаточно перечеркнуть птичку стволом и сразу нажать на спуск. Даже если на пути снопа появится препятствие, дробь, при верной поводке, всё равно достанет дичь через хвою, ветки и листья.
При стрельбе на обгоне исключена такая грубая ошибка, как остановка ружья – оно движется быстрее дичи. Птице не удастся уйти от стрелка маневром – ствол ружья, вскинутого сзади дичи, как бы привязан к ней и пойдёт за добычей, куда бы она ни свернула, догонит её, обгонит и накроет снопом дроби. Охотник, вынесший ствол в точку упреждения, рискует потерять цель при внезапной смене птицей курса (часто хаотичной), а вернуться к ней значит совершенно сбить поводку и линию прицеливания
Таблицы расчётов упреждений, составленные на основании скорости полёта, бега дичи и расстояния до цели, сегодня вообще не нужны. Мало того, что никому не придёт в голову производить их перед выстрелом, дичь очень редко бегает и летает с предписанной ей скоростью. Стрелку «на обгоне» достаточно при любой скорости добычи лишь обогнать её, соответственно увеличив скорость движения ружья (естественно, движением корпуса). Оговорюсь, есть некоторые охоты, на которых нужно совмещать стрельбу «навскидку», «на обгоне» и «с упреждением». Например, охота на зайцев и на копытных в лесу. На них, из-за многочисленных помех ландшафта, приходится частенько бить зверя в прогалах между деревьями, снежными наносами и кустами. Длинная поводка в этом случае противопоказана (некстати подвернувшееся дерево может принять на себя заряд дроби или пулю). Ружьё заранее выносится в предполагаемую точку прохождения зверя, если нужно берётся упреждение и производится выстрел «накоротке». При охоте «с подхода» так же хорошо зарекомендовала себя стрельба «навскидку». Спуск нажимается в момент касания приклада плеча охотника. Одновременно с поднятием ружья к плечу мушка выносится в переднюю часть корпуса дичи или, если требуется, в точку упреждения, и выстрел производится без малейшей проводки.
Очень меня раздражают «знатоки», бросающие свысока неопытному стрелку, допустившему промах: «Ты выстрелил по заду». Но ведь выстрел сзади по дичи или мишени – следствие (кстати, это 90% промахов) А причина? Остановка ружья. Почему? Швырок руками. Почему? Не сработал корпус. Почему? Не хватило доворота до точки выстрела, и включились руки. Руками же совершается только подъём ружья от пояса до плеча. Почему? Изначально неправильная стойка стрелка (или позиция охотника) и неверный хват ружья, либо отрывание щеки (головы) от ложи ружья. Это отвлечённый пример, но именно так нужно проводить разбор каждого неудачного выстрела и исправлять ошибки. А результативные выстрелы запоминать. Вот тогда и наметится прогресс. Если же стрельба перестала идти у опытного стрелка (такое тоже нередко бывает), то один из моих тренеров Валерий Коньшин советовал забыть всё и делать так, будто только начинаешь постигать азбуку стрельбы.

Стрельба по зверю

Стрельба по зверю

 

С вышки по оленям и кабанам

 

Это довольно распространённая в России охота. Тихо и без резких движений, сидя на вышке или сидушке, то есть лабазе, охотник имеет возможность спокойно выбрать определённый трофей, аккуратно прицелиться в наиболее убойное место и выстрелить. Хотя, безусловно, убойных мест на туловище крупного зверя довольно много, достаточно навести мушку либо перекрестье прицела на бок кабана, оленя или чуть сзади лопатки – и можно быть уверенным, что зверь после выстрела далеко не уйдёт. Но следует помнить, что при стрельбе пулей по неподвижной цели совершенно недопустимо дёргать или рвать спуск. Малейшее боковое усилие на него уводит пулю от точки прицеливания.
Как мы знаем, на выпасе звери практически всё время находятся в движении. Поэтому, заметив, что зверь тронулся с места, воздержитесь от выстрела или сделайте короткую поводочку вслед за ним и стреляйте в момент проводки. Поверьте, это не так сложно. Гораздо больше шансов спугнуть чуткое животное неосторожным движением или стуком. В этом случае необходимы мгновенная поводка за убегающим зверем и прицельный выстрел по корпусу без упреждения. Возможность возвращения зверей на прежнее место маловероятна, так что не следует отпускать их. Следует, однако, помнить, что выстрел с вышки или лабаза производится сверху вниз, так что точка прицеливания на корпусе зверя должна быть несколько выше, чем при прямом выстреле с земли. Пуля, прошивая тело оленя или кабана сверху вниз под углом, как раз и заденет центральные внутренние органы.

На загонной охоте по лосю, кабану, оленю и косуле гладкими и нарезными пулями

При облавных охотах охотников, имеющих нарезные карабины и штуцера, ставят на флангах стрелковой линии, как правило, на опушках леса, полях и широких просеках. Эти стрелки должны предотвращать попытки прорыва зверей из загона через фланги. Поэтому стрелять им приходится на ближние, средние и дальние дистанции. Учитывая огромную скорость нарезной пули, говорить об упреждении при стрельбе по лосю и кабану на расстоянии до 100 м не приходится. Мушка винтовки в момент выстрела должна находиться на «мясе» зверя, т. е. на передней части его корпуса. При стрельбе на более дальние дистанции и по скоростным зверям (оленю или косуле) требуется некоторое упреждение, величину которого можно рассчитать по табл. 1.
Ошибку в прицеливании можно определить визуально после выстрела, проследив за фонтанчиком, поднятым пулей в снегу или на земле, после чего сделать соответствующую поправку ко второму выстрелу. Немецкие охотники во время охоты на открытых пространствах используют свисток. Я сам наблюдал, как после свистка охотника молнией мчавшаяся косуля мгновенно остановилась посреди поля и была взята выстрелом с упора. Но сам я не проверял на практике этот способ.
Саму стрелковую цепь выстраивают среди леса, вдоль дороги или неширокой просеки. В ней стоят в основном стрелки с гладкоствольными ружьями, которые ведут стрельбу на расстоянии до 45 м (по правилам). Охотник, встав на номер, прежде всего намечает возможные секторы обстрела: чистые прогалы между деревьями, визирки, тропы животных, всевозможные просветы. Стрельба через ветки деревьев или кусты малоэффективна, так как пуля может отклониться от траектории при малейшем касании с ними. Идущего крупного зверя (лося, кабана, оленя) охотник обычно замечает загодя, до подхода того на выстрел или даже слышит его подход. Увидев или заслышав зверя, можно заранее вскинуть ружьё, чтобы избежать зацепов приклада за одежду и не спугнуть зверя, когда тот будет рядом. Напустив его на достаточное расстояние для уверенного поражения, следует выбрать чистый прогал из заранее намеченных и, быстро наведя мушку на убойное место, выстрелить практически без упреждения. В зоне, где разрешена стрельба, в лесу, оно в большинстве случаев и не нужно.
Стрельба в лесу с поводкой не рекомендуется, поскольку слишком велика вероятность попадания пули в дерево или другое препятствие. Как мы уже знаем, с момента принятия решения стрелять до попадания пули в цель проходит время. Охотник, сам того не желая, рискует попасть в препятствие на пути хода зверя, поскольку при стрельбе с поводкой ружьё продолжает двигаться. Как же быть? Можно не вести лося или кабана стволами с момента появления, а ожидать подхода зверя в предполагаемом месте выстрела (угадать его нетрудно), заранее направив туда ружьё. При изменении зверем направления хода всегда есть время перекинуть ружьё в другом направлении.
Основные убойные места крупного животного – это голова, шея, сердце и спинной мозг. Исходя из моего довольно большого опыта загонных охот, рекомендую не мудрствовать и стрелять лосю, оленю или кабану в «борт», т. е. в наиболее широкую переднюю часть туши. Этого вполне достаточно, чтобы даже самый крупный зверь, если и не упал сразу, то уж во всяком случае, далеко не ушёл. На километр и дальше уходят в основном «трябушинники», т. е. животные, битые по кишкам. При выцеливании головы и шеи возможность ошибки в прицеливании достаточно велика, даже при стрельбе по неподвижно стоящему зверю. Если позволяет время, то для более точного прицеливания лучше стрелять в область лопатки, чуть сзади неё. В этом случае возможно поражение лёгких, что считается убойным выстрелом. Что касается кабана, то его шея представляет собой заманчивую цель, так как она гораздо шире, чем у других животных. Попадание в неё – смертельное ранение.

Косуля

Относительно слабое на рану животное, и попадание в неё тяжёлой свинцовой пули 12-го калибра не даст ей уйти, даже если не будут задеты жизненно важные органы. С другой стороны, это наиболее быстроногое животное, поэтому точно попасть в цель очень сложно. Мой совет: нажимайте на спуск, как только на мушке окажется «мясо» бегущей козы. Возможность подцелить её более точно может и не представиться.
Интуитивно охотник наводит мушку на самую крупную часть туловища животного – переднюю часть корпуса. Она же и самая убойная.
На моей памяти все копытные звери, битые по корпусу в области лопатки, доставались охотникам. Из двух муфлонов-рогачей, добытых мною на загонной охоте, один получил пулю из гладкоствольного ружья в сердце, а другой – в крестец. Оба остались на месте после выстрелов, но второй трофей можно отнести к разряду случайных. Целиться в крестец, конечно, не следует. Бегущему прямо на охотника оленю или лосю нужно целиться прямо в грудь – это убойный выстрел. А вот кабану, который ниже человека, можно стрелять в середину лба. С близкого расстояния гладкая пуля легко пробивает череп кабана любой величины, а нарезная – тем более.

Таблица 1

Скорость движения и некоторые характеристики птиц и зверей, необходимые для расчёта и выбора номера дроби

Наименование  птиц и зверей Средняя скорость движения Длина корпуса, см Масса, кг
м/с км/ч средняя максимальная
Чирок 20,0 72,0 25—30 0,2—0,5 0,6
Бекас 15,3 55,0 30 0,108 0,125
Вальдшнеп 7,0 25,0 34—36 0,375 0,45
Дупель 7,0 25,0 20 0,12 0,15
Утка кряковая 16,0 57,5 50 1,0—1,5 2,0
Гусь (серый) 22,0 79,2 90 2,6—4,5 5,0
Тетерев 8,3 30,0 45 1,6 1,7
Глухарь 15,0 54,0 90—112 1,5—5,5 6,5
Рябчик 6,5 23,0 35 0,46 0,58
Голубь 16,7 60,0 42 0,52 0,62
Дрофа 15,0 54,0 100 4—5 6,5
Фазан 8,3 30,0 60 1,2 1,5
Перепел 11,0 40,0 15 0,11 0,12
Куропатка 9,7 35,0 40 0,45 0,5
Ворона 14,0 5,05 47—50 0,7 0,75
Заяц 8—10 28—36 60 4—6 7,0
Лось 4 (рысью) 14,4 250—300 450—500 600
Олень (марал) 4 (рысью) 14,4 300 150—200 250
Кабан 4 (рысью) 14,4 200 80—150 320
Косуля 3 (рысью) 10,8 140 30—50 60
Сайгак 14—15,3 50—55 130—135 37,0 40
Лисица 3 (рысью) 10,8 60—90 5—8 10
Волк 3 (рысью) 10,8 170 65—70 80
Енотовидная собака 3 (рысью) 10,8 85—95 9 12

 

Молодому охотнику

Стрельба по зверю

 

 

 

Заяц

 

По зайцу стреляют, когда он выбегает из загона, из-под гончей собаки и из-под себя, а также с подрыва при охоте самотопом. Часто возможен выстрел и по сидящему зверьку. Стрелять в зайца на лёжке охотники считают неэтичным. Наиболее спортивно поднять его криком и выстрелить в угон или в полуугон. Если же заяц сидит неподвижно, стреляют прямо в переднюю часть тушки или в голову (при любом расположении корпуса), но такой выстрел возможен на дистанции не выше 45 м. На большем удалении от охотника рациональней выждать, когда заяц повернётся боком. Вследствие очень малого поперечного сечения корпуса зверька, возможен (даже наиболее вероятен) обнос тушки дробинами (рис. 5). Запомните: в сидящего к вам спиной или грудью зайца дальше 40-45 м стрелять не рекомендуется. Из-под собаки и из загона заяц идёт либо вам навстречу, либо уходит вбок. В зайца, бегущего прямо на вас, цельтесь под передние лапы. Поводка здесь не является обязательной. Достаточно посадить зайца на стволы – и можно стрелять. Бокового зайца, выходящего мелкими прыжками на ближнем и среднем расстоянии (до 35-40 м), достаточно выцелить в переднюю часть тушки или с минимальным упреждением. Но при стрельбе по зверьку, идущему на крупных махах, необходимо упреждение до 2-3 корпусов. Для охотников, стреляющих на обгоне, рекомендуется «воткнуть» стволы в зайца и, уходя вперёд, нажать на спуск после появления достаточного просвета. Такая стрельба наиболее эффективна по русаку в чистом поле и на приличном расстоянии.
При стрельбе по беляку в лесу упреждение наиболее выгодно, так как времени на поводку и обгон может не хватить. Даже в негустом лесу стрельбе мешают деревья и подрост. Выстрел возможен лишь в просветах между ними, прогалах, на просеках, небольших полянках, поэтому помните, что нужны упреждение, короткий поводок, а потом выстрел.
Заяц, выскочивший из-под стрелка, охотившегося троплением или по чёрной (пестрой) тропе, уходит влево, вправо либо строго в угон. Как правило, он выскакивает не дальше 10-20 шагов от стрелка, но может выскочить и прямо из-под ног. Упреждение в этом случае не требуется. Левого и правого зайцев стреляют, целясь в корпус, желательно в переднюю часть или голову. Уходящего строго вперёд закрывают стволами или, как говорят охотники, стреляют по ушам.

 

Лисица, волк

 

Скорость хода этих зверей практически одинаковая и делится на шаг, рысь и гонный бег на махах. В лису и волка на шаге стреляют без упреждения, по корпусу. То же можно делать и на неторопливой рыси. Но когда эти звери идут на крупных махах, упреждение необходимо. Встречных зверей бьют, как и зайца, выстрелом под передние ноги, угонных – по ушам, а боковых, гонных – с опережением в 1-3 корпуса, в зависимости от скорости бега и дальности расстояния.

 

По белке и кунице из-под лайки или на простук

 

Выражение «попасть белке в глаз», на мой взгляд, довольно условное. Во-первых, рассмотреть глаз белки, сидящей на верхушке ели, практически невозможно, а во-вторых, даже при попадании в глаз малокалиберной свинцовой пульки диаметром 5,6 мм у белки отлетит половина головы, и шкурка уже не будет считаться первосортной. Так что стрелять в белок пулями не рекомендуется.
При простукивании дерева, на которое указывает работающая по белке лайка, зверёк забирается на самый верх и хорошо проецируется на макушке ёлки. Прицельный выстрел дробью с использованием уроков в стрельбе по неподвижной мишени дробью с лёгкостью снимет белку с дерева любой высоты.
Куница, съев белку, часто днюет в освободившемся гнезде (гайне) последней. При простукивании дерева она практически всегда высовывает из него голову. Если в этот момент выстрелить по кунице дробью, то при попадании она часто вываливается наружу. Но если этого не произойдёт, придётся или рубить дерево, или лезть на него. Так что лучше дождаться, когда зверёк вылезет из гнезда полностью, а затем стрелять, целясь в голову, чтобы как можно меньше испортить ценную шкурку.

 

По косулям картечью

 

Мне много приходилось охотиться на косуль в Германии. На мой взгляд, это наиболее быстрый и трудный для стрельбы зверь. За границей стрельба косуль картечью запрещена, но некоторые наши охотничьи хозяйства допускают стрельбу на загонах мелкой картечью.
Во время бега косуля не только быстро движется, но и одновременно совершает вертикальные прыжки. Картечь в какой-то степени, благодаря ширине разброса, компенсирует трудность прицеливания и наводки на цель. Но я категорически против стрельбы по зверям средней и крупной картечью: слишком много уходит подранков, впоследствии бесполезно и мучительно погибающих.

Молодому охотнику

  Рубрика Взять лису на мушку

 

«Все охоты хороши! Каждая имеет своих горячих поклонников, предпочитающих её другим родам охоты, но ружью должно отдать преимущество перед другими».(С.Т. Аксаков «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии».)

Охота на лисиц – одна из самых сложных зверовых охот. Во-первых, перед тобой действительно достойный противник – лисица зверь осторожный и сообразительный; во-вторых, успех и неудача зависят от тебя и твоего оружия. В настоящее время в среде российских охотников наиболее распространёнными способами охоты на лисиц являются: охота с гончими, загонная охота с флажками, с подхода и скрадом, из засады и на приваде, а также с норными собаками. Хочу рассказать, с каким оружием и патронами целесообразно отправляться на ту или иную охоту. Выбор оружия для охоты на лисицу зависит и от целей охоты. Те, кому нужна качественная шкурка, должны нанести ей как можно меньше повреждений своим выстрелом. Кому важны процесс охоты и удовольствие от неё, может меньше обращать внимание на оружие. Хотя, поверьте, зрелище разбитого, окровавленного трофея в любом случае не доставит вам удовольствия.

 

Охота с гончими

 

Она начинается по чернотропу и продолжается до тех пор, пока глубокий снежный покров не затруднит работу гончих. Задача охотника – определить верный лаз лисицы и произвести меткий выстрел. Стоять надо за укрытием, не делая резких движений. Лисица мгновенно реагирует на них. Прыжок – и выстрел по пустому месту. Ружьё следует поднимать в тот момент, когда голова лисицы скрывается за дерево или другое укрытие. В зависимости от скорости движения зверя и дистанции до него, упреждение берётся по носику или на голову вперёд. На этой охоте вполне пригодны двуствольные ружья со стволами, соединёнными как в горизонтальной, так и вертикальной плоскостях, с кучным и резким боем, поскольку выстрел возможен на дальней дистанции. Двустволки желательно иметь с двумя спусками, что позволяет варьировать заряды и номера дроби для ближнего и дальнего выстрелов.
Лисица такой зверь, что, за редким исключением, вряд ли позволит произвести по себе третий и четвёртый выстрелы, поэтому, хотя я сам заядлый «автоматчик», на охоту за лисами предпочитаю ходить с двустволкой. Ну а кто уверен в своём автомате, то почему бы и нет. Патроны для этой охоты вполне подойдут с дробью №3 или №1, в правый (нижний) ствол вставляется «тройка», в левый (верхний) – «единица», так как зверь может оказаться на дистанции дальше 35м.

 

Охота с флажками

 

Проводится зимой при наличии снега. Охота трудная. Приходится многие километры таскать по глубокому снегу тяжёлые катушки с флажками или смотанные из них клубки, уложенные в рюкзак. Поэтому тяжелое ружьё ещё увеличит нагрузку. Необходимо учитывать, что стронутая с лёжки лисица будет стараться уйти туда, где тише и гуще кустарник. Очень кучное ружьё потребует тщательного прицеливания, на что времени, скорее всего, не будет. Стрелять приходится на дистанциях не далее 40 м. Здесь вполне подойдут двуствольные ружья 12-го или 16-го калибров, а патроны с дробью №3 или №2.

Охота с норными собаками

На норах, имеющих небольшое количество выходов, можно охотиться и в одиночку. В таких случаях после пуска собаки лисица выскакивает из норы почти мгновенно. Если же в норе много отнорков, ходов между ними и выходов из норы, то без напарника не обойтись. Стрелять лисиц на норах целесообразно также из ружей 12-го или 16-го калибров с длиной стволов не более 700-720 мм. Они более маневренные. Патроны применять с дробью №3, и не крупнее, так как дистанция стрельбы не превышает 15-30 м. Возможен и выстрел «в упор», поэтому большая кучность от ружья не требуется. Наоборот, предпочтительнее ружьё со сверловкой цилиндр и патрон типа «дисперсант».

 

Охота с подхода или скрадом

 

Начинается с выпадением снега. Наиболее удобными для неё являются открытые угодья. На охоту следует выходить утром, когда лисица ещё мышкует. Охотник должен быть в маскхалате и иметь бинокль. Наиболее подходит ружьё 12-го калибра с кучным и резким боем и сверловкой «полный чок». Стрелять патронами с дробью не мельче №1. Результативность охоты значительно повышается, если охотник вооружён карабином, причём вполне пригодны все карабины малого калибра. Назову отечественные. «Соболь» под патрон 22WMR (Винчестер Магнум Римфайр) калибра 5,6 х 39 весьма эффективен по мелкой дичи на дистанции 100-150 м. «Барс-1» под патрон 5,6 х 39 позволяет надёжно поражать дичь средних размеров на дистанции до 300 м. В 2000 г. появились новые модификации самозарядных карабинов «Вепрь-Пионер» под патроны .222 Rem. «ремингтон» (5,45 х39) и 223 Rem (5,56 х 45). Прицельная дальность стрельбы обоих карабинов до 300 м. В конце 80-х годов прошлого века мне довелось поохотиться с карабином «Барс-1», оснащённым оптическим прицелом «ПО-4х34».
Как правило, подойти к мышкующей лисице на 150-200 метров не составляет большого труда. Разумеется, импортные нарезные ружья (тройники, двойники, карабины) с качественной оптикой только добавят вам шансы. А уж если вы являетесь счастливым обладателем немецкой малокалиберной винтовки фирмы «Аншуц» под патрон .222 Rem. или .223 Rem., да к тому же незаурядный стрелок, у лисички просто не будет шансов спасти свою шкурку.
Промахи при стрельбе из нарезного оружия – в основном следствие не верного определения дистанции. Сегодня выйти из такого затруднительного положения позволяют оптические прицелы с дальномерами. Охотясь с применением оптических прицелов, следует учитывать, что они малоэффективны, когда идёт снег. В окуляре видишь сплошное мельтешение снежинок. Хорошую помощь в определении расстояния до лисицы оказывают лазерные дальномеры. Они весьма компактны. Например, дальномеры Laser 1200 компании Nikon и «Ярдидж про 600» компании «Бушнел» легко помещаются в кармане. А если охотник приобретёт лазерный дальномер-бинокль LRB 7 x 40S, то значительно облегчит вес своего снаряжения.

 

Охота на приваде и из засидки

 

Эти способы имеют широкое распространение среди современных охотников. Для охоты на приваде ещё с осени делают землянки, а зимой из слежавшегося снега нарезают «кирпичи» и строят домик с крышей, все сооружения тщательно маскируются. Некоторые охотники предпочитают стрелять лисиц с вышек. Привада выкладывается на удалении 20-25 м на чистом месте. На приваду можно выкладывать потроха отстрелянных копытных и отстреливаемых ворон. Их рубят на мелкие кусочки, так привада меньше растаскивается лисицами. Можно успешно охотиться на лисьих переходах, усевшись на раскладной стульчик или забравшись на стог соломы или сена. Для облегчения стрельбы в тёмное время можно использовать подствольный фонарь. Освещённая лисица какой-то период остаётся на месте. Этого времени достаточно, чтобы произвести прицельный выстрел. В лунные ночи некоторые охотники применяют укреплённый на планке светодиод, вмонтированный в трубочку. Напряжение 1,5-3 вольта. Значительно облегчает стрельбу в темноте оптический прицел с просветлённой оптикой или ночной прицел.
На данных охотах желательно иметь ружьё 12-го или 16-го калибров с кучным и резким боем. Из двустволки можно стрелять как по близкому, так и дальнему зверю ещё на подходе к приваде. Этому способствуют дульные сужения – «получок» и «чок».
Нарезное оружие на такой охоте даже противопоказано, поскольку лисица всё равно придёт к приваде, а ближний выстрел более надёжен дробью.
Охота на лисиц продолжается до поздней зимы. К этому времени охота на копытных зверей закончилась, а охотничий задор и неудовлетворённость ещё остались. Если выйти за околицу любой деревни или дачного посёлка, обязательно увидишь ровную цепочку лисьих следов. Так что, уважаемые читатели, быстренько на лыжи, рюкзак за плечи, в руки любимое ружьё и вперёд за «кумушкой».

Охота на оленей в восточной Европе и у нас...

 

В отличие от России, в Европе охота на всех самцов оленей открывается летом, когда главный трофей, то есть рога, достигает трофейной ценности. У нас в стране любители элитной трофейной охоты много теряют из-за поздних сроков открытия. Уже к середине охоты на лося большинство самцов рога сбрасывают, и охота превращается в простое добывание мяса. Представляете, как обидно бывает, положив огромного самца, увидеть на голове у него только розетки, оставшиеся после сброса, и гадать, какой замечательный трофей мог бы быть. Так что любителям рекордов остаётся лишь охота «по чернотропу» в начале сезона и «на реву», которая практикуется довольно редко. Объяснение этому есть, и спорить с ним трудно. Загонная охота эффективна при наличии снега. А так возникает сложность обнаружения и оклада зверя по чернотропу, трудности добора подранков, невозможность определить присутствие в загоне трофейных самцов (что специалисту легко сделать по следам на снегу). Охота же с вышки у нас практикуется только на пятнистого оленя на кормовых площадках и единично на самца косули.

В Восточной Европе главной целью охоты является добыча трофея, поэтому и сроки подгоняются под наличие у объектов охоты рогов. Лось, олень благородный, лань, косуля, а это всё олени, и охотятся на них в летние месяцы только с вышки или с подхода.
С лосем, правда, дело обстоит особо. В Германии, например, лось – самый крупный олень, причём он нежелательный гость, и если какой-нибудь чужак забредёт с территории Польши, сразу объявляется аврал, незадачливого переселенца отстреливают. Немцам выгоднее культивировать на своей ограниченной территории благородных оленей, и лоси в качестве конкурентов не нужны.
Способы охоты, как я уже говорил, исключительно из засады (с вышки) и с подхода (скрадом). В конце лета и осенью добавляется комбинированная охота, но о ней позже.
В Германии, Венгрии, Польше и других странах Восточной Европы практически нет ни одного поля и даже маленькой полянки без охотничьей вышки. Замечу, никакой прикормки перед вышкой не выкладывается. Более того, охота на оленей около прикормочных площадок категорически запрещена. Охотиться можно только на кабана, традиционно считающегося чёрной дичью.
С середины мая открывается охота на самца косули. Козлы предпочитают в это время пастись на озимых полях, поедая, как говорят немцы, kleine grune Gras (маленькую зелёную травку). Соответственно, охотники занимают вышки, расположенные на озими.
Охота проводится на вечерних и утренних зорях, когда косули, как и другие звери, выходят на жировку.
Охотник, устроившись на удобной скамеечке, находящейся внутри вышки, внимательно оглядывает окрестности в бинокль. Заметив вышедшего на поле козла, в первую очередь определяет его трофейную ценность. Молодые козлики с ровными, симметричными рожками, имеющие перспективу роста, не отстреливаются, им дают подрасти. Добывают лишь полноценные трофеи, достигшие своего апогея или близкие к нему. Если же рога у особи кривые или несимметричные, то проводится селекционный отстрел, чтобы исключить неполноценное потомство. Это, так сказать, классика. Однако охотник, приехавший на спортивную охоту и оплативший её, вправе добыть любой трофей по своему вкусу. Может быть, он собиратель как раз аномальных трофеев.
Охотятся в Европе только из нарезного оружия, гладкоствольное применять по зверю запрещено. Естественно, все штуцеры, тройники, винтовки и карабины оснащены самой современной оптикой с переменной кратностью для разных расстояний. Ночные прицелы запрещены везде, но не у нас. Запрещено и полуавтоматическое нарезное оружие. А уж тем более военных образцов.
Если самец косули выходит до захода солнца (а такое случается сплошь и рядом), то своей жёлтой шкурой он чётко проецируется на фоне зелёного травяного ковра, выглядит очень красиво, и выстрел по нему не очень сложен. Стрельба допускается на любую дистанцию в разумных пределах, чтобы свести к минимуму возможность подранка.
Для добора подранков используют работающих по кровавому следу собак, преимущественно континентальных легавых (дратхаар, курцхаар), такс и ягдтерьеров.
Никаких норм и лицензий не существует, можно добыть то количество трофеев, которое охотник способен и желает оплатить. Добычей одного козла охота с вышки может не ограничиваться. Место днёвки у особей находится на разном отдалении от кормового поля, следовательно, и время выхода может быть разным. Мне приходилось с одной вышки брать до трёх рогачей,
Сегодня более добычливой, динамичной и интересной считается охота с подхода. Как правило, начинают её с утренней зори, но можно охотиться весь световой день. Косули, поутру наевшись, частенько ложатся тут же в невысокой траве, а отдохнув, снова принимаются пастись. Днём их высматривают либо на лёжке, либо во время второго завтрака. Однако лежащего зверя стрелять не принято, нужно обязательно дождаться, когда он встанет. Не менее добычлива охота и на вечерней зоре.
Охотник-спортсмен в сопровождении профессионального проводника выходит в угодья, где предполагает наличие косуль, и совершает обход. Это вовсе не обязательно кормовые поля. Я, помнится, ходил с егерем-немцем по заросшим болотинкам, полуметровым зеленям кукурузы, опушкам леса, берегам ручейков, речек и даже по картофельному полю. Задача проводника – высмотреть в бинокль достойный трофей до того, как тот сам заметит охотников. После этого начинается скрадывание. Необходимо скрытно подойти к объекту охоты, как можно ближе, что придаёт процессу большую остроту. Высшим пилотажем считается подкрасться, как говорится, на пистолетный выстрел. Разумеется, есть любители дальней и даже сверхдальней стрельбы, и оружие позволяет это сделать, но, на мой взгляд, охота в таком случае превращается в добычу, а острота ощущений теряется. Но это на любителя.
Приблизившись к зверю на дистанцию уверенного выстрела, охотник для надёжности ищет упор для ружья. Некоторые носят с собой специальную рогатку для упора или треногу, кто-то ложится и кладёт ружьё на поваленный ствол или большой камень, а я устраивал тройник на плече моего друга Иахима, сопровождавшего меня на охоте в Германии. Это тоже практикуется. Сделав выстрел и выждав некоторое время, идут смотреть результат. Если зверя на месте не оказалось, следы крови отсутствуют, то можно перекурить, успокоиться и, смирившись с неудачей, продолжить охоту. Если же кровь на следу есть, надо пройти по нему, сколько получится, но не больше сотни метров. Иначе можно угнать раненого зверя очень далеко. Здесь пора подключить собаку, которая быстро разберётся. Помню, дратхаар Элька, пущенная за крупным рогачом, нашла и задушила козла в считанные минуты, хотя тот был ранен всего-навсего в заднюю ногу.
Если же стреляный зверь остался на месте, наступает время целого ритуала, несколько иного в разных странах, но всегда очень красивого.
Сопровождающий вас егерь берёт рог и трубит специальный сигнал: «Добыта косуля!» Затем ломает веточку с ближайшего дерева (дуб, ель, сосна), обмакивает её в кровь и кладёт на рану поверженного трофея. Другую веточку, поменьше, тоже обмакивает в кровь добычи и, положив на свой головной убор, протягивает вам. Вы, сняв шляпу, принимаете подношение и крепите ветку на свой головной убор. Егерь на родном языке поздравляет вас, пожимая руку, а вы благодарите его за помощь в охоте и за поздравления. На немецком языке это звучит: «Weid manns heil» и «Weid manns danck». После этого можно приступать к фотосессии.
Местный охотник, промышляющий в одиночку, всё равно проделывает весь ритуал, даже при отсутствии зрителей. Такова сила традиции.
Охота с вышки на благородного оленя, пятнистого и лань проходит примерно так, как и на косулю. Разве что места обитания и кормёжки у них могут быть разными. Я частенько караулил оленей около каштановой рощицы (каштан – любимейший продукт оленей), на стерне, переходах, у солонцов. Днём олени очень любят лежать в посадках кукурузы любой спелости. Вышки для охоты на них ставятся на границах между кукурузными и открытыми полями (зеленя, стерня, пар). На рассвете и вечёрке олени выходят на чистину и становятся доступны для стрельбы. В высокой кукурузе (два метра и более) не видно практически ни одного зверя.
Ко второй половине лета приходит время гона, взматеревший олень-рогач (наиболее достойный объект трофейной охоты) начинает собирать вокруг себя гарем из взрослых самок и делается менее осторожным. Наступает период охоты на него с подхода.
Практически здесь всё то, что и при охоте на косулю, но с большей осторожностью. Благородный олень очень чуткий зверь, обладающий великолепным обонянием, и с пистолетным выстрелом лучше не рисковать. Правда и цель для стрельбы значительно крупнее.
Разыскивают оленя охотники не только визуально, но и ориентируясь на его голос. Находясь при гареме, самец обозначает своё присутствие грубым рыком, давая понять остальным претендентам, кто здесь хозяин. Нередко происходят драки с захватчиками. На эти-то звуки и торопятся охотники, желающие добыть медальный или даже рекордный экземпляр. Однако не все, поскольку такой трофей стоит довольно дорого. Но на радость охотникам среднего достатка, далеко не все рогачи, включая очень приличных, являются обладателями гаремов. Разыскивать таких придётся на кормовых полях. А охотиться лучше с вышки. Если и возможен подход по голому полю, то невероятно труден.

Помню, в одном из охотничьих клубов Германии, я увидел на стене полтора десятка оленьих рогов без черепа, а венцом коллекции была голова огромного рогача на медальоне. Мне объяснили, что это всё рога одного и того же оленя, их каждый год собирали члены клуба и просто жители. Олень с самого его детства привлёк охотников своей статью, и решили его не трогать. Назвали оленя Фриц. Всем жителям городка вменялось в обязанность сдавать найденные сброшенные рога в клуб, где определялась принадлежность их Фрицу. Когда же олень вошёл в полную силу, решено было отстрелять его, поручив охоту старейшему члену клуба. Во время охоты снимался фильм, а после неё и завершилась коллекция, став достопримечательностью городка.
В районах, где олень обычен, охота с подхода довольно добычлива, но, разумеется, при наличии опытного и терпеливого проводника, ваших навыков стрелка и известной ловкости. Неуклюжий и невнимательный охотник не сумеет подойти к оленю, даже если профессионал понесёт его на руках, а плохой выстрел испортит самый грамотный подход. Кроме того, местность должна изобиловать складками рельефа или быть прорежена кустарником. Охотнику надо использовать при подходе любые укрытия и обязательно учитывать направление ветра.
Ветер, дующий от зверя, не только не доносит до него запах охотника, но и сносит лишние звуки, которые охотник может издать неосторожными движениями. Надо отдавать себе отчёт, что какой-то шум будет.
Стрелять благородного оленя следует в момент, когда тот повернётся боком, в район лопатки. И вот почему. Даже если вы слегка ошибётесь и угодите ниже, будет попадание в сердце; чуть выше – в позвоночник; сзади – поражаются лёгкие; спереди – шея. При любом варианте ранение, безусловно, смертельное.
Помните. Когда американцы говорят, пишут об оленьих калибрах и рекомендуют применять более мелкие, нежели лосиные, они имеют в виду своих карибу, величиной с собаку. Благородный олень, по моему убеждению, гораздо сильнее на рану, чем европейский лось. Американцы же, говоря о лосях, подразумевают гигантов с Аляски (у нас такие водятся на Чукотке). Из-за этого возникает непонимание, и наши охотники стреляют оленя очень малыми калибрами. Повторяю, благородный олень является самым крепким на рану из европейских копытных, и относиться к нему надо соответственно. На моей памяти, все лоси, в которых стреляли из гладкого ружья 12 калибра «по месту» в район лопатки, падали сразу. Крупный же благородный олень-рогач, даже с пробитым сердцем, почти всегда уходил на добрую сотню метров.
В Германии, наряду с подходом, применялась комбинация подъезда с подходом. Я частенько ездил с немецкими егерями на машине, и они высматривали в бинокль достойный объект для охоты. Заметив хорошего козлика или оленя на очень большом расстоянии, мы останавливались, я выходил и совершал подход. Но это был выбраковочный отстрел (козлов и оленей с ущербными рогами), и, возможно, мы нарушали правила.
Лани и относительно некрупные пятнистые олени. Их осторожность напрямую зависит от мест обитания. Эти животные легко приручаемы, и в местах, где на них не ведётся интенсивная охота, добыть их очень просто. Например, используя всё тот же подход. Там же, где пресс на них очень сильный, более чуткого зверя надо поискать. Но, думаю, профессионалы в Европе прекрасно знают повадки своих животных и объяснят что к чему. Гон у ланей и пятнистых оленей проходит в то же время, что и у остальных, и способы подхода к ним идентичны. Охотятся как с вышки, так и с подхода. Взрослый самец лани носит очень красивую лопату рогов, и они являются украшением любой коллекции. У пятнистого самца на каждом рогу только три-четыре отростка (пять я никогда не видел), но зато они, как правило, симметричны и очень хорошо смотрятся на стене. Даже самые большие рога косули имеют только по три отростка (тройники), но трофей от этого не становится менее завидным.
В нашей стране охота на пятнистого оленя довольно сильно распространена, как с вышки, так и загоном. Поскольку, в связи с суровой зимой, олени не могут обходиться без прикормки, то их стреляют на кормовых площадках с вышек. Иногда практикуют подъезд на лошадях. Загонной охотой на пятнистых оленей славится Бронницкое охотхозяйство, где этих зверей действительно много. Кроме пятнистого, у нас культивируют марала и благородного оленя. Хотя в большинстве хозяйств так называют одних и тех же животных. Загоны на всех оленей проводят так же, как и на лосей: оклад по снегу или характерное место, загонщики, гон, стрелковая линия. Всё, как на обычной загонной охоте. Только стрелять в бегущего оленя значительно труднее, чем в лося и даже кабана. Выскакивают олени из загона, как правило, всем стадом, на одного стрелка, и трудно бывает, сохранив хладнокровие, выбрать достойную цель. Кроме того, прицельную стрельбу по оленям осложняют их вертикальные прыжки, особенно хаотичные на неровностях рельефа (переход дороги, канавы, поваленные деревья, склоны).
Основной причиной неудач на загонах является то, что олени часто не идут прямо на стрелковую линию, как лоси, а предпочитают прорываться назад через загонщиков. Поэтому в Европе, если делают загон, то окружают его, расставляя стрелков кругом. Очень часто по оленям стреляют номера, прикрывающие тыл.
Весной оленей-пантачей добывают на солнцепёках. Охотники караулят их в местах, где проклюнулась первая травка. Летом оленей поджидают возле искусственных солонцов.
На загонной охоте в Европе самцов оленей не стреляют (только телят и самок), но зато на них проводятся специальные комбинированные охоты. На широкой просеке в лесу или на опушке того же леса ставятся в ряд открытые вышки для стрелков. На эту вышечно-стрелковую линию загонщики и гонят зверей. Вышки просторные, сделаны для стрельбы стоя, рядом со стрелком находится егерь, определяющий трофейность зверя и дающий разрешение на отстрел. Обзор с такой вышки великолепный, разрешена стрельба в любую сторону, и всё зависит только от степени вашей стрелковой подготовки и хладнокровия.
Любопытная деталь. Если в загоне прихватили стадо, самец-вожак всегда идёт последним. Первыми выскакивают оленухи и молодняк, по которым охотники и сжигают боезапас, а олень вымахивает, когда стволы пусты. Однажды на загонной охоте в Германии (тогда ещё разрешалось стрелять всё подряд) меня выручил полуавтомат. Последним патроном я всё-таки достал рогача, вышедшего после трёх оленух.
Помню на загонной охоте в хозяйстве «Барсуки» произошёл анекдотический случай. Мы делали загон на пятнистых оленей. На номерах оказалось несколько новичков, и, когда из загона раздался свист, те, думая, что это свистят загонщики, начали им отвечать. Молодым охотникам было невдомёк, что пятнистых оленей ещё называет свистунки, и это именно их стадо, перекликаясь свистом, шло на номера незадачливых стрелков.
Очень красив в Европе ритуал окончания охоты. Разжигаются костры (если охота закончилась поздно), добытые звери выкладываются ровными рядами согласно трофейной ценности, охотники и егеря строятся в шеренгу, и ансамбль на рогах играет апофеоз охоты. Отдельно исполняется тризна по каждому виду добычи. Поздравляют отличившихся стрелков и «прописывают» новичков. Всё очень торжественно, красиво. Такую бы традицию неплохо перенять и нам.
Оружие в Европе, как уже говорил, используется исключительно нарезное. Преимущественно болтовики, но возможны двустволки и трёхстволки. Тройники всем другим ружьям предпочитают немцы. Даже во время охоты на оленей они не прочь подстрелить объявленную везде вне закона лисицу, используя для этого гладкий ствол с дробовым зарядом. Остальные европейцы, насколько я знаю, стреляют лисиц нарезной пулей, находя в этом особый изыск.
Надо помнить, что в спокойном состоянии зверь слабее на рану, поэтому косулю или оленя, пасущегося, скажем, на зелёнке, можно стрелять более мелким калибром. Напротив, оленя «на реву», т.е. в возбужденном состоянии, уложить наповал не так просто. Соответственно, и оружие должно быть мощнее. Подранок же столь напичкан адреналином, что его остановит лишь тяжёлая пуля, ударившая по месту.
Немецкие охотники используют для стрельбы косуль свои любимые калибры 8х57 и 7х57 с облегчёнными пулями. Те же калибры с тяжёлыми пулями работают по благородному оленю. Минимальным калибром на благородного оленя будет, я думаю, 308 win. А лучше американский 30-06. Я предпочитаю стрелять всех копытных, крупнее кошки, калибром 9,3х54. Разумеется, это не рекомендация, а личное пристрастие. По крайней мере, подранков не бывает. Мелкого оленя (косулю) можно стрелять 223 калибром. Главное, попадание по месту. Сегодня преимущественно используются качественные полуоболочечные пули фирм Sako, Norma, Lapua.
У немецких охотников мне приходилось видеть коллекции из нескольких сотен косульих тройничков, десятков корон благородного оленя и лопат лани. Желаю и вам украсить свои коллекции столь достойными трофеями.

Рассказы об охоте и наших питомцах...

Рассказ...

 

На привале, добриваю другую щеку, слу­шаю доклады, отдаю распоряжения и сам докладываю. За частоколом серьезных дел, словно узенький просвет в сплошном заборе, мелькает и свое, домашнее: как там семья?

За городом, в вольере, четыре Пегих гончих. Как с ними управится жена? Неловко. Такую обузу ей оста­вили…

Позже, когда вернусь с этих больших учений, жене моей дня не хватит для подробного рассказа о том, что же стало с моими гончими.

Среди них была одна молодая пегая выжлица, отли­чавшаяся смекалкой, хитростью и сверхсобачьей предан­ностью. С виду спокойна, несколько даже флегматична. Белая, с багряной головой и двумя серыми пятнами по бокам. Ее светло-карие глаза всегда светились добротой.

Работать по зайцу она принялась очень рано и была самой перспективной из всех своих молодых однопомет­ников. Гнала зверя певучим, мелодичным голосом, за что и получила кличку Певка. Эта собака на людей не лаяла никогда, а к зверю была нетерпима и злобна.

Как-то Певка вместе с другой гончей, Доборкой, в густой чащобе стронула с места крупного секача. Кабан пошел через пахоту в соседний лес, и мне как на ладони была видна картина преследования его собаками. Зали­ваясь яростной песней, молодые выжлицы настигли се­кача, поравнялись с ним, но брать боялись. На помощь подоспел двухлетний выжлец Горнист. Он шел за каба­ном рядом с Певкой и гремел своим зычным басом. Ка­бан не выдержал столь напористой атаки, резко повер­нул вправо, и все это захватывающее зрелище прибли­зилось ко мне. Дрожащими руками ловлю редкий слу­чай в объектив фотоаппарата и, шутки ради, кричу: — Взять, Певка!

Хоть знаю, что такого огромного секача взять не то; что собаке — целой своре не под силу.

Поняв мою команду, Певка мигом очутилась на кабаньей спине. Захватив пучок щетины в зубы, свалилась на землю, поднялась, харкнула шерстью кабаньей и снова оказалась у зверя на спине. О, злобы к зверю ей не занимать.

Вспоминаю здесь, далеко от родных мест, эту карти­ну — и тут же после бритья пишу домой куцое послание. В конце, движимый сочувствием и жалостью к жене, добавляю: «Собак раздай всех, но Вислу и Певку оставь».

Письмо пришло домой, когда Певка из-за болезни жены вместе с другими собаками была уже продана в Николаевскую область. Дома остались Висла и Сиг­нал. Вскоре Сигнала забрал в село знакомый учитель.

Но вернемся туда, где воины мои моют танки и тяга­чи, бреются и чистятся.

 

Еду с докладом в штаб. Газик режет прохладную осень. Опустил боковое стекло. И вместе с воздухом, iсвежим, осенним, с этой скоростью да с позолотой, что начала лес палить, в память влетают и наши охоты, что так далеко-далеко остались позади. Дома, в Ярославке, нынче открытие сезона… Мечтаю, мечтаю. Еще раз про­чел письмо. Жаль, конечно. Певка продана. Но что по­делаешь. Попробуй управься с этой «фермой», коль ни опыта особого, ни здоровья…

 

****

Прошло пять лет. Я давно уже дома. Собираюсь на Волынь в качестве эксперта-судьи на республиканские состязания гончих охотничьих собак. Есть такое меро­приятие. Проводится оно осенью на средства общества охотников. Главная цель испытаний и состязаний — про­верить рабочие качества лучших гончих с тем, чтобы грамотно подбирать пары для дальнейшей племенной работы, определить, какая область располагает лучшим поголовьем гончих.

На состязания приезжают по четыре охотника от каждой области с лучшими своими гончими, и на про­тяжении недели идет здоровый спортивный турнир, свое­го рода конкурс на лучшего работника-собаку. Так ска­зать, соло для гончей со зверем… И все здесь, как на настоящем турнире: призы, медали, вымпелы и грамоты лучшим областным советам охотников. Начинается с же­ребьевки, определяющей очередность работы. Гончей предоставляется полная свобода. В течение часа она должна найти зайца (лису), побудить его, и, преследуя невидимого зверя, ориентируясь по эманации,— той струе запаха, которую оставил зверь, бежать за ним и петь.

Да, петь. Именно петь! Потому что только песней можно назвать тот торжественно-дикий, азартный певу­чий лай, с которым гончая идет по следу. Оно не моно­тонно, это пение. В зависимости от близости зверя ме­няется и тембр, и частота голоса. По козе, по лисице мелодия льется ярче, напористей. По зайцу — более спо­койно, больше сколов и перемолчек.

Что и говорить, много сил и мастерства требуется от гончей. Из всех пород охотничьих собак на ее долю вы­пала работа самая трудная:  бежать, дышать, петь, осте­регаясь, дабы не врезаться в дерево, не сойти в сторону с не видимого ею, но улавливаемого обонянием следа. Гончая, наконец, должна знать, где ее хозяин, и не под­менять гонного зверя другими.

Ну, а если потребуют того обстоятельства, она и в единоборство с раненым зверем вступит или, что тоже случается, жертвуя жизнью ради спасения хозяина, от­влечет на себя агрессивного зверя.

Итак, Волынь. Серая лента асфальта с обеих сторон плотно сжата вековыми тополями. Глубокая осень. Небо осело. Прохладно и сыро. Лениво бродят стада черно- рябых колхозных коров. Бесконечные луга, изрезанные мелиораторами, распластались огромными квадратами, Где-то на горизонте маячат прижатые к земле тяжесть свинцовых туч синие полосы молодых сосняков.

Едем в село Великий Порск. Оно раскинулось меж песчаных пустырей и прильнуло одной своей стороной к огромному массиву молодых посадок. По всему этому сине-зеленому ковру — сосны. Под косыми, изредка про­рывающимися сквозь серую вату туч лучами солнца, сосны стоят, как медные изваяния, не отряхнувшие своих нарядов, за ними возвышаются вековые дубы, а еще дальше рядами тянутся молодые, голые, побледневшие, словно осени испугались, березки. Хлеба взошли ре­денькие, их желто-зеленые всходы на постном полу­песчанике чуть только выглянули на свет божий и за­мерли. Ветер катит тяжелые тучи над продрогшей зем­лей. Не слышно птиц. Стонут провода. Земля готовится к зиме, и все здесь дышит расставанием.

Участники состязаний прибыли еще вчера и разместились по избам у хлебосольных полищуков. Затем — короткое совещание в клубе. По его окончании бегло просматриваю списки участников. И вдруг… Певка из Николаева. Неужто моя? Читаю документы. Да, вне вся­кого сомнения. Хотел было пойти сразу же к дому, где. остановились николаевские охотники. Но… как это истол­куют? Я ведь эксперт…

Утро. Согласно жеребьевке Певка попала в комиссию № 2. Я же возглавлял комиссию № 1, которая должна работать в другом участке леса. И тут не везет. Опять отстрочка встречи.

Когда по времени подошла очередь работать Певке, я сделал в своей комиссии перерыв и ушел послушать мою некогда любимую псинку. И услышал! Певка шла вдоль старых, поросших осинником брусиловских окопов. Поляны и опушки леса заросли вереском, и зверь то и дело норовил пройти окопами, по открытым местам, по голым пескам. Дорогу, по которой я только что про­шел, одним прыжком перемахнул заяц-русак. За ним, щедро разливая певучий голос, через минуту появилась Певка. По времени я прикинул, что для получения ди­плома собаке осталось гнать не более пяти минут, и ста­рался остаться незамеченным, дабы не помешать ей до­тянуть до диплома.

Да, это она. Моя Певуха! Крепко сбитая, муску­листая, с негустым желтоватым крапом на передних ногах. Она. Вылетела на дорогу, повторяя маневр руса­ка, и вдруг затормозила так, что песок веером пошел из-под всех четырех лап. Остановилась. Молча жадно втянула в себя прохладный воздух и с ревом, похожим на рыдание, на плач, на неистовый хохот, пошла ко мне по моему следу, забыв о зайце, обо всем на свете забыв. Превозмогла, взломала в себе годами выработанную охотничью страсть, ибо наткнулась на нечто иное, более значительное, желанное… На песчаной дороге были мои следы. Следы тех сапог, рядом с которыми юная Певка несколько лет назад делала первые робкие шаги в Лезневецком лесу, в незнакомом ей царстве охоты.

Певка подбежала ко мне. Осторожно обнюхала сапо­ги, колени, руки. Отпрянула. Поглядела в глаза остро, но ласково, и увидел я в этих глазах, явственно увидел самый настоящий упрек.

Я молчал. Не хватало мужества сказать: «Здрав­ствуй, Певка!» В горле ворочался терпкий ком. Такие дела…

Словно поняв мое замешательство, она оживилась, завиляла хвостом, забегала быстро вокруг меня, по­визгивая и косясь светло-карими, полными слез глазами..

Я смахнул непрошенную слезу. И тут она подошла ко мне, лизнула руку и легла прямо мне на ноги. Глаза ее говорили: не уйду от тебя, не бросай меня, выкупи меня обратно. Я хочу домой, я хочу только к тебе… Погладил я ее шелковистую морду и сказал: «Заберу я тебя, голубушка. Заберу!» Она вздохнула, лизнула еще раз руку и пошла расписывать вензеля, радостно повизгивая, словно постигла суть слов моих, словно по­верила обещанию.

А вот и участники состязаний идут, и новый хозяин Певки с ними. Сейчас я им все расскажу, они поймут, а он, хозяин, не железный ведь. Конечно, конечно, как же иначе, боже мой.

Он выслушал внимательно, вздохнул как-то облег­ченно. И решительно сказал:

— Не продам. Ни за какие деньги.

Надел ошейник и повел Певку в село. Через два шага на третий она норовила оглянуться, тянулась ко мне а я тем временем искал валидол.

 

Искал валидол и через год в Киеве, тогда на респу­бликанской выставке охотничьих собак ждал с нетерпе­нием николаевских охотников. Вот к ВДНХ подкатил красный «Икарус». Четко слышу тревожный стук своего сердца, шум в висках и предвкушение радости еще од­ной встречи с Певкой.

 

—    Певку привезли? — спрашиваю, каменея от не-, доброго предчувствия.

 

Нет Певки,— ответили мне,— угасла. Тогда же, как приехали с состязаний. Неделю не ела и пала...

 

Рассказ. Длинный добор

Калининградский охотничий клуб

 



Зачем приехал? Вот уже более 9 лет задаю себе этот вопрос, особенно, когда не снится, и в голове наворачиваются разные мысли. Зачем, по своему недомыслию и скудости ума, загубил, может быть, свою самую выдающуюся охотничью собаку и великолепного спутника жизни. Всегда в час раздумий приходят мысли: почему он не родился человеком?

фото автораНаверное, эти соображения приходят не только мне, кажется, что души охотничьих собак - это души прекрасных людей, каким-то образом воплотившиеся в облике наших друзей. Лежала бы она на диване, и было бы все спокойно, но тревожила бы другая мысль: а счастлива ли моя собака? У нее другой удел, хотя он вызывает определенные трудности и значительные волнения у хозяина. Так устроен истинный охотник: подавай ему острые ощущения, как бы дорого они ему ни достались.

В конце февраля 1998 года позвонил приятель и предложил съездить недалеко от города погулять и промять собачек, поскольку его выжловка тоже засиделась. Кроме того, на место должен был подъехать еще один любитель гончих с двумя эстонками. Почему не пообщаться и не погулять по зимнему лесу? Прибыли на место. Погода великолепная. Синее небо, уже довольно яркое солнце, белый снег, правда, морозец довольно приличный. Остановились прямо на трассе. В лес зайти не представляется возможным: снега по пояс. Взять бы да вернуться, но так не хочется возвращаться в загазованный город, зря что ли приехали, пусть хоть побегают. Охота закрыта, и мы налегке без рюкзаков и ружей. Прошлись вдоль шоссе и вышли на расчищенный заезд в лес. Мой смычок в самом соку, брат и сестра, осенистые перводипломники, победители межрайонных областных соревнований среди смычков. От органа BOO журнала "Охотник" получили приз и высокое звание - лучшие гончие 1997 года. Метров через триста подошли к вздыбленным металлическим конструкциям, где артель углежогов вырабатывала древесный уголь для любителей шашлыков и других кушаний. Грейдера, видимо, не нашли, и дороги к дровам расчистил бульдозер, сдвигая огромные кучи снега, да такие, что собаки, с трудом преодолев их, сразу вязли в снегу по уши и плыли по рыхлому снегу обратно, крутились на дороге у ног. Время обеденное, домой пора, но вдруг все гончие засуетились и дружно рванули по расчищенной дороге. Собаки приятелей минут через пять вернулись, моих же не было. Что такое гон? По сути, это длинный добор, но если по зайцу, запаха от которого крайне мало, он не характерен, то по лисе обычен. Это зверь строгий и не позволяет собаке спихнуть себя накоротке с лежки и гнать на глазок. Лиса, почувствовав своего врага, подымется, проскачет немного наметом, послушает и затем, не торопясь, рысью, поминутно озираясь, двинется в безопасном для себя направлении. Гончая же молча, разбираясь в нарысках рыжей, будет долго добираться до зверя и, прихватив все нарастающий запах, начнет отдавать голос все азартнее и ярче, пока не зальется, зачастую уже далеко от хозяина. Прошелся по дороге, но так и не определился, где смычок пролез, поскольку весь снег истоптан дворовыми собаками. Да и обрезать нельзя, в лес не зайти. Прождал собак до темноты, трубил, орал, свистел - никакого эффекта. Мороз крепчает. В резиновых сапогах замерзли ноги, кто знал, ведь собирался ходить, а не стоять. Пришли на недалеко расположенную охотбазу, где нас знали, и можно было переночевать. Мобильных телефонов тогда не было, но в хозяйстве была связь по проводам. Соединился с женой, сказал, мол, домой не приеду, собаки не пришли, жду. Та, чувствуя недоброе, заверещала раненым зайцем, обвинила меня во всех смертных грехах. Что я мог сказать? Ведь она выходила и выкормила их со щенков, лечила и ласкала. Любимцы! Часов в десять приятели уехали, завтра на работу, вот и остался я один на пустой базе - без автомобиля, с взбудораженными мыслями и больной головой. Успокаивало лишь то, что смычок находил меня в любом месте, да и к чужим не подходил. Время от времени трубил во дворе, два раза ходил к месту напуска. Всю ночь глаз не сомкнул.

Утром приехал начальник хозяйства, сам гончатник. Родственная душа как-то согрела, почувствовал себя легче. Что я первый раз собак теряю? Охота с гончими зачастую превращается в охоту за гончими, до пяти суток домой не приходили, да и искал их не один день, бывало. Но то дома, да осенью в теплое время, а тут мороз за двадцать и до дома далеко. Все как-то непонятно. Тут уж пошел у нас длинный добор. На его машине объехали все ближние деревни. Никто не видел и не слышал. К вечеру в понедельник добрался домой в Москву. Машина находилась в ремонте, и во вторник на электричке и такси с большим трудом добрался до угодий. Собаки не пришли. Опять объезжаем местность. В одной деревне вроде бы слышали гон смычка, чуть-чуть становится легче, ясно хоть в каком направлении можно продолжить поиск. На работу не ходил, какая в таком состоянии работа, договорился, толком ничего не ел, не спал, а в голове одни мысли, мысли, мысли - и преимущественно крайне дурные.

На третий день поиски продолжили уже во Фряново, что в десяти километрах от места напуска. Никогда не был там ранее, думал поселок, а это целый город с высокими домами и огромным частным сектором. Объехали и обошли все помойки и теплые подъезды. Куда еще деваться гончим в мороз? Измучились! В одном месте получаем информацию от кондуктора местного автобуса о наличии на трассе задавленной собаки. Медленно едем по обочине. Все время успокаиваю себя: не мой, мало ли на трассе чего лежит. Приглядываюсь, что-то темнеет на снегу, подхожу - вот он, мой любимый. Спазм сдавил горло, и на глаза накатились слезы. Выжлец Риф, судя по моим размышлениям, погиб мгновенно, получив страшный удар по голове. Со слезами на глазах уложил его окоченевшее тело на заднее сиденье, даже не знал, что он такой тяжелый. Выжловки нет. Посмотрел по следам, стараясь восстановить картину. Смычок вылез на трассу за лисой, метрах в двадцати от места трагедии, и буквально плыл по снегу, гоня на глазок. Видимо, рыжая из последних сил наследила по асфальту, и обазартившиеся гончие крутились на этом месте. Достойно похоронить друга не представлялось возможным, мороз за 20. Вот и пришлось разместить его на чердаке сарая до тепла и переосмысления произошедшего.

Какое же надо иметь закостеневшее сердце и черствую душу, чтобы мгновенно лишить жизни созданье Господа, влюбленного в жизнь. Иметь подленькое обличив и по приезде домой воспитывать детей, рассказывать внукам сказку, общаться с женой и не чувствовать угрызений совести, не испытывая раскаяния. Не знаю, как другие, но лично я за многолетнюю практику вождения автомобиля не то что собаку или кошку, но и ни одной лягушки не задавил, объезжал. Оставалась одна надежда, что моя любимая выжловка Пийра осталась жива. Но где ее искать?

Познакомился с некоторыми гончатниками района, зарядил всех, кого можно. С дочкой объездил все подъезды и автобусные станции, обклеивая объявления о поиске собаки. С тем и жил. Кто никогда не терял своего друга, меня не поймет, что такое ждать и догонять. Мне досталось достаточно. Живешь иль не живешь! Постоянно думаешь, а от кого взять щенков, и какие работники из них получатся. Вопрос. Живешь как в анабиозе, и ничего хорошего это в жизни не прибавляет. Тем не менее, через две недели получаю сообщение - моя выжловка нашлась. Едва дождавшись утра, выехали с женой в область. Встретились с абонентом в поселке, где он поведал о поимке выжловки на кусочек колбасы. Пошли молча. Впереди наш новый знакомый, сзади я и жена. Идем и переживаем, вдруг это не наша выжловка. Хозяин открыл дверь, и в темном помещении мы увидели нашу вожделенную. Она нас не узнала, а слабо щурила мутные глаза куда-то вверх на свет. Шея, когда-то могучая и мощная, представляла собой худосочную округлость, замыкающуюся в двух первых пальцах рук. Крайнее истощение. Одели ошейник, идет, лишь опираясь на него, иначе бы упала. Жена плакала, я зажался. По всей видимости, крайне обессиленная выжловка пошла куда глядят глаза на шумы большого населенного пункта. Пришла она в себя лишь при усиленном питании и моционе через полтора месяца.

Март и почти пол-апреля я скорбел сердцем и болел душой, как это мой любимый лежит на чердаке, а не предан земле. И может, грызут его мыши. Едва стала земля открываться от снега, взял чистый холщовый мешок, жену, сел в автомобиль и поехал в угодья. Приятели гончатники проявили солидарность, сами не раз провожали в последний путь своих любимых, взяли лом, лопату и препроводили нас на собачий погост. Там уже лежала подруга Рифа, имевшая щенков от него, неоднократная победительница Московских выставок, прекрасная работница, павшая от крысиной привады. Вот и похоронил я своего выжлеца. С 1998 в эти угодья больше не ездил. Неуютно мне в них и тоскливо. Был лишь раз, оказией оказавшись невдалеке. За прошедшее время погост разросся, и на нем покоилось уже пять эстонских гончих. На могилку самой первой выжловки мой приятель установил табличку из цветного металла с гравировкой. Чувство вины тянется шлейфом и поглощает жизненную энергию. Однако всегда, когда становится одиноко и грустно, тянет на могилку, ведь и сам становишься старше. Посмотришь на видео, как мы проводили свой охотничий досуг, взгрустнешь, душа вздрогнет, и потянет тебя помянуть своего любимца.

В конце аномального 2006 года захотелось мне посетить собачий погост и поклониться невинно убиенному. Приехали с другом и двумя выжловками - сестрами, потомками Рифа, в конце декабря. Просто так. Зашли на базу, где меня когда-то встречали как коллегу и гончатника. Все резко изменилось. К руководству хозяйством пришли никчемные люди, далекие от охоты, а, самое главное - от страсти охотничьей, этого любимого хобби одержимых мужчин. Попросил: "Дайте, пожалуйста, путевку на посещение этих сказочных мест". На что чиновник от охоты, не отличающий перепела от куропатки, четырежды покопавшись в прейскуранте, объявил нам цену в 750 рублей за двоих. Походить по лесу с ружьем и прибрать могилки за такие деньги? Резонно заметил: "Мол, инвалид, и даже в родном МООиРе с меня членских взносов не берут, учитывая мой скудный достаток". Но чиновнику от охоты это не аргумент.

Декабрь 2006 года выдался один раз в 130 лет. Сколько живу на этом свете, никогда такого не видел. Оделись вроде бы легко, однако после 10-минутной ходьбы употели, как в жаркой сауне. На градуснике +7, и это за неделю до Нового года. В свое время перелинявший заяц оказался своего рода изгоем, откуда ему знать о потеплении планеты. Лежит на черноте плотно, весь белый и не кормится, вороны и другие хищные птицы одолевают. Жировочных следов нет, и собаки, несмотря на усердие, поднять косого не могут. Однако повезло. Гончие помкнули и очень азартно. Разбежались. Стоим, ждем. Очень приятно послушать певучие голоса уже мастеровитых собак. Однако наша эйфория оказалась эфемерной. Минут через сорок вязкого гона собаки скололись и бестолково шустрили в ложе небольшого оврага. Однако чем хороша охота? В ней всегда есть место неожиданности и случайности. Самый шустрый и глазастый из нас, не без доли везения подозрил "упадшего" косого озорника и добыл его на радость обезумевших от счастья собак. Не зря ведь старались! Расположились. Отпазанчили зверя, выпили и закусили хорошо, потрепались. Чего еще гончатникам надо? Пора и домой. Пошли, естественно, через собачьи захоронения. Чувства под влиянием алкоголя и ожидаемого взбудоражены и напряжены. Вот и знакомое место. Стали прибирать погост от мусора и вроде чего-то не хватает? Нет металлической таблички. Всегда ведь найдутся в нашем народе поганые, позорные, мерзкие мужичонки, не ведающие, что творят. Один, вырвавший табличку в лесу, другой, принявший ее на лом. Обогатились! Ну да Бог им судья, другую поставим. Выпили по маленькой, дали торжественный салют из ружей, помянули своих любимцев. Счастливой вам охоты в мире ином.

В. Куликовский

"Российская Охотничья газета № 41 - 2007 г."

 

главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собак
Конструктор сайтов
Nethouse