Перевести страницу

Статьи об охоте

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

О голосах гончих



О голосах гончих. Егоров Олег Алексеевич

В своем очерке «Роговые сигналы» (Охотничьи просторы № 4-95) я упомянул статью Е. Артынова «Собачих хор» Статья эта настолько замечательна сама по себе, что было бы дурным тоном не познакомить с ней наших читателей. Она, как можно догадаться из названия, посвящена голосам гончих собак. Но особое звучание придает ей то обстоятельство, что вопрос этот освящается профессиональным музыкантом. Причем Артынов не только установил диапазон голосов русских гончих, но исследовал их музыкальную природу, дав свое понятие залива и зарева. И нужно заметить, что это- практически единственная серьезная статья на данную тему. Больше никаких глубоких исследований по этому вопросу в русской охотничьей литературе нет. Большинство авторов, писавших о гончих, эту тему в той или иной мере деликатно обходят, отделываясь лишь общими определениями музыкальной стороны голоса гончей собаки. Что и понятно, учитывая полный непрофессионализм в сфере музыки большинства гончатников. О чем, не без сарказма, и говорит в своей статье Артынов.
Вообще вопрос определения силы и музыкальности голоса гончей собаки далеко не так прост. И под разными судьями одна и та же собака может получить абсолютно не совпадающие оценки. А между тем, сила голоса является одним из основных критериев, дающих пропуск к высоким степеням дипломов. Да и вообще- то, что мы подразумеваем под термином «породный голос» , является основным отличительным признаком гончей, в целом- то и делающим охоту с ней понастоящему красивой и интересной. И мне кажется, что для более точного разрешения этого вопроса вполне назрела необходимость во Всероссийском полевом семинаре ведущих экспертов - гончатников основных центров разведения гончих собак, на который могли бы быть приглашены и владельцы с гончими, обладающими голосами, как по силе, так и по музыкальности. Такая своеобразная коллективная тренировка- совещание помогла бы выработать более единообразную оценку голоса гончей собаки. А может быть даже и продвинула бы вперед наше понимание этой стороны ее полевого досуга. И тут исключительно профессионально- добротная статья Артынова могла бы явиться базисом, на который не только можно, а и следовало бы опереться. И еще одно соображение, которое приходит в голову при чтении статьи Артынова. В настоящее время уже начинают складываться общеэкономические условия для возрождения стай гончих собак. Причем стай именно ружейных, т.е. того типа стай, которые были чрезвычайно распространены в России в конце прошлого - начале нынешнего столетий. Описаний охоты с такими ружейными стаями гончих, как и самих, стай чрезвычайно много в охотничьей литературе. Я же здесь отошлю наших читателей к наиболее доступному источнику к замечательной книге С.А. Русанова «Семьдесят лет охоты», в которой дан великолепный очерк этой охоты дореволюционного Воронежского кружка любителей правильной охоты. На мой взгляд, в Центральных и Южных районах России коллективная охота с ружейной стаей гончих собак при конном доезжачем является не только более правильной и интересной, чем охота с одиночной гончей или смычком, но и, несомненно, должна будет развиваться. И тенденции к этому развитию уже явно намечаются. А для того, чтобы эта охота начала возрождаться, необходимы даже не только деньги, сколько неустанная пропаганда именно этого вида охоты. Она необходима потому, что большинство ныне появившихся состоятельных охотников, начинающих уже потихоньку объединятся в свои клубы, даже и не представляют себе, что это за охота, насколько она интересна и традиционна. Но лиха беда начало. И вот тут статья Артынова опять является как нельзя кстати. А я все же надеюсь дожить до того времени, когда можно будет услышать работу дружной, хорошо слаженной стаи. Уж если голосистый смычок забирает всю душу… то: «Что твой Россини! Что твой Бетховен!»



ЕВГЕНИЙ АРТЫНОВ

СОБАЧИХ ХОР

На страницах «Охотничьей Газеты» за прошлый год была помещена статья г. Сафонова, озаглавленная «Собачья музыка». Я очень обрадовался, когда, просматривая оглавление полученного номера, увидел это заглавие, так как был уверен, что, заговорив о собачьей музыке, автор непременно должен будет коснуться и той стороны собачьего концерта, которая занимает меня уже много лет, именно - вопроса о заливе гончих. Хотя оказалось, что в этой надежде я обманулся, и что г. Сафонов на заливе гончих совершенно даже и не останавливается, тем не менее, статья его все-таки доставила мне немало удовольствия, главным образом уже тем, что убедила меня, что еще есть люди, которые смотрят на гон стаи с точки зрения настоящей музыки.
Несомненно, что концерт собачьего хора производит, не скажу на многих, но, во всяком случае, на некоторых какое-то чарующее впечатление, и вызывает, как выразился г. Сафонов, «ощущение восторга», «захватывает дыхание». Есть охотники, которые именно только из-за «собачьей музыки» и держат своих гончих, из-за собачьего концерта охотятся с ними. В большинстве, эти некоторые принадлежат к числу музыкантов, и охотники не музыканты, из десяти девять, смотрят на этих любителей собачьего пения с улыбкой, как на каких-то чудаков, а заведут они при них речь о музыкальной стороне гона и немножко увлекутся-то и с полным сожалением: музыканты же неохотники сплошь и рядом в таких случаях даже просто обижаются.
Все охотники с гончими большей частью считают себя достаточно компетентными судить о качестве голосов гончих: но надо знать охоту с гончими и уметь ценить голоса гончих, по моему мнению, две вещи совершенно различные: можно долгое время держать и разводить этих собак, в совершенстве изучить тонкости охоты с ними, но все-таки не знать, что такое хороший голос, не быть в состоянии оценить ни качество тембра, ни других свойств его: для этого непременно нужно быть или заправским музыкантом, или уж, по крайней мере, любителем и знатоком музыки (так называемым музыкантом в душе). Мне часто случалось слышать похвалы голосу какой-нибудь гончей или целого семейства их от людей, даже пользующихся реноме знатоков охоты с гончими - что же? Очень часто так бывало, что послушаешь и только удивляешься, как подобный голос или голоса могут нравиться. Бывают голоса и сильные, и с заливом, но с заливом некрасивым, с тембром положительно неблагородным и настолько неприятным, что его не может скрасить никакой залив.
Я начал охотиться с гончими и разводить этих собак пятнадцать лет тому назад совершенно случайно. Я всегда был весьма страстным охотником, но охотником исключительно с легавой, и эту охоту не только всегда ставил выше всяких других, но даже считал для нее обидным какое бы то ни было сравнение с нею остальных. Потому, когда меня, в качестве весьма больного человека, просто уговорили близкие мне люди заняться охотой с гончими, как охотой сравнительно менее утомительной, то хотя я и стал изредка похаживать на зайчишек, но всегда только как бы по необходимости, считая эту охоту каким-то подобием настоящей, и всякий раз, когда мне предстояло выбрать-идти ли с полной надеждой на успех на охоту с гончими или отправляться с весьма слабой надеждой на удачу с легавой, я всегда, если только в состоянии был протаскаться день, уходил с легавой. Только впоследствии я понял прелести охоты с гончими и для меня они все заключались в музыкальной стороне ее - в собачьем концерте. Только для него одного держу я теперь собак, развожу их в огромном для ружейного охотника количестве, и терплю все горести и неприятности, которые только и способны нам доставлять наши современные псари.
Очень может быть, что на такой исход имело влияние то обстоятельство, что совершенно случайно мне сразу попались гончие, особенно хорошо одаренные в голосовом отношении.
Так сказать, просто только согласившись из необходимости начать охоту с гончими и не имея в этой охоте никакой опытности, понятное дело я не особенно выбирал себе собак, а просто воспользовался теми, которых послала мне судьба. Один мой знакомый, узнав, что я хочу завести гончих, предложил мне в подарок своих собак, которые оказались в то время ему ненужными. Я не знал, хороши ли эти собаки или плохи, и, даже не умея тогда это достаточно хорошо определить, прямо с радостью согласился взять ненужных гончих, убедив только моего знакомого назначить за них цену, что он и сделал, заставив меня уплатить ему такую сумму, которая давала мне право полагать, что собак своих я купил, а знакомому моему, тем не менее, вполне сознавать, что он настоял на своем и мне их подарил (в этом я убедился только впоследствии)
Гончие эти оказались отличной, очень старинной владимирской крови, превосходными и по виду и в деле собаками, а главное с необыкновенно хорошими голосами, которые, кажется, и были причиной того, что я не только пристрастился к охоте с гончими, но и всецело отдался собачьему концерту и разведению исключительно русских гонцов. Впоследствии мне удалось отыскать еще, также совершенно случайно (хотя в то время я уже разыскивал постоянно, везде, где только мог, но совершенно безуспешно), вполне подходящую к моим собакам однотипную, отличной другой крови выжловку, и тоже с необыкновенным, весьма оригинальным голосом. Благодаря этому, я и обладаю в настоящее время собаками с такими голосами, лучше которых я ни у кого не встречал и не слыхивал.
Чтобы кому-нибудь не показалось, что я нечто утаиваю относительно примеси к своим гончим чужих кровей, я считаю необходимым досказать историю их разведения у меня до конца. Впоследствии, так как мне приходилось по необходимости вести своих собак в очень тесном родстве, то из чисто заводских соображений мне пришлось помешать их с собаками, очень подходящими (как оказалось) к ним по типу и также прекрасными во всех отношениях (в полазистости они даже превосходят моих собак), однако, к сожалению, не только не имеющими прекрасных голосов моих кровных гончих, но откровенно говоря, даже прямо обладающими, по моему мнению, довольно плохими голосами (это единственный их недостаток); тем не менее, голоса моих собак пересилили голоса подмешанной крови, и если теперь и не все собаки рождаются такими чудными певцами, как прежде, то все-таки с плохими голосами выходит собак, сравнительно, очень немного, и я надеюсь, что еще через несколько лет у меня опять все собаки будут рождаться без исключения с выдающимися голосами.
Впрочем, я и до сих пор все делаю попытки найти еще другие крови, которые бы мог иметь про запас для освежения крови своих собак; однако попытки эти по настоящее время все были неудачны. Приобрел, например, одну выжловку кровей известного охотника и заводчика Г.Х. У собаки этой оказался голос немного уступающий (если он только действительно уступает) голосам моих гончих, причем я слышал даже, что будто все собаки Г.Х. имеют такие же прекрасные голоса. Но в собаках его столько польской крови, что представляется много хлопот, чтобы сохранить тип моих чисто русских собак, а типом этим я дорожу; да и, кроме того, выжловка Г.Х. была порочна на охоте и, по-видимому, передает свой недостаток и потомкам. Купил я также и одного представителя так называемых У-ских гончих. Кровь оказалась способною увеличивать рост даже и моим весьма рослых гончих, но собаки эти, судя по имеющемуся у меня экземпляру и потомкам его от моих собак, со слишком посредственными полевыми достоинствами, и с такими прямо безнадежно плохими голосами, что рисковать испортить на долгое время тип своих прекрасных русских гончих очень прочно установившимся резкими польским типом этих собак - не стоит.
Приходится сообщить еще очень печальное для меня известие о моих гончих. Нынешней весной охотник мой, без моего ведома, восемь раз перешел вброд с всею стаею (около 15 смычков; в проводку эту не ходили только некоторые молодые собаки и очень немногие из старых, преимущественно отсаженные и ощенившиеся выжловки) через Москву реку и почти все эти собаки схватили неизлечимый ревматизм; многие уже издохли, другие сделались калеками.
Хотя я и не потерял еще конечно породы, но много предстоит мне опять хлопот разводить и снова составлять стаю, все-таки сравнительно от незначительного числа собак (так как многие покалеченные собаки могут теперь оказаться и негодными производителями).
Я не говорю уже о материальном убытке, неприятностях и предстоящих расходах, за которые вознаградить меня, конечно, никто не может, а что сделаешь с подобным негодяем, если даже и потащить его в суд?
Однако я немного увлекся рассказом о своих певцах; возвращаюсь к главной цели своей заметки, к музыке, которую они производят. Так, для меня вся прелесть охоты с гончими-самый собачий концерт, собачий хор. Для чего держите вы эту дрянь? - спрашивают меня иногда мои знакомые, про какого – нибудь выжлеца или выжловку, пустобреха или лентяя, шатающегося во время розыска остальных гончих под ногами у охотников. Я всегда очень затрудняюсь, что отвечать мне на подобные вопросы, так как очень хорошо знаю, что спрашивающий большею частью не в состоянии понять моего, вполне откровенного ответа, почему гончая, которой действительно самое приличное место на осине, преблагополучно процветает многие лета на моей псарне. Я должен сознаться, что в моей стае, которая всегда слишком велика для стаи ружейного охотника, что, понятно, также весьма вредно отзывается на ее работе при отсутствии конного доезжачего,- очень часто, кроме того, найдется несколько штук таких гончих, которым спасает их жизнь или выдающийся голос, или то обстоятельство, что, по моему убеждению, они составляют какие-нибудь необходимые звенья в общем, строе хора.
Конечно, для того чтобы собачий хор производил тот музыкальный эффект, о котором я говорил, нужно, чтобы голоса гончих, его составляющих, были хороши сами по себе, по своему тембру приятны, а главное, чтобы собачий хор этот был умело составлен. Если гончие издают скрип немазаного колеса, или если голоса гончих и недурны сами по себе, но набраны как попало, так что весь хор, например, состоит из пискунов или одних басов, то ничего хорошего получиться не может. Вообще голоса гончих-и хорошие, и плохие по своему общему тембру, ни с чем не сравнимы; кажется, высокие голоса еще лучше всего может передать скрипка, но и то… Также и определение высоты голосов гончих представляет многие трудности. Как - то вдвоем с одним очень порядочным музыкантом мы хотели на охоте определить высоту голосов тех из моих собак, относительно которых этого еще не было сделано, но многие собаки заставили нас потерпеть полную неудачу. Главное затруднение заключается в том, что прямо со слуха ноту, которую берет гончая, не определишь-почему-то это очень мудрено даже для опытного музыканта, взять же предварительно эту ноту своим голосом также очень затруднительно, да и не всегда возможно, особенно при высоких голосах выжловок.
Однако не следует из этого делать заключение, что гончие просто издают немузыкальные звуки, шумы-нет, они, несомненно, берут определенные музыкальные ноты, но только по индивидуальным особенностям гончего тембра весьма трудно определимые.
Обыкновенные охотники разделяют голоса гончих подобно тому, как разделяются и человеческие голоса в пении: на басы, тенора, альты и дисканты. Хотя подобное деление и совершенно не соответствует действительной высоте голосов гончих, и может иметь только относительное значение, но за неимением лучшего, приходится и им довольствоваться.
Следуя этому делению, по моим наблюдениям, обыкновенные хорошие басы берут большое H и малые c, d 2, но выдающиеся берут и большое А3 и даже G4. У меня есть один выжлец, осенник, который рыкает большое F5. Тенора, которых большинство охотников называет баритонами (По-моему, баритонами можно назвать высокие басы, которые берут нижние ноты из малой октавы), обыкновенно берут малые q, a, h 6; альты-одночертные f,q,a,h7; дисканты двучертные e,f,q,a 6, но есть выжловки Патти 9, которые при заливе выпискивают даже трехчертное d 10. Конечно, есть гончие, которые берут и все остальные промежуточные ноты, приближаясь к тому или другому роду голосов.
Один охотник в письме ко мне выразил ту мысль, что высота голоса гончей всецело зависит от выкормки. Мнение это совершенно ошибочно; конечно, мы вправе были бы ожидать, что хорошо выращенный пятнадцативершковый выжлец должен непременно иметь бас, но, однако это далеко не всегда так, и мы часто видим, что огромные собаки имеют дисканты, а маленькие выжловки довольно густой тенор (басов между выжловками мне встречать не случалось).

Высота голоса гончей, как и высота голоса человека, зависит от устройства голосового аппарата, от толщины голосовых связок, а к выкормке имеет весьма мало отношения; очень часто бывает, что какой-нибудь мизерный рахитик берет большое G, а заботливо выхоленный, огромный и здоровый кобелина пополам с грехом может быть зачислен в тенора.
На одной из птичьих выставок я участвовал как-то на курином аукционе. Продавалось очень интересное гнездо и все были заняты и увлечены. Вдруг какой-то шум и толкотня; все обернулись. К самой середине круга проталкивался огромного роста мужчина, который молча занял место впереди. Обстоятельство это лишь на минуту отвлекло всеобщее внимание; скоро вновь все сосредоточились на стоящих в центре брамапутрах и опять начали раздаваться: «пятачок», «три рубля», «целковый». «Пятнадцать копеек!» - внезапно закричал громкий высокий голос, как бы новорожденного ребенка. Все обернулись, как один человек, как гром пушки загремел взрыв всеобщего хохота: это огромный человек надбавил цену. Сколько ни призывал аукционист к порядку, сколько ни стучал молотком, толпа не могла удержать истерического припадка, и куры остались за великаном.
По индивидуальности тембра голоса гончих очень разнообразны; некоторые сочны и полны какой-то особой прелести и привлекательности для знатоков и любителей; некоторые, наоборот, как-то сухи; одни редки, другие глухи; но, однако, и этими, так сказать, в отдельности недостаточными голосами, при некотором умении, можно пользоваться в охоте с большим эффектом. Оттенков в голосах гончих несметное количество и индивидуальность тембра этих голосов необыкновенна. Раз мне случилось быть на охоте с легавой вместе с учителем моих детей, неподалеку от принадлежащей мне мельнице. Скоро мы услыхали писклявый гон гончей собачонки, а по временам раздавались еще какие-то совершенно непонятные звуки, которые заинтересовали и меня и моего соохотника.
Долго мы никак не могли определить, что производит эти звуки, а, в конце концов, решили, что это скрипит колесо на мельнице или маслобойке, на чем и успокоились. (Это не анекдот). Но каково же было наше удивление, когда через полчаса к нам выходит из леса управляющий соседнего со мной имения и при нем оказываются две гончарки, из которых одна, по разъяснению его, и оказалась виновницею этого необыкновенного сильного скрипа, в чем впрочем, мы скоро и сами убедились, так как гончарки подняли около нас зайца и гончий феномен тут же, на наших глазах, показал свое искусство. Признаюсь, голос этой гончей был истинное чудо: собака вскрикивала, по временам только, необыкновенно громко, а остальное время гона бурчала что-то очень тихо себе под нос, и вероятно, к счастью зайцев, так как не будь этих перерывов, я уверен, ни одному бы не вынести под таким содомом и четверти круга. Вид этой гончей, однако, был очень приличный и, по словам управляющего, она происходила от каких-то очень известных кровей.
Обыкновенно гончая, если она только не охрипла, берет постоянно одну и ту же какую-нибудь ноту, а если голос ее не однотонный, то одни и те же какие-нибудь две-три ноты, сохраняя постоянно то же расположение их, тот же рисунок, что и дает возможность охотнику подбирать хор, составляя тоже правильные аккорды.
Голоса гончих разделяются на однотонные и многотонные; то есть, гончая способна брать одну только ноту или берет их несколько, при этом, как я уже говорил, почти постоянно сохраняя приблизительно один и тот же рисунок. Такие многотонные голоса я называю полузаливными голосами, хотя собственно заливом называется особый музыкальный эффект собачьего голоса, о котором я буду говорить ниже. Но дело в том, что заливаться обыкновенно имеют способность те гончие, которые имеют многотонный голос, хотя изредка бывает, что заливаются и однотонные голоса, но сравнительно это встречается редко, точно также, как редко случается, чтобы двойные голоса не имели способности заливаться.
Особенность полузаливных голосов заключается в том, что собаки берут не одну какую-нибудь ноту, а две, а иногда даже выходит, что как бы три, то есть берут основную ноту с краткой апподжиатурой-форшлагом 11 на полтона, целый тон и полтора тона, а при особенно замечательных голосах, и на два и на три с половиной тона выше основной ноты. Попадаются также экземпляры, берущие апподжиатуру, стоящую ниже основной ноты, но если в стае слишком много таких голосов, да еще с одной и той же основной нотой, то они не красят хора. Особенно красивыми и эффектными в стае я считаю такие полузаливные голоса, которые берут не краткую апподжиатуру, не форшлаг, а долгую апподжиатуру, причем обыкновенно она стоит на мажорную терцию или квинту выше (иногда, и очень часто, апподжиатура составляет октаву), с сильным ударением на ней, почему основная нота выходит гораздо слабее и даже короче апподжиатуры, так что получается какое-то икание: «та-у, та-у». Обыкновенно такие голоса чаще всего попадаются между тенорами, но у меня рождается постоянно немало и таких басов.
Как-то осенью, года три тому назад, как только мы выходили на охоту, на гон постоянно являлся, неизвестно откуда, какой-то гончих, по внешнему виду весьма смахивающий на полубульдога, которого я и прозвал «Блумпудингом». «Блумпудинг» этот приставал к стае и, гоняя весьма недурно, и, несмотря на свои кривые короткие ноги, довольно парато, не отставая от моих собак, а главное - не только не портил хора, но, напротив, обладая совершенно необыкновенным по красоте полубаритоном с подобным «иканьем», способствовал даже общему эффекту. Должен сознаться, что я дорого бы дал, чтобы от моих собак родилась собачка с таким же голосом, или даже за собачку чужую, но с известным за несколько поколений происхождением.
Самым главным и могучим эффектом собачьего концерта является залив. Всякий охотник, который хаживал с хорошими гончими, услыхавши собаку с заливом, не затруднится сказать, что, мол, эта собачка имеет голос с заливом, но передать другому, никогда залива не слыхавшему, в чем он собственно заключается, а еще более дать заливу музыкальное и физиологическое объяснение, вещь далеко не легкая.
Желая относительно залива знать мнение одного известного охотника с гончими и надеясь даже услыхать от него какой-нибудь новый взгляд на этот музыкальный эффект собачьего хора, я обратился к этому охотнику с просьбой сообщить мне, что такое, по его наблюдениям, залив гончих в смысле физиологического явления. Зная, что охотник этот очень давно уже занимается гончими, пользуется реноме отличного и авторитетного охотника с ними, я естественно предполагал, что прелести и тонкости собачьего концерта ему не чужды, и считал его не только вполне способным вести разговор об этом предмете, но прямо ожидал услышать от него много новых и интересных для себя сведений и взглядов по этой части.
Признаюсь, я был вполне удивлен, поражен и сконфужен, когда авторитетный охотник, привыкший что ли, чтоб с ним разговаривали не на правах равной опытности товарища по страсти, а только просили, на правах ученика, разъяснений, изложений и поучений, начал со снисходительной улыбкой на устах, совершенно докторальным тоном, объяснять мне, что если, мол, взять гончую собаку покрепче за шиворот, да раза два-три хорошенько вытянуть ее арапником, то, в конце концов, и получится залив.
Конечно, мне, много лет имеющему порядочных гончих, с которыми я постоянно охочусь, выслушивать, как узнать, что собака с заливом, - особенной нужды не было, но я все-таки счел своим долгом сдержаться и, сохраняя приличие, выслушать поучение известного охотника до конца. Но, понятное дело, я вполне тут понял, что обратился со своим вопросом совсем не к тому, к кому следовало, и что авторитетность в охоте с гончими еще не ручательство в компетентности по музыкальной части этой охоты и что весьма опытный охотник не только может очень мало смыслить в вопросах собачьей музыки и залива, но даже и не подозревать возможности существования вопросов о них.
Чтобы получить понятие о внешнем проявлении залива гончих тому, кто никогда залива не слыхивал, действительно можно воспользоваться тем несколько примитивным способом, который предложил мне авторитетный охотник. Те беспорядочные и раздирающие душу вопли, которые издает собака при угощении арапником, в самом деле, до известной степени напоминают те звуки, которые издает и залившаяся гончая. Дать же заливу музыкальное и физиологическое объяснения, как я уже говорил, много мудренее, и первое - особенно для меня, так как, как мне ни совестно, а все-таки должен признаться, каждый раз, когда собаки начнут, как следует, заливаться, я делаюсь, словно сам не свой, и мне не до наблюдений. Хладнокровно выслушивать залив мне удавалось только, по большей части, издали.
Но, кажется, все-таки, я не очень много ошибусь, если скажу, что музыкально залив выражается так: гончая вдруг выкрикивает и затем вытянет октавою или двумя выше нормального своего диапазона нечто вроде продолжительного «ах», или «ай, ай, ай»; затем следует более или менее продолжительный перерыв- пауза, как будто гончей перехватило голос, после чего она берет, уже в нормальном своем диапазоне, свой обыкновенный, или только несколько измененный в чем-то рисунок.
Это «ах» берется чрезвычайно высоко, так что выжловки в заливе добираются до трехчертных и, боюсь даже сказать, кажется, даже до четырехчетных нот.
В физиологическом отношении залив, по-видимому, происходит от сильнейшего прилива охотничьей страсти, является чисто нервным пароксизмом, обуславливаемым нервным судорожным сдавливанием голосового аппарата.
Основанием к такому объяснению служит то, что гончая обыкновенно заливается именно тогда, когда есть основания предполагать ее весьма взволнованной, когда она неожиданно натолкнется на зверя и поднимает его прямо с лежки, когда увидит его после продолжительного гона и розыска, одним словом, при гоне по зрячему, или когда, гоняя одного и того же зверя долгое время она, в конце концов, начинает чувствовать, что он близко, что он у нее на носу и нет-нет сейчас покажется.
Но есть, однако гончие, которые заливаются не только по временам, но гонят почти или все время с заливом. Такие гончие обыкновенно имеют залив несколько особенный, который некоторыми охотниками весьма характерно называется «заревом». Такие гончие перлы в стае и я могу сказать, что большинство моих гончих (это у меня целыми линиями) именно такого рода, хотя не могу не сознаться, что стая, состоящая почти исключительно из собак с заревом как она ни редкостна, все-таки не в моем вкусе.
Во Франции и Швейцарии есть породы гончих, в которых нечто вроде постоянного зарева есть общее свойство их голосов-это так называемые «chiens huricurs»12 или «chiens chanteurs»13. Залив этих собак совершенно особенный и действительно напоминает какое-то пение. Мне случалось близ Пиреней, в южной Франции слыхать небольшие стайки, собак в 6-8, таких «hurlcurs» (только из мелких разновидностей их-брикетов14), но не скажу, чтобы это пение произвело на меня очень хорошее впечатление.
У одного охотника, которого я знаю, была французская гончая, кажется, разновидности Артуа, которая имела такой именно голос. Она гоняла у него в небольшой стайке польских, очень порядочных собак, и он говорил мне (сам я никогда этой гончей не слыхал), что выходило очень красиво, хотя, впоследствии, однако принужден был выкинуть из стаи свою француженку, так как она не подходила к остальным собакам ногами. Такие постоянно заливающиеся голоса я называю чисто заливными голосами, в отличие от полузаливных голосов и голосов с «заливом».
Все виды голосов гончих могут быть с заливом, но чаще всего залив встречается у дискантов выжловок и у альтов. Многие даже думают, что басов с заливами не бывает, но, однако у меня, да и у многих других, почти все басы с заливами, и даже, наоборот, однотонные басы бывают сравнительно реже.
Чтобы гон стаи имел особенную красоту в музыкальном отношении необходимо стаю составить так, чтобы голоса находились в ней непременно в известной пропорции. Прежде всего, нужно, чтобы если уж какие-нибудь голоса и имели перевес в стае, то чтобы это, во всяком случае, были не басы и не альты, особенно последние. Хотя дисканты и сильнее слышны сами по себе, но не худо, если их будет несколько больше, чем других голосов (не в сложности, а в отдельности); затем по числу идут тенора и альты. Менее всего в большой стае должно быть басов. Так что, если взять стаю в 12 смычков, то, по-моему, дискантов в ней должно быть, например 8, альтов 5, теноров 6, басов также 5. Конечно, я говорю это только примерно и многое зависит и от вкуса, а главное, от силы самих голосов; если дисканты, например, очень сильны, то их можно убавить; если басы глухи, то их можно прибавить.
Немалое значение имеет здесь также и свойство голосов. Кроме того, не мешает комбинировать и высоту постоянной основной ноты голоса, и те голоса, которые составляют в небольшой стае диссонанс с остальными, прямо выкидывать или оставлять для другой стаи, а то, как и сбывать, если гончая эта не нужна как производительница (например, если есть несколько экземпляров той же крови), а сама по себе она хороша и может доставить удовольствие другому охотнику.
Необходимо также постоянно регулировать и число однотонных и полузаливных голосов. Когда гонит собака, имеющая полузаливной голос или заливной голос, то не знающий ни за что не поверит, что гонит всего одна гончая, а не несколько, потому, конечно, и это должно быть принято во внимание. Неудобные диссонирующие форшлаги также приходится иногда вовсе исключать из стаи; особенно некрасивыми в стае являются голоса гончих, имеющих долгую апподжиатру, на один тон ниже основной ноты.
Кроме того, нужно иметь в виду, что в стае, как это ни покажется некоторым странно, положительно необходимо имеет несколько однотонных, очень высоких и очень интенсивных дискантов выжловок с большой длительностью ноты и один-два однотонных низких баса. Очень недурно при этом, если один из очень низких басов будет несколько глуховат и редкоскал: он мерно гаркает, как из бочки, и как бы заменяет в стае оркестровый барабан.
Стая из одних или из слишком большого количества чисто заливных голосов, по-моему, как я уже говорил, также некрасива: залив должен появляться в гоне только по временам, так сказать, в патетических моментах гона, и обдавать слушателя, как жаром; если же в стае слишком много собак, которые заливаются постоянно, то залив собак, заливающихся только по временам, совершенно не выдается, эффект его пропадает, к самому заливу охотник прислушивается, и гон начинает ему казаться однообразным. Я указывал уже на то, что одною из особенностей голосов гончих является постоянство тона, отсутствие или незначительность регистра (несколько только ступеней) и обыкновенно, постоянство рисунка; это-то однообразие и должно разнообразиться внезапным заливом стаи.
Подбор стаи по голосам не только увеличивает красоту хора, но и его силу; заливные и полузаливные голоса дают составные ноты трезвучия, что при консонирующем15 подборе, как известно из физики (акустики), дает более сильные звуки, почему и небольшая подобранная стая, по силе и звучности гона, может перещеголять большую неподобранную. Гон моей сравнительно небольшой стаи (от8 до 15смычков) в одном очень крупном лесу, находящемся неподалеку от моего дома и отстоящем на 7-8 верст от железнодорожной станции, при отсутствии неблагоприятного ветра, благодаря отчасти силе и качеству голосов моих гончих, а главным образом, некоторому подбору их слышен, а при прямо благоприятном ветре, и совершенно отчетливо даже слышен на этой железнодорожной станции.
Иногда совершенно своеобразные эффекты для собачьего концерта создаются условиями местности, обуславливающими или особый резонанс или эхо. Часто, например, в лесах, расположенных по берегам извилистых текущих в больших и глубоких оврагах речек, вследствие эха кажется, что гонит не одна стая, а две которые как бы перекликаются между собою, что необыкновенно красиво. Около меня есть одно подобное местечко.
Есть еще конечно и масса других весьма разнообразных эффектов. Мне раз случилось гонять в том крупном лесу, о котором я только что говорил. Среди этого леса идет глубокий овраг весь заваленный буреломником. Гончие вели по дну оврага, подвигаясь ко мне, и благодаря быстро приближающимся звукам и эффектам резонанса в овраге получился такой грандиозный по своей красоте повышающийся и в тоже время усиливающийся хроматический16 хор напоминающий какую-то надвигающуюся бурю, что у меня забегали мурашки по спине, а волосы на голове, поднявшись, что называется дыбом сдвинули легкую летнюю фуражку.
Хотя некоторые музыканты и обижаются, когда говорят о гоне стаи, рассматривая его с музыкальной точки зрения, но, однако далеко не все. Очень многих великих композиторов гон хороших гончих глубоко потрясал и многие из них старались изобразить его в музыкальных произведениях, как для целого оркестра, так и для отдельных инструментов но, несмотря на то, что гон стаи и имеет свою музыкальную сторону и представляется особой собачьей музыкой имеющей свои особые музыкальные прелести, однако схватить эти прелести и положить их удачно на ноты, по крайней мере, по-моему, мнению до сих пор никому не удавалось; изображение охоты сводится к усиленному, правда, часто очень красивому употреблению хроматических ходов к подражанию охотничьему рогу, топоту лошадей и собак, но представления охоты в слушателе все-таки не вызывает. Знаменитый скрипач и композитор Вьетан17 в своей охоте написанной для одной скрипки, без всякого аккомпанемента попытался изобразить даже тявканье отдельных собак одним инструментом. Несомненно, это очень красивое скрипичное соло, которое лично я очень люблю, но не знаю, насколько оно напоминает охоту с гончими.
«Охотничья газета» № № 49-50
.

Экстерьер собаки


Экстерьер - это внешний вид собаки, выраженный в статях, пропорциях, гармоничности и особенностях форм сложения, присущих породе, полу, возрасту и типу конституции животного.

Стати - это отдельные части тела собаки, выполняющие определенные функции организма, по которым судят о здоровье, выносливости, крепости телосложения, половой и породной принадлежности и, в известной мере, о племенной и служебной ценности животного. При изучении статей отмечают селекционно-генетические связи внешних форм тела с полезными природными свойствами и определенными рабочими качествами животного.

Стати собаки:
1 - затылок; 2 - лоб; 3 - переход ото лба к морде; 4 - морда; 5 - мочка носа; 6 - скулы; 7 - глаза; 8 - уши; 9 - губы; 10 - зубы; 11 - шея; 12 - холка; 13 - спина; 14 - поясница; 15 - круп; 16 - хвост; 17 - грудь; 18 а - передняя часть груди; б - нижняя часть груди; 19 - живот; 20 - пах; 21 - маклок; 22 - седалищный бугор; 23 а - лопатка; б - плечо; в - лопаточно-плечевое сочленение; 24 - локоть; 25 - предплечье; 26 - запястье; 27 - пясть; 28 - лапа передняя; 29 - бедро; 30 - колено; 31 - голень; 32 - скакательный сустав; 33 - пятка; 34 - плюсна; 35 - лапа задняя; 36 - прибылой палец.



Особенности телосложения определяют по гармоничности и пропорциональности сложения, степени развитости костяка и мускулатуры, по рациональности углов соединения отдельных частей тела и суставных сочленений, обеспечивающих лучшую подвижность, рессорность и устойчивость животного с минимальными затратами энергии.

Экстерьер оценивают наиболее распространенным в собаководстве глазомерным способом в стойке и в движении животного. Глазомерная оценка основана на субъективном заключении, сложившемся мнении об общем виде и развитии животного в целом. Глазомерную оценку дополняют промерами, взвешиванием, а в необходимых случаях фотографированием, киносъемками и видеозаписями. Биометрические данные на собаку и другие сведения о ней составляют объективную характеристику особенностей телосложения животного и используют в селекционной работе.

Осмотр собаки производят с расстояния четырех метров сбоку, спереди и сзади. Собака должна стоять на горизонтальной площадке и равномерно опираться на все четыре конечности. После общего осмотра оценивают отдельные стати тела по областям в определенной последовательности.

Стати головы

По статям головы можно составить представление об очень многих особенностях собаки. Величина головы и костные выступы позволяют судить о развитости всего костяка, о грубости или нежности конституции, о выраженности полового диформизма. Форма черепной части - один из наиболее устойчивых признаков, с помощью которых можно установить породность и типичность собаки. Голова бывает грубой (тяжелой) или сухой (легкой), узкой или широкой, длинной, короткой или пропорциональной росту и типу сложения. Определение пропорциональности длины головы росту собаки и соответствия типу ее сложения составляет основу описательной оценки всех статей головы.

Затылок - верхняя часть головы, основание - затылочный бугор черепа, где прикрепляются сухожилия шейных грудных и плечеголовных мышц, определяющих силу рывков собаки во время борьбы. У собак различных пород и разного типа сложения затылок бывает сильно или слабо выражен (заметен).

Лоб в зависимости от породной принадлежности и типа телосложения собаки может иметь различную форму. Плоский лоб с малозаметным или постепенным переходом к морде присущ собакам сухого телосложения и энергичного поведения, а выпуклый лоб с глубоким и резким переходом характерен для собак сырого телосложения и малоподвижного поведения. Может быть широким или узким.

Морда - передняя часть головы в сочетании с другими ее частями является породным признаком собаки. Она может быть острой, заостренной или тупой, длинной или короткой (относительно длины лба), вздернутой (если приподнята кверху) или опущенной (если направлена вниз).

Мочка носа почти не варьирует по своей форме. В зависимости от окраса собаки она бывает черной, что гармонирует со всеми окрасами, или коричневой и серой у собак светлых (ослабленных) окрасов. Мраморная (пестрая) мочка носа встречается у собак пятнистых, чаще всего у мраморных (у которых пятна небольшого размера разбросаны по всему телу). Розовая мочка носа свидетельствует об отсутствии пигмента и является пороком для всех пород и окрасов. У щенков белых и пятнистых окрасов розовая мочка с возрастом темнеет.

Скулы выражают степень развития скуловых дуг и мускулатуры головы. У собак с массивной головой скулы выпуклые, а у собак с легкой (сухой) головой скулы слабо выражены, образуя постепенный переход к морде.

Если посмотреть на голову собаки спереди, то она может быть клинообразной (в виде тупого клина, с относительно плоскими, невыступающими скулами) или скуластой (с выступающими скулами).

Глаза выражают функциональное состояние нервной системы, нрав, темперамент, эмоциональное настроение и состояние здоровья собаки. В зависимости от породы они бывают круглые, овальные; темные и светлые, в соответствии с общим окрасом собаки; прямо поставленные (углы глаз на одной линии), косо поставленные (наружные углы глаз выше внутренних).

Типы глаз:



Уши различают по форме, величине и поставу. Сочетание этих и других признаков придает определенный облик голове собаки, характерный той или иной породе. Форма ушей большинства пород напоминает равнобедренный треугольник. Концы ушей могут быть заостренные или закругленные . Уши относительно величины головы бывают большие и маленькие, длинные и короткие, а также стоячие, полустоячие и висячие.

Стоячие уши имеют крепкие, хорошо развитые и эластичные хрящи, удерживающие ушные раковины в положении вверх и вперед. Стоячие уши, направленные в стороны, называют развешенными, что указывает на слабость хрящей или флегматичность характера. Уши, концы которых направлены к средней линии, называются сближенными.

Полустоячие уши из-за мягкости хрящей верхней половины имеют концы, опущенные вниз, вперед или в стороны. У собак относящихся к породам со стоячими ушами, полустоячие уши могут быть наследственным недостатком или следствием рахита и истощения в щенячьем периоде роста и развития. Обычно у щенков уши начинают подниматься с 2-х месячного возраста, и этот процесс заканчивается к 6-7 месяцам.

Висячие уши бывают двух видов: висящие на хрящах и полностью висящие вследствие мягкости хрящей всей ушной раковины.
Постав ушей может быть высоким и низким (по отношению расположения основания ушной раковины и линии лба).
У отдельных пород уши в щенячьем возрасте обрезают (купируют) по определенной стандартом форме.



Форма головы и ушей:
1) голова клинообразная, умеренно широкая в черепной части, переход ото лба к морде малозаметный, линия морды параллельна линии лба, уши стоячие, остроконечные, имеют форму равнобедренного треугольника;
2) голова клинообразная, длинная, узкая, сухая, переход ото лба к морде плавный, малозаметный, уши небольшие стоячие, с опущенными вперед концами;
3) голова клинообразная, длинная, сухая, переход ото лба к морде малозаметный, уши высоко поставленные, висящие на хрящах;
4) голова легкая, узкая, сухая, морда заостренная, опущенная вниз, уши висячие;
5) голова массивная, грубая с широким лбом, морда короткая, с толстыми, но сухими губами, уши широко поставлены, коротко купированы;
6) голова массивная, морда объемная с отвислыми губами, уши высоко поставленные, остро и высоко купированы;
7) голова с округлым выпуклым лбом, резким переходом ото лба к морде, морда короткая, тупая, вздернутая, с толстыми опущенными губами, уши купированные;
8) голова массивная, сырая, с выпуклым лбом, резким переходом ото лба к морде, губы сырые, толстые, уши высоко поставленные, висячие.

Губы - кожные складки, образующие края рта. Они бывают сухие , тонкие , натянутые , плотно прилегающие или сырые , образующие складки и отвисания, называемые брылами . Для некоторых собак брылы являются породным признаком (боксер). Сухие губы бывают чаще всего у собак крепкого телосложения, а толстые и отвисающие губы свидетельствуют о принадлежности собаки к сырому типу конституции.

Зубы

Зубная аркада собаки:
I 1, I 2, I 3 – резцовые зубы;
С – клыки;
Р 1, Р 2, Р 3, Р 4 - премоляры (ложнокоренные);
М 1, М 2, М 3 – моляры (коренные).

Формы прикусов:
1) ножницеобразный;
2) клещеобразный;
3) перекус;
4) недокус;
5) бульдогообразный.


Зубы отражают состояние и особенности минерального обмена веществ в организме. У собаки должно быть 42 зуба. Выполняя неодинаковые функции, они имеют различное строение и название: 12 резцов, 4 клыка, 26 коренных (16 ложнокоренных и 10 коренных). В верхней челюсти имеется 6 резцов, 2 клыка, 8 ложнокоренных и 4 коренных (моляры). В нижней челюсти – 6 резцов, 2 клыка, 8 ложнокоренных и 6 коренных. Зубы должны быть здоровыми, белыми, иметь правильное смыкание резцов и клыков. Форма смыкания зубов называются прикусом.

Нормальным прикусом считается ножницеобразный , когда при сомкнутых челюстях резцы нижней челюсти своими передними сторонами примыкают к задней стороне резцов верхней челюсти и при откусывании напоминают работу ножниц. При смыкании клыки нижней челюсти входят в промежутки между крайними резцами и клыками верхней челюсти, образуя “замок”, обеспечивающий собаке крепкую хватку. Резцы у основания нижней челюсти должны быть расположены в одну линию. Всякое отклонение от ножницеобразного прикуса, если это не обусловлено породой, считается пороком, и собака исключается из числа племенных.

Прямой прикус - резцы верхней и нижней челюсти режущими поверхностями упираются друг в друга наподобие клещей, называется клещеобразным. При таком прикусе режущие поверхности резцов преждевременно стачиваются.

Недокус бывает у собак с недоразвитой нижней челюстью, в результате чего резцы верхней челюсти, плотно прижимаясь к нижним, стачивают их заднюю поверхность.

При перекусе резцы нижней челюсти выдвигаются вперед за линии верхних резцов, а клыки нижней челюсти, плотно прилегают к окрайкам верхней челюсти, быстро стирая их.

При бульдожьем прикусе, который является следствием укороченных лицевых частей черепа, отростки носовых костей очень коротки и приподняты косо вверх. Нижняя, нормальной длины челюсть, изогнута кверху. При бульдожьем прикусе не только резцы, но и клыки нижней челюсти выступают за линию верхних резцов иногда настолько, что верхняя губа не прикрывает их, и поэтому резцы и клыки нижней челюсти видны снаружи.

По характеру стирания зубов и изменению форм прикуса определяют возраст собаки. Чрезмерное стирание и изменение цвета зубов, нарушение зубной эмали свидетельствуют о нарушении зубной эмали, о нарушении в организме обмена веществ или о заболевании отдельных почерневших зубов.

Стати шеи

В зависимости от породной принадлежности и типа сложения собаки шея может быть сухой или сырой (складки кожи под гортанью (подвес), иногда опускающиеся до нижней стороны груди, образуя подгрудок; поперечные складки у основания (загруженная шея)); короткой (короче головы) - встречается у рыхлых, сырых собак, или длинной (длиннее головы) - у сухих высоконогих, легких собак; поставленной высоко или низко, т.е. направленной выше или ниже линии угла 45° к горизонту.

Для каждой породы собак постав шеи определяется стандартом. Во всех случаях шея должна быть сильной, подвижной, пропорциональной длине головы и другим частям тела.

Гребень. Степень развития мускулатуры гребня выражает силу и ловкость собаки при ведении борьбы.

Горло. Широкое или узкое горло свидетельствует о степени развития дыхательной трубки (трахеи) и всей легочной системы.

Постав шеи:
1) низкий;
2) нормальный;
3) высокий.


Стати туловища

Основой туловища являются грудная клетка, брюшная и тазовая полости, где расположены жизненно важные органы, определяющие выносливость животного, работоспособность и крепость телосложения.

Холка - место прикрепления мощных мышц переда собаки, определяющих опорную и двигательную силу животного. Она должна быть хорошо развита и выступать над линией спины.

Спина является продолжением холки и вместе с поясницей служит связующим «мостом» переда с задом собаки, обеспечивая передачу двигательных толчков от задних конечностей. Спина должна быть средней длины, прямой и широкой, с хорошо развитой мускулатурой. Горбатая спина свидетельствует об общем заболевании или о слабости мышц спины и задних конечностей. Провисание спины - признак мышечной слабости, приводящей к быстрому утомлению собаки.

Форма спины:
1) прямая;
2) горбатая;
3) провислая.


Поясница образует подвижный переход от спины к крупу и вместе со спиной несет большую нагрузку при движении собаки. У собак большинства служебных пород она должна быть сравнительно короткой, широкой, мускулистой и немного выпуклой. Собака с прямой и провисшей поясницей быстро утомляется при движении, что отражается на ее работоспособности. Длинная и горбатая поясница - также отклонения от нормы.

Круп - задняя верхняя часть туловища, объединяющая на крестце и костях таза мощную мускулатуру задних конечностей. Круп должен быть длинным , широким , умеренно покатым к хвосту. Короткий и узкий круп - признак мышечной слабости задних конечностей. Горизонтальный или скошенный круп свидетельствует об отклонениях в поставе задних конечностей.

Грудь - передний отдел туловища, соответствует форме грудной клетки собаки. Она должна быть объемной и иметь овальную форму в поперечном сечении. Грудь большого объема свидетельствует о хорошо развитых легких, а овальная форма грудной клетки обеспечивает наиболее полный вдох и выдох. Объем груди обусловлен ее глубиной, шириной и длиной. Грудь считается глубокой, если ее нижняя часть расположена на одной линии с локтями или ниже их. Мелкая грудь имеет линию выше линии локтей. Круглая (бочкообразная) грудь наблюдается у сырых, тяжелых и малоподвижных собак, малообъемистую грудь имеют слабые, недоразвитые собаки. Бочкообразная и узкая (плоская) грудь вызывает неправильный постав передних конечностей.

Форма груди:
1) овальная (нормальная);
2) округлая;
3) круглая (бочкообразная);
4) узкая (плоская).


Живот - задняя, нижняя часть туловища. Форма живота зависит от типа конституции и формы груди собаки. При нормальном развитии живот должен быть подтянут несколько выше линии груди. Опущенный живот встречается у собак сырого телосложения. Излишне подтянутый (поджарый) живот характерен для собак сухого телосложения и при хронических заболеваниях желудочно-кишечного тракта.

Пах - верхняя боковая часть живота собаки между последним ребром и маклоком. Пах бывает широкий, узкий, свободный, полный и впалый. Он отображает особенности телосложения, общее развитие и физическое состояние собаки.

Маклок представляет собой бугор подвздошной кости таза, где прикрепляются сухожилия мускулатуры задней конечности. Хорошо развитые маклоки свидетельствуют о мощной мускулатуре задних конечностей собаки.

Хвост

Хвост в совокупности с другими статями является признаком породной принадлежности собаки. С помощью хвоста собака обеспечивает сбалансированность движений и выражает свое эмоциональное отношение к различным объектам и ситуациям. По форме хвост бывает опущенный (саблевидный, крючком, поленом), поднятый (серпом, прутом, пером, кольцом) и купированный (отрезанный) в соответствии с требованиями стандартов. По длине хвост может быть коротким, если он не доходит до скакательных суставов, и длинным - ниже скакательных суставов.

Формы хвостов:
1) саблевидный;
2) хвост крючком;
3) хвост поленом;
4) хвост крючком;
5) хвост пером;
6) хвост прутом;
7) хвост серпом;
8) хвост кольцом;
9) хвост двойным кольцом.



Стати передних конечностей

Передние конечности, как рычаги опоры и отталкивания при передвижении собаки, оцениваются по степени развития костно-мышечной системы, сухожильно-связочного аппарата отдельных частей и их функционального взаимодействия через углы составных сочленений. Передняя конечность состоит из плеча, локтевого сустава, предплечья, запястья, пясти и лапы.

Лопатка – верхняя часть передней конечности, обеспечивает подвеску, устойчивость и свободное движение переда. Она должна быть длинной , широкой , покрытой хорошо развитой мускулатурой и поставленной под углом 45-55° к горизонтальной линии. Короткая лопатка выпрямляет плечо и сокращает длину шага при движении собаки рысью.

Плечо. Его форма зависит от длины и направления лопатки и плечевой кости. Оно должно быть заполнено плотной рельефной мускулатурой (крепкой и сухой) и иметь угол сочленения с лопаткой близкий к прямому (90°-100°) – нормальное плечо.

Прямое плечо бывает, когда угол между лопаткой и плечевой костью составляет более 100° (110-120°). Прямое плечо делает собаку более устойчивой при движении галопом, но сокращает длину шага передней ноги при движении рысью.

Острое плечо бывает, когда угол между лопаткой и плечевой костью составляет менее 90° (70-80°). Позволяет делать более широкий шаг, но при этом она затрачивает больше энергии, чем при прямом плече. Бывает обычно у старых или перенесших тяжелое заболевание собак со слабой мускулатурой. Собака с острыми плечами обычно бывает низкопередой и обладает подставленной постановкой передних ног.

Формы плеча:
1) нормальное плечо;
2) прямое;
3) острое.



Лопаточно-плечевое сочленение – место соединения лопатки с плечом.

Локоть – отросток локтевой кости, на котором прикрепляются мышцы – разгибатели передней конечности. При правильном поставе конечностей локти должны плотно прилегать к грудной клетке и быть направлены строго назад.

Разворот локтей наружу бывает у широкотелых собак с бочкообразной грудью, конечности, как правило, поворачиваются внутрь. Такой постав называется косолапостью.

Разворот локтей внутрь наблюдается у узкогрудых собак с расставленными в сторону конечностями. Такой постав с вывернутыми в стороны лапами называется разметом.

Постав передних конечностей (вид спереди):
1) правильный;
2) узкий;
3) широкий;
4) сближенный;
5) размет;
6) косолапость.


Предплечье оценивается по степени развития лучевой кости и мускулатуры в этой области. Предплечья должны быть массивными, прямыми, отвесно поставленными, по длине пропорциональными лопатке, плечевой кости и общему сложению собаки. К недостаткам относятся тонкие или непропорционально грубые, короткие или длинные, а также искривленные предплечья.

Запястье должно иметь хорошо развитый сухожильно-связочный аппарат, находиться в одной плоскости с предплечьем и быть шире его нижнего конца.

Пясть функционально обеспечивает смягчение ударов конечностей (рессорность) при прыжках, выражает крепость и степень развитости костяка. Пясти должны быть объемистыми и наклонными под определенным углом в зависимости от телосложения, присущего собакам данной породы.

Более прямо поставленные и короткие пясти называются торцовыми, присущи собакам квадратного (укороченного) формата или приближающемуся к нему, приспособленных к движению галопом.
Наклонные (мягкие) пясти характерны для собак удлиненного (растянутого) формата, передвигающихся рысью.
Пясти, поставленные совершенно прямо (отвесно) или выгибающиеся вперед, образуют грубый недостаток, так называемый козинец.


Наклон пясти и форма лап:


пясть (А): 1) умеренно наклонная; 2) отвесно поставленная (торцовая); 3) наклонная (мягкая); 4) козинец.
форма лап (Б): 1) овальная, сводистая, собранная в комок; 2) округлая, сводистая, собранная в комок; 3) плоская; 4) распущенная.

Постав передних конечностей считается правильным, если они стоят отвесно или параллельно друг другу, обеспечивая прямолинейные движения ног в одной плоскости.
Узкий постав конечностей бывает при узкой и плоской груди.
Широкий – при бочкообразной грудной клетке и слишком наклонном положении лопаток. Широкая постановка ног сопровождается косолапостью внутрь (пясть и лапы направлены внутрь), узкой – косолапостью наружу (пясть и лапы вывернуты наружу).

Стати задних конечностей

Задние конечности производят мощные двигательные толчки, сила которых зависит от длины бедра, голени, от рационального сочетания углов всех суставов и от степени развитости мускулатуры. Поэтому задние конечности обладают более массивным костяком и мускулатурой, чем передние.

Бедро образуется мощной сгибательной и разгибательной мускулатурой тазобедренного и коленного суставов. Длина бедра зависит от длины бедренной кости, которая должна быть пропорциональна длине крупа . Бедра должны быть длинными с мощным слоем бугристых мышц , которые при осмотре сзади должны быть шире крупа. Угол направления бедренной кости к горизонту – 80-85°.

Колено в своей основе имеет коленную чашечку с прикрепленными к ней сухожилиями и связками. Оно должно быть округлым , малозаметным и находиться на одном уровне с локтем . Угол, образуемый бедренной и берцовой костью, составляет 125-135°.

Голень должна быть длинная и мускулистая , а большая и малая берцовые кости направлены под углом в 45° к горизонтальной линии, проведенной через скакательный сустав.

Скакательный сустав принимает на себя большие нагрузки и обеспечивает передачу двигательных толчков при отталкивании от земли. Он должен быть сухим, с хорошо выраженным пяточным бугром и четко обозначенным суставным углом , равным примерно 125-135°.

Плюсна обеспечивает собаке устойчивую опору во время движения и прыжков. Она состоит из предплюсны и плюсны, которые при экстерьерной оценке оцениваются как единое целое. Плюсны должны быть длинными, широкими и толстыми , поставленными почти отвесно.

Лапа задней конечности – овальная, с плотно сжатыми сводистыми пальцами . На задних лапах собаки имеется по четыре пальца. Пятый палец встречается не всегда и называется прибылым. У некоторых собак бывает по два, три прибылых пальцев. Обычно эти пальцы отрезают вскоре после рождения щенка. Но у некоторых пород они обязательны.

Постав задних конечностей (вид сзади):
1) правильный;
2) узкий;
3) широкий;
4) бочкообразный;
5) сближенный в скакательных суставах (размет).


Постав задних конечностей считается правильным , если при осмотре собаки сзади ноги стоят прямо и параллельно друг другу. Такой постав обеспечивает прямолинейные пружинистые движения собаки.

Узкий постав встречается у собак со слабой мускулатурой и узким крупом.

При сближенном поставе скакательные суставы и плюсны сходятся вместе, почти касаясь друг друга (сближены).

Широкий постав чаще всего встречается у широкотелых, массивных пород собак, не приспособленных к быстрым движениям.

Бочкообразный постав бывает с развернутыми в стороны скакательными суставами и сведенными внутрь плюснами. У таких собак, как правило, наблюдается косолапость внутрь.

При осмотре собаки сбоку можно наблюдать отклонения в поставе бедра, голени и плюсны.

Постав задних конечностей (вид сбоку):
1) правильный;
2) прямой;
3) саблистый.


Прямой постав задних конечностей бывает при отвесном положении бедра и голени, вследствие чего углы коленного и скакательного суставов выпрямлены. Тот же постав образуется, если у собаки короткие голени, что делает скакательные суставы более тупыми, выпрямленными.

Саблистый постав свойственен собакам со слишком косым положение бедра, голени и плюсны. Плюсны в этом случае будут поставлены наклонно вперед. Саблистый постав связан со слабостью скакательных суставов, образующих острые углы.

Движение

Движения собаки:
1) иноходью;
2) шагом;
3) рысью;
4) галопом.



Движение собаки осуществляется путем мягких последовательных толчков чередующихся конечностей при участии спины, поясницы и шеи.

При движении шагом равновесие поддерживается последовательной перестановкой передних и задних конечностей, а при движении рысью диагональной работой и поочередной опорой конечностей – передней и противоположной задней.

При быстрых аллюрах (галопом и карьером) собака движется бросками, опираясь поочередно на передние и задние ноги.

Плавность, легкость и длительность движений достигается рессорностью всех сочленений и правильной постановкой ног, передвигающихся и опирающихся параллельно и в одной плоскости по направлению оси движения. При неправильном поставе конечностей собака делает неполные, неточные или лишние движения, на которые расходуется дополнительная энергия, нарушается плавность движений, и животное быстро утомляется. Механика движения собаки проверяется и описывается при оценке экстерьера путем осмотра в стойке на месте и в движении, при котором лучше заметны достоинства и недостатки конечностей.

К недостаткам относятся: отклонения от прямолинейных движений конечностей, недостаточное разгибание суставов передних или задних конечностей, движения зада в косом направлении, иноходь, раскачивание крупа или его резкие движения в вертикальном направлении.

Волосяной покров

Волосяной покров защищает собаку от внешних воздействий и способствует поддержанию постоянной, нормальной температуры.

Волосяной покров состоит из подшерстка и шерсти. Подшерсток состоит из большого количества тонких, шелковистых волос. У собак, приспособленных для содержания в холодных условиях, он сильно развит, густой и длинный. У других короче, реже, а у ряда короткошерстных собак совершенно отсутствует.

Шерсть, в свою очередь, состоит из двух сортов волос – остевого, плотно закрывающего подшерсток, и более длинного и грубого покровного, расположенного в области шеи, позвоночника и бедер и образующего у длинношерстных пород на холке гриву, на шее очесы, на конечностях штаны, с нижней стороны хвоста штаны. У короткошерстых пород покровный волос обычно отсутствует или проходит узкой, слабо выраженной полосой в верхней части шеи и вдоль спины. Длительное разведение длинношерстных пород собак в теплом климате или изнеживающих домашних условиях способствует полному исчезновению покровного волоса или перерождению его в более редкий, тонкий и шелковистый украшающий волос.

Особую группу волос составляют осязательные волосы – вибрасы, образующие пучки над глазами, на верхней губе (усы) и пучок под мордой.

Форма волос у собак и их длина различны и являются характерной чертой каждой породы. Встречаются волосы прямые, изогнутые (с постепенным изгибом в одну сторону), волнистые (с отклонением от оси волоса в обе стороны) и кольцеобразные или спиральные (образующие кольца или спирали).

Линька – смена волос у собак – бывает сезонной, два раза в год. У собак, живущих в квартире, она происходит неинтенсивно и не в определенные периоды, как у живущих в неотапливаемых помещениях, а в течение всего года (беспрерывная линька).

Окрас

Цвет волос у собаки называется окрасом. Он бывает самым разнообразным. Шерсть может быть одноцветной , двуцветной и многоцветной. Одноцветный окрас называется простым и обозначается обычно однозначно – черный, белый, рыжий и т.д. Если волосяной покров имеет различные цвета, то он называется сложным , и тогда указывается так называемая расцветка, т.е. рисунок образуемый различными цветами шерсти. Например, – подпалины, белоногость, чепрак, тигровина и т.д. Часто одноцветные собаки имеют на определенных местах беспигментные (белые) места на груди, шее, лапах, морде, конце хвоста и т.д.

При описании собак, особенно при заполнении на них различных документов (списочный состав, учетные или родословные записи и т.д.) окрас должен быть записан правильно и точно.

Чёрный окрас у собак встречается в чистом виде (ризеншнауцер), а также с коричневыми, бурыми, серыми подпалинами и с белыми пятнами на голове, ногах, груди и хвосте.

При белом окрасе волосяной покров лишён пигмента, а мочка носа, края губ и век пигментированы в чёрный или коричневый цвет.

Рыжий окрас имеет множество оттенков и часто неоднороден в различных частях тела. Рыжий окрас различен по оттенкам:
красно-рыжий (характерен для ирландского сеттера);
ярко-рыжий с более темным волосом на голове, шее, спине и верхней стороне хвоста; с более светлым волосом на гортани, груди, боках и конечностях;
светло-рыжий , часто называемый желтым;
золотисто-рыжий окрас с красноватым на конце волоса оттенком, однотонный по всему телу, часто встречается в сочетании с темной, иногда даже черной мордой – маской;
палевый окрас (как бы ослабленный рыжий, напоминающий цвет песка) тоже бывает разный оттенков; ноги, грудь и нижняя часть хвоста у собак такого окраса почти белые и часто темная, иногда даже черная маска.

Коричневый окрас бывает разных оттенков от чисто-коричневого до коричневого с чернотой (бурого).

Чепрачный окрас состоит из двух цветов: основного – рыжего какого-нибудь оттенка (от светло-палевого до ярко-рыжего) и серого, бурого или черного чепрака, как бы покрывающего собаку (чепрак – попона).

Приметы и отметины

Приметы – различные признаки, отличающие одну собаку от другой.

К особым приметам относятся отметены – врожденные пятна и полосы различной величины и формы, встречающиеся на голове, груди и конечностях собаки. Они могут быть белого, светлого и темного цвета.

К приметам относятся порванное ухо, отсутствие зуба, рваная губа или веко и др.

Приметами не считаются временные признаки: выстриженная шерсть, следы ранений, потертостей и облысений.

Для отличия одномастных и очень схожих между собой собак их отмечают различными способами, например, татуировкой. В некоторых странах номерная татуировка обязательна.

Определение возраста

Возраст собаки определяется по зубам и другим внешним признакам. При осмотре зубов обращают внимание на смену молочных зубов и степень стертости резцов и клыков.

Молочные зубы (резцы) у щенков начинают прорезываться на 18-25-й день после рождения.
К месяцу щенок уже имеет клыки, резцы, первые и вторые ложнокоренные.
К 2-м месяцам появляются обычно все молочные зубы.
Около 3-х месяцев меняются центральные резцы зацепы.
От 3-х до 5 месяцев должны смениться средние резцы.
От 4-х до 6 месяцев меняются крайние резцы. В это же время происходит смена клыков.
Ложнокоренные зубы меняются в возрасте 5-6 месяцев.
К 7 месяцам у собаки вырастают все постоянные зубы.
К 1 году зубы достигают нормального уровня. Резцы острые и их режущая поверхность имеет форму «трилистника».
В 2 года стерты зацепы нижней челюсти и начинают стираться средние резцы.
В 3 года стерты средние резцы нижней челюсти и начинают стираться зацепы верхней челюсти.
В 4 года стерты зацепы и начинают стираться средние резцы верхней челюсти.
К 5 годам стерты окрайки нижней челюсти и начинают стираться клыки.
В 6 лет стерты окрайки верхней челюсти, клыки тупые.
В 7 лет зацепы нижней челюсти принимают обратно овальную форму.
К 8 годам средние резцы челюсти принимают обратно овальную форму.
В 9 лет зацепы верхней челюсти принимают обратно овальную форму.
С 10–12 лет начинают выпадать зубы: сначала зацепы нижней челюсти, затем верхней.

К другим признакам определения возраста относятся: появление седины в области губ и подбородка – к 6-7 годам, в 8-9 лет западают глаза, мутнеют хрусталики, расширяются зрачки, спина делается мягкой, живот опускается.

Источники:
1) "Энциклопедия собаководства" (составители: В.Зубко, А.Алексеев. М.: ТЕРРА – Книжный клуб, 1998);
2) "Абсолютно всё о вашей собаке" (составитель - В.Н.Зубко. М.: Арнадия, 1996);
3) "Основы служебного собаководства" (составитель - В.В.Московкин. Чебоксары, Руссика, 1993).


Дыхание, обоняние, слух собаки. В.К. Карпов

Исследования способности животных к обонятельной ориентации вызвали необходимость изучения функции ноздрей у собак. В доступной литературе не удалось найти описания морфологических особенностей начального отдела верхних дыхательных путей и движения воздуха в них у собак. Только в работах С. А. Корытина высказывается предположение о роли у хищных зверей в обонятельной ориентации боковых вырезов носа, позволяющих улавливать запаховые частицы, приносимые боковым ветром. Однако специальными исследованиями функции этих образований автор не занимался.

Опыты по исследованию указанной функции дали следующие результаты. У крупных собак поперечное сечение струи вдыхаемого через нос воздуха представляет собой как бы увеличенную копию ноздри собаки и напоминает теннисную ракетку или головастика. При обычном вдохе струя вдыхаемого воздуха ощущается на расстоянии не более 5,8 см ; при принюхивании — на расстоянии 7,7 см от ноздри; при выдохе — на расстоянии 17,3 см .

При обычном вдохе через боковой вырез в нос попадает 47 процентов воздуха, а при принюхивании несколько больше — 53 процента. При выдохе же через боковой вырез носа идет менее 1/3 выдыхаемого воздуха, то есть, в отличие от вдоха, основная масса воздуха выдыхается через круглую часть ноздри. Контуры струй вдыхаемого обеими ноздрями воздуха представляют собой в плане два веера или почти полный диск, из которого как бы «вырезаны и удалены» два сектора — один спереди, другой сзади. Непосредственно перед носом животного располагается область, откуда воздух в ноздри не засасывается. Этот сектор равен примерно 60 градусам — по 30 градусов влево и вправо от продольной оси головы. В секторах от 30 до 80 градусов влево и вправо от оси головы воздух поступает в круглую часть ноздри как при обычном вдохе, так и при принюхивании. В секторах от 80 до 130 градусов воздух поступает через боковой вырез носа при обычном вдохе, а при принюхивании эти сектора простираются несколько больше— от 80 до 150 градусов. Увеличению сектора при принюхивании способствует функция бокового выреза носа.

Примерно такую же форму ноздрей имеют и другие животные, например лошади. Однако у лошадей «хвостик головастика», способный к расширению, служит для увеличения входа в носовую полость при усилении дыхания вследствие физической нагрузки. У собак же любая интенсивность физической нагрузки не влияет на величину входа в носовую полость (не увеличивает ее). Здесь наблюдается учащение частоты дыхания с обязательным ротевым дыханием. Поэтому представляется, что боковые вырезы носа у собак являются важным адаптивным инструментом для более успешной ориентации в пространстве с помощью обоняния. Их строение и функция способствуют попаданию в нос воздуха не только спереди животного, но, главным образом, сбоку и даже несколько сзади.

При обычном вдохе «веер» захватывает два сектора по 100 градусов (от 30 до 130 градусов) влево и вправо от продольной оси головы. В этом случае, хотя животное и не насторожено, функция ноздрей обеспечивает обследование пространства спереди и сбоку. Верхняя и нижняя стенки бокового выреза параллельны друг другу, что, вероятно, не способствует попаданию в нос воздуха из задней полусферы. При принюхивании же боковые вырезы изменяют свою форму. Верхняя и нижняя стенки становятся вогнутыми, наружная щель сужается и боковой вырез в этом случае представляет собой почти замкну­тую по длине трубочку с нешироким продольным разрезом. Такое состояние бокового выреза дает возможность собаке захватывать в нос порции воздуха из задней полусферы. Струи вдыхаемого в этом случае воздуха представляют собой два сектора уже по 120 градусов (от 30 до 150 градусов) влево и вправо от продольной оси головы. Вероятно, это биологически оправдано, так как здесь большая часть пространства по сторонам головы животного обследуется с помощью обоняния без необходимости поворачивать голову в стороны.

Плоскость, проведенная через контуры вдыхаемых струй обеих ноздрей, составляет с осью головы угол около 30 градусов. И боковые вырезы носа собак имеют такую же направленность по отношению к оси головы. У других представителей отряда хищных, например у кошек, также имеются боковые вырезы носа, но они относительно небольшие и направлены вдоль оси головы, а не под углом к ней. В то же время известно, что обоняние в жизни кошачьих играет меньшую роль и среди кошек нет длительных, активных преследователей жертвы по ее запаховому следу.

Наблюдения за собаками, идущими по следу с использованием нижнего чутья, показывают, что плоскость, проведенная через боковые вырезы носа обеих ноздрей, оказывается строго перпендикулярной земной поверхности. Это биологически оправдано по следующим соображениям. Если условно примем струю вдыхаемого воздуха за диск диаметром 14—15 см (ощущение вдыхаемого при принюхивании воздуха на расстоянии 7,7 см), то собака с опущенной к земле мордой обследует органом обоняния горизонтальный столб воздуха, представляющий собой цилиндр 14—15 см, равный длине следа преследуемого животного или человека.

Естественно, что при ротовом дыхании диаметр исследуемого столба воздуха будет существенно меньше из-за уменьшения величины струи всасываемого в нос воздуха. В естественных условиях, когда воздушные массы постоянно перемещаются, этот столб воздуха будет постоянно обогащаться запаховой информацией, находящейся вне его. Наблюдение за идущей по следу собакой с использованием нижнего чутья показывает, что нос собаки находится при движении примерно на удалении 6—7 см от поверхности почвы или растительности.

Если собака бежит по следу с использованием верхнего чутья (голова поднята), столб обследуемого обонянием воздуха будет иметь меньший диаметр, так как плоскость боковых вырезов располагается под определенным, зависящим от степени поднятия головы углом по отношению к горизонтальной плоскости. В этом случае собака может допустить при работе по следу большее количество ошибок.

Принюхиваясь к далеко отстоящему источнику запаха, собака поднимает голову, как правило, до уровня, когда плоскость боковых вырезов носа становится почти параллельной земной поверхности. Это явление следует объяснить стремлением собаки получить наибольшее количество информации из очень тонкого и узкого (учитывая размеры «веера») слоя воздуха, расположенного выше ее головы и несущего при обычных погодных условиях (восходящие потоки воздуха при наличии ветра) большее количество запаховой информации. Так поступают легавые собаки, делающие стойку на обнаруженную дичь. В этом случае продольная ось головы направлена выше причуянной птицы, а плоскость боковых вырезов носа направлена на птицу, то есть расположена в наиболее богатом информацией восходящем слое воздуха.

Казалось бы, что очень близкое расположение друг к другу обеих ноздрей у собак не способствует определению направления источника запаха, как в других дистантных анализаторах (слух, зрение), где рецепторные воспринимающие поля разнесены друг от друга на большее, чем ноздри, расстояние. Способность собак определять направление источника запаха можно объяснить веерообразным строением струй вдыхаемого воздуха. Так, из точки, расположенной слева от животного, запаховые частицы, движущиеся в турбулентных, вихреобразных струях воздуха, достигнут зоны действия левой ноздри на какое-то время раньше, чем зоны действия правой ноздри, что дает животному возможность повернуть голову влево до уравнивания показателей. Из точки, находящейся перед собакой, запаховая информация достигнет левой и правой половины носовой полости одновременно, и животное не будет менять своего направления. Таким образом, веерообразное строение струй вдыхаемого воздуха как бы «отдаляет» друг от друга до 6—9 см воспринимающие поля обонятельного анализатора обеих ноздрей, что помогает животному лучше ориентироваться в пространстве с помощью обоняния.

У некоторых собак мы хирургическим путем зашивали боковые вырезы носа. Оказалось, что в этом случае собаки резко теряли способность к пространственной ориентации с помощью обоняния.

Известно, что собаки при обнаружении следа, когда выбирают направление движения, а также если след утерян или пересекается с другим следом, всегда тщательно принюхиваются, ротовая полость в это время у них закрыта, дыхание замедленно и глубоко. Видимо, в этом случае собака производит тщательный «качественный» (чей запах) и «количественный» (в какую сторону интенсивность запаха увеличивается) анализ проб воздуха.

Однако при движении по следу собаки почти на всем протяжении бегут с открытым ртом, дыхание при этом частое и поверхностное. При незначительных нагрузках (бег в течение 10 мин) рот собаки раскрыт нешироко, частота дыхания в минуту 100—140. При увеличении нагрузки (бег в течение 30 и более минут) рот собаки широко раскрыт, язык свешивается из ротовой полости, частота дыхания достигает 200—250 в минуту и более. Собаки движутся по следу с раскрытым ртом даже при 24-градусном морозе.

Поперечное сечение струи воздуха, попадающей в нос при наличии ротового дыхания, представляет собой небольшой овал площадью около 30 см 2, располагающийся против круглой части ноздри. Вдыхание воздуха в нос при ротовом дыхании ощущается на расстоянии около 3 см. Частота дыхания не влияет на площадь этого сечения.

Приблизительные подсчеты показывают, что при наличии ротового дыхания через рот поступает от 85 до 95 процентов от всей порции воздуха, попадающего в легкие при вдохе. При этом чем выше физическая нагрузка, тем большая доля воздуха идет через рот. Соответственно, через нос поступает от 15 до 5 процентов общей порции. Доля носового воздуха уменьшается с увеличением физической нагрузки. Очевидно, при наличии ротового дыхания части воздуха, проходящей через носовую полость, вполне достаточно для получения необходимой обонятельной информации. Однако в данной ситуации собака, видимо, способна проводить в основном только «качественный» анализ воздуха по принципу «здесь ли знакомый запах».

Известно, что гончие идут по следу зверя с голосом, то есть тоже с открытой пастью, но это обстоятельство не мешает собакам верно идти по следу лисицы или зайца, так как и в данном случае через нос проходит достаточное количество запаховой информации.

Устанозлено, что при ротовом дыхании воздух в нос поступает только через круглую часть ноздри и поэтому снижается возможность пеленгации мест нахождения новых источников запаха. В таких ситуациях собака вынуждена временно переходить на носовое дыхание. Видимо, при любой частоте ротового дыхания через носовую полость собак при каждом вдохе проходит примерно одинаковое по объему количество воздуха, в котором и производится анализ запаховой информации.

Исследованиями установлено, что воздух в носовую полость при ротовом дыхании поступает извне не только при вдохе, одновременно с поступлением основной массы воздуха через рот, но и в момент выдоха через рот наблюдается засасывание воздуха в ноздри извне. Таким образом, воздух через нос при наличии ротового дыхания движется только в одном направлении — через ноздри, мимо обонятельной области и через хоаны в глотку. Следовательно, при вдохе через рот эта носовая порция воздуха, обеспечив обонятельную информацию, попадает в легкие вместе с основной ротовой порцией. А при выдохе через рот эта носовая порция воздуха, обеспечив обонятельную информацию и не заходя в легкие, выбрасывается через рот наружу вместе с основной массой воздуха, выдыхаемого из легких.

Считаем возможным объяснить это парадоксальное явление следующим образом. При ротовом дыхании самым узким местом всего воздушного пути является область глотки. Известно, что сужение просвета полости увеличивает скорость движения воздуха на этом участке, а давление резко снижает. Вот и в нашем случае движение воздуха с большой скоростью из легкого при выдохе через рот приводит к тому, что в узкой щели глотки давление падает, что способствует засасыванию новой порции воздуха через хоаны из носовой полости. Эта носовая порция воздуха в легкие не попадает, а используется только как носитель запаховой информации, и пройдя через нос, выбрасывается наружу, соединившись с основной порцией воздуха, идущей через рот из легкого.

Таким образом, при ротовом дыхании собака полу­чает обонятельную информацию пусть в уменьшенном объеме, но зато в два раза чаще, чем при движении воздуха по обычному у многих других животных пути, и может с достаточной точностью корректировать свое поведение при значительной скорости движения по следу с раскрытой пастью, что очень важно для успешного преследования человека или зверя.

Почти все представители собачьих имеют незначительное количество потовых желез. Известно также, что у шакалов, лисиц и других представителей семей­ства, менее склонных к длительному преследованию жертвы по ее запаховому следу, потовые железы развиты более значительно, чем у собаки и волка — животных, приспособленных к длительному преследованию. Отсутствие потовых желез в коже у собак и волков делает невозможным терморегуляцию путем потоотделения, в связи с чем у собачьих очень легко и быстро развивается учащение частоты дыхания с обязательным ротовым дыханием, способствующим терморегуляции. Ротовое дыхание больше развито у животных, имеющих на теле меньше потовых желез, и менее развито у животных, потовые железы которых функционируют лучше. По общепринятому мнению, ротовое дыхание является адаптивным механизмом животных семейства собачьих в связи с невозможностью терморегуляции путем потоотделения.

Наши наблюдения за работой собак по следам, в том числе с включенным ротовым дыханием, а также результаты опытов позволяют высказать следующее положение. Животные семейства собачьих, особенно крупные виды, способные к длительному преследованию жертвы по ее запаховому следу (собаки и волки), в своей эволюции приспособились получать запаховую информацию непрерывно, чтобы преследование было успешным. Для получения однообразной информации необходимо проводить анализ воздуха в одинаковых объемах с целью постоянной оценки изменения градиента запаха. Если бы у таких животных не возникло ротовое дыхание, то усиление неизбежной при преследовании физической нагрузки вызвало бы учащение носового дыхания с изменением объема воздуха, проходящего через нос. В связи с этим в носовую полость и, следовательно, к обонятельному полю поступало бы при каждом вдохе не постоянное, а зависимое от нагрузки количество запаховых частиц. Это мешало бы животному правильно ориентироваться на следе и определять верное направление движения.

По нашему мнению, именно включение ротового дыхания способствует тому, что при разной степени физической нагрузки через ротовую полость поступает основная, именно изменяемая от степени нагрузки, масса воздуха, в то время как через носовую полость поступает извне при каждом вдохе и выдохе примерно одинаковое по объему количество воздуха с содержащимися в нем запаховыми частицами. А так как в носовую полость поступают одинаковые объемы воздуха, животное способно обнаружить в них изменение градиента запаховой информации, то есть анализ одинаковых по объему проб воздуха позволяет собаке контролировать свое поведение. В связи с тем что при ротовом дыхании происходит большая потеря тепла, терморегуляция путем потоотделения становится ненужной и в процессе эволюции потовые железы редуцировались.

Таким образом, можно предположить, что не отсутствие потовых желез у собак приводит к появлению ротового дыхания, а именно наличие ротового дыхания, необходимого для успешной работы, привело в процессе эволюции животных - преследователей из собачьих к потере потовых желез за их ненадобностью.

Хочется надеяться, что учет всех изложенных обстоятельств поможет дрессировщику грамотно дрессировать, тренировать и применять собаку в реальной обстановке.

У подавляющего большинства вида млекопитающих хорошо развиты ушные раковины, которые вторично исчезли у водных и обитающих в почве зверей. Благодаря твердости и эластичности образующих их основу хрящей, ушные раковины способствуют улавливанию и усилению звуковых волн. А движения ушной раковины играют большую роль в определении пространственного положения источника звука.

У всех диких представителей собачьих (волков, шакалов, лисиц, песцов, енотовидных собак и др.) ушные раковины очень хорошо выражены и стоят в виде рупора. У домашних собак представители лишь небольшого числа пород имеют стоячие уши. В группе служебных собак хорошо развитые стоячие уши имеют немецкие овчарки. Из охотничьих собак стоячие уши имеются у всех лаек, немногих терьеров и некоторых других. Значительно больше собак со стоячими ушами в группе декоративных пород — шпицы, некоторые терьеры, чихуахуа, папиллоны и другие.

В чем причина такого положения? Ведь очевидно, что висячая ушная раковина затрудняет функцию слухового анализатора, особенно в процессе пеленгации источника звука. Ни у одного другого домашнего животного не произошло такой метаморфозы. Представляется, что это не могло произойти случайно. Обращает на себя особое внимание тот факт, что все узкоспециализированные с тонким обонянием собаки имеют именно висячую ушную раковину. Объяснений этого явления в доступной литературе мы не обнаружили.

Рассмотрим наиболее распространенные в нашей стране породы. Ни одно из диких животных не сравнится по силе чутья с легавой. И именно собаки всех пород легавых имеют плотно прилегающие к голове большие ушные раковины. Английский, шотландский и ирландский сеттеры, пойнтер, курцхаар, ландхаар, гриффон и многие другие легавые успешно используются в охоте по мелкой птице и, надо думать, отсутствие подвижной ушной раковины не затрудняет им ориентировку при поиске мало пахнущей дичи.

У всех представителей пород гончих собак ушные раковины также плотно прилегают к голове. Но это обстоятельство не мешает биглю, русской, русской пегой, эстонской и всем другим гончим успешно вести преследование зверя по его запаховому следу.

Самые резвые из наших собак — борзые — тоже не могут похвастаться стоячими ушами. Однако русская псовая борзая, хортая, афганская борзая, тазы и другие отлично справляются на охоте со своими задачами, используя зрение и обоняние. Все спаниели и таксы, большинство охотничьих терьеров (фокстерьер, вельштерьер, ягдтерьер) с успехом используются в охоте, хотя тоже имеют висячие ушные раковины.

В группе служебных собак висячие ушные раковины имеют кавказские и среднеазиатские овчарки, в случае если уши у них не купируются в раннем возрасте, южнорусские овчарки, ротвейлеры, водолазы, черные терьеры, сенбернары и другие. У шотландской овчарки и эрдельтерьера уши полустоячие. У догов, боксеров, доберманов и ризеншнауцеров уши способны стоять только после купирования в молодом возрасте значительной части ушной раковины.

Таким образом, собаки большинства пород, в том числе наиболее древние по происхождению, довольствуются крупными висячими, прилегающими к голове ушами. Надо думать, что древние селекционеры выводили разнооб­разные породы собак с большими висячими ушами не ради красоты и получения призов на выставках. В своем нынешнем виде стандарты пород собак были в основном описаны и получили признание в XIX веке. В настоящее время продолжается формирование новых пород, представители большинства из которых опять же обладают висячими ушами.

Из всего изложенного следует, что породы собак с висячими ушными раковинами обладали какими-то полезными потребительскими качествами, что выгодно отличало их от собак со стоячими ушами. Думается, таким единственным качеством было усиление способности к обонятельной ориентации в пространстве.

Безвестные древние селекционеры были наблюдательны и не могли не заметить, что выключение или уменьшение функции одного из органов чувств обязательно вело к усилению деятельности других анализаторов. Человек имеет заурядное обоняние. Поэтому недостатки своего носа он компенсировал целенаправленным применением способности своего первого прирученного животного — собаки. Вероятно, на каком-то этапе человек заметил, что при охоте с собаками, имеющими по каким-либо причинам (например, в результате травмы) висячие ушные раковины, охота была более удачной. Обнаружив такое явление, человек уже целенаправленно проводил подбор пар для разведения, отбирая собак с мясистыми крупными ушными раковинами, склонными к повисанию. В результате такой работы постепенно появились породы собак, у которых в значительной степени развилась функция обонятельного анализатора, как компенсация за утерю остроты слуха.

Таким образом, тонкое обоняние собак большинства пород возникло и наследственно закрепилось благодаря частичному выключению работы слухового анализатора. У таких собак ушная раковина почти полностью потеряла подвижность. Отсутствие подвижности и почти полное перекрытие слухового прохода не позволяет собакам с достаточно большой точностью определять пространственное нахождение источника звука. Зрение у собак тоже не очень хорошо развито. Поэтому у них достигла значительного совершенства функция обонятельного анализатора, чем человек и воспользовался. Поставленная цель была достигнута.

Нынешнее состояние собаководства подтверждает этот вывод. Так, в группе декоративных пород наибольшее количество собак имеет стоячие уши. Оно и понятно, так как эта группа животных в основном формировалась по признакам декоративной эстетики и потребительские качества отходили на второй план. В группе служебных и охотничьих собак на первое место ставилась способность собак к обонятельной ориентации, то есть функции, недоразвитой у человека, и только на второе все другие качества собаки.

Обращает на себя внимание такой факт. Одичавшие собаки, живущие в лесах близ крупных городов, через несколько поколений приобретают стоячие уши. Нам не удалось провести специальных исследований по этому вопросу. Однако нам довелось наблюдать случай, когда уже в третьем поколении бродячей самки потомки имели стоячие уши, хотя нам не известны отцы этих собак. Возможно, какую-то роль здесь может играть скрещивание одичавших собак с волками, что тоже будет способствовать поднятию уха. Очевидно, в диких условиях слуховой анализатор так же необходим, как и другие, и функция его через несколько поколений должна восстановиться.

Интересно, что подавляющее большинство беспородных собак имеет стоячие или полустоячие уши, что говорит о вторичности признака — для того чтобы выжить в более суровых и трудных условиях существования, нужно равномерное развитие всех органов чувств. Австралийская собака динго, которую считают вторично одичавшей собакой, также имеет стоячую ушную раковину.

Каким же образом можно объяснить стоячие уши у таких широко используемых собак, как лайки в группе охотничьих и немецкие овчарки в группе служебных собак? Все очень просто. Эти собаки наименее специализированны и являются в своих группах универсальными. Действительно, лайки широко используются для охоты на медведя, кабана и других копытных, белку, росомаху, глухаря и тетерева и во многих иных случаях. Немецкая овчарка, наряду с использованием в качестве розыскной при проработке запахового следа человека, применяется в сторожевой и караульной службах, где острый слух просто необходим. То есть у собак этих пород гармонично развиты зрение, слух и обоняние, что и сделало их универсальными по применению.

Из всего изложенного следует вывод — висячие уши у большинства охотничьих и служебных собак являются результатом деятельности человека, направленной на получение животных с наиболее тонким обонянием и узкой специализацией их применения.

Англичанин Ромене в 1887 году опубликовал замечательную работу, где отмечает, что запаховый след человека на местности представляет собой смесь индивидуального, бытового, производственного запахов, а также запахов обуви, гуталина, раздавленных растений, и собака успешно дифференцирует эти запахи. В этой работе приведены результаты и других, не менее интересных опытов. Известный натуралист для своих опытов использовал только охотничьих собак, в основном легавых. Об этом факте в наших учебниках по служебному собаководству умалчивается. И читатели обоснованно делают вывод, что так хорошо могут работать только служебные собаки. В то же время с большим процентом уверенности можно сказать, что подавляющее большинство нынешних служебных собак не справятся с задачами, успешно решаемыми охотничьими собаками Роменса. Следовательно, охотничьи собаки в некоторых случаях тоже успешно могут быть использованы в качестве служебных.

Хочется надеяться, что знание указанных особенностей связи обоняния и слуха у животных поможет специалистам и любителям собак правильно организовать дрессировку и использование своих четвероногих помощников.

В. К. Карпов, кандидат биологических наук

ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ОСТРОТУ ЧУТЬЯ СОБАКИ. Мельникова Л.Б.

 
В статье приведены данные о факторах, влияющих на остроту чутья собак.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: ОБОНЯНИЕ, ОЛЬФАКТОРНАЯ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ, СТИМУЛЯЦИЯ ОБОНЯНИЯ, ЧУТЬЕ СОБАК, ОБОНЯТЕЛЬНЫЕ СТИМУЛЫ

Исследования по выявлению факторов, влияющих на остроту обоняния собаки, проводятся с начала 40-х годов ХХ века в разных странах. Наиболее известные исследования проводились в середине ХХ века в России. В настоящее время исследованиями обоняния активно занимаются ученые Германии и Америки. Наибольший интерес для практических кинологов, занимающихся проблемами идентификации, и запахов представляют следующие исследования.

По данным А.С. Мозжухина (1946) после приема веществ, возбуждающих нервную систему (кофеин, эфедрин) повышается чувствительность органа обоняния человека к запаху этилового спирта и уксусной кислоты.

А.И. Бронштейн (1950) выясняя влияние стрихнина, кофеина, фенамина и пирамидона на величину порога восприятия запаха таких веществ, как кумарин, камфора и другие, установил, что кофеин повышает чувствительность человека к запаху на 15 – 20 % и фенамин – на 35 – 55 %.

Фенамин оказывается наиболее действенным средством для повышения чувствительности обонятельного анализатора человека по сравнению с другими изученными веществами (кофеин, стрихнин и др.) (Бронштейн, 1951, Серейский, 1943).

Изучение влияния фенамина на условные рефлексы у собак и некоторых других животных показало, что этот препарат в оптимальных дозах оказывает благотворное влияние на высшую нервную деятельность, большие же его дозы могут вызвать нарушения высшей нервной деятельности (Воронин, Ширкова, 1948; Фаддеева , 1951; Павлов Б.П., 1950; Наметкина , 1955).

Указания об усилении обоняния у собак под влиянием фенамина, кофеина и брома имеются в работе Д.А. Флесса (1952) и Н.М. Мызникова (1958).

Л.В. Крушинский (1946) и Д.А. Флесс (1952) провели ряд исследований, в результате которых были уточнены дозировки применения фенамина в отдельности, а также совместно с бромом и кофеином. В результате воздействия данных веществ повышалась продолжительность поиска, улучшалась следовая работа и качества выборки у служебных собак.

Известный гончатник С.М. Глебов, основоположник породы англо-русской гончей, указывал зависимость состава и качества корма для охоты на разных животных: для охоты на зайцев он предлагает кормить собак «пустоваркой с хлебом, подбавляя постного масла немного, и даю сильный моцион – работу…». Перед охотой на волка собакам не давать моциона, кормят сладко, с мясом, и собаки «с хорошими желудками от прежней постной жизни – разом зажиреют, утратят несколько чутья, но сделаются азартнее… По зайцам, как говориться, ни одна из собак не пикнет, да и нескоро зайца и найдет, так как собака в это время несется островом почти в карьер, а волка заловит тотчас же: от волка сильно пахнет.»

Шиян указывает, что В.Л. Рахманова отмечает вредность баранины для чутья: «В отношении гончих смело утверждаю: баранья кость, не говоря даже о мясе, сваренная в корме, данном перед полем собакам, отнимает у них чутье».

Среди старых легашатников – по рассказам стариков – известны случаи, когда нечистоплотные егеря подсовывали конкуренту перед работой исподтишка селедку, выступление собаки всегда кончалось судейской формулировкой – «снята за не проявлением чутья».

Острая и сильно пахнущая пища, как копченая колбаса, рыба и прочее подобное, без сомнения на время отнимают чутье у собаки, тем более, если они даются перед ее работой. Разумнее, как говорит Р.И. Шиян, накануне испытания покормить ее легко – хлебом с молоком, а вдень испытания ничего не давать.

Тот же автор предупреждает о сохранении собаки перед работой от различных сильных запахов (краска, лук). После поездки в автомобиле, когда запах масел и бензина силен, предлагается дать собаке продышаться и войти в норму в течение 2-3 часов.

Исследования, выполненные в Американском Сельскохозяйственном колледже Обернского университета (штат Алабама) показали, что питание оказывает большое влияние на остроту чутья собаки. Исследователи полагают, что в рационе собаки при рабочих нагрузках должно быть не менее 16 % жиров. Исследователи установили. Что питательные вещества оказывают влияние на молекулярные мембраны. Найдено, что при изменении режима питания состав и структура мембран меняются. В первую очередь эти изменения связаны с процентным содержанием в корме жиров, а также с химическим составом жировых составляющих пищи. В зависимости от количества и качества жиров, поступающих в организм с пищей, мембрана может меняться и по-разному реагировать на отличающиеся по строению молекулы пахучих веществ.

Есть данные об увеличении количества сенсорных нейронов в ответ на сенсорную стимуляцию, то есть, длительная подготовка собак по идентификации запахов повышает чувствительность соответствующих рецепторов.

Эмоциональная окраска обонятельных стимулов способствует дополнительному увеличению местного церебрального кровообращения в гипоталамусе и амигдале, что приводит к большей дифференцировке одорантов.

Дискриминация запаха уменьшается с возрастом. Среди молодых животных преимущество в работе у сук, эффект лучшей дискриминации одорантов самками исчезает при длительном представлении одоранта.



Список литературы:

1.Карпов В.К. Дыхание, обоняние, слух собаки.// В.К. Карпов. www.icd.ru

2. Корытин С.А. О химической сигнализации животных./ С.А. Корытин. Сборник тезисов докладов 3 зоологической конференции Белорусской ССР. Минск - 1968. с. 46-48.

3.Корытин С.А. Ольфактометр и направления его применения// ВНИИ охотничьего хозяйства. М. - Колос - 1983. с. 42.

4.Корытин С.А. Поведение и обоняние хищных млекопитающих./ М.-ЛКИ, 2007. с 42-64

5.Крутова В.И. Использование метода кинолоической идентификации запахов в зоологических исследованиях.// В.И. Крутова// Научный сборник РФСС № 1. М.- 2000. с 42-60.

6.Крутова В.И. Некоторые аспекты в фоормировании научного представления об обонянии собак.// В.И. Крутова// Научный сборник РФСС № 1. М.- 2000. с 30-42

ЧУТЬЕ И ПИТАНИЕ


  • Обоняние у собаки самое важное чувство. С помощью этого чувства собака познает окружающий мир. Все, что только есть на улице, наполнено количеством запаховой информацией, которую может прочитать собака.

    Ученые различных стран мира изучают собачий нос и пытаются сделать какое-нибудь техническое средство, которое могло бы его заменить, но на сегодняшний день точнее собачьего носа прибора не существует.

    В сельскохозяйственном колледже Обернского университета (шт. Алабама, США) проводились исследования, которые должны были оценить влияние питания на остроту чутья собаки. На первоначальном этапе программа финансировалась только из государ-ственных средств. Деньги выделило американское правительство из бюджета комплексной программы, направленной на повышение рабочих качеств розыскных собак, занятых поиском наркотиков и взрывчатых веществ. Позднее к финансированию программы подключились частные фирмы. Помимо правительства, большой интерес к изучению и методам повышения остроты чутья проявляют кинологи, занимающиеся разведением и подготовкой собак для спортивной охоты, которая в США очень развита.

    Проблема влияния питания на чутье имеет два аспекта. Первый очевиден - это способность к поиску по запаху - зависит от физических кондиций собаки и состояния ее здоровья (примечание ред.). Необходимо отметить эмоциональное состояние собаки, которое также влияет на результаты поиска по запаху. Например, собака, имеющая избыток веса, при физической и эмоциональной нагрузке начинает дышать ртом. При этом количество воздуха, проходящего через нос, уменьшается, а значит, уменьшается количество летучих молекул, которые собака должна «опознать» с помощью чутья.

    Первая часть программы, которую можно условно назвать «Питание и чутье», была направлена на определение оптимальных рационов для рабочих и спортивных собак. При этом исследовали в основном влияние содержащихся в пище жиров, которые, по мнению ученых, являются основным «горючим» организма собаки. Белки задействуются в основном на поддержание объема и правильной структуры мышц. Другой путь потребления организмом белков -сохранение оптимального химического состава костей, определяющего их свойства. Если организму не хватает пищевых жиров, чтобы «покрыть расходы» на движение, то в качестве источника энергии используются протеины, а это ведет к изменениям в структуре мышц и костей.

    В качестве подопытных собак использовали кобелей породы английский пойнтер в возрасте от 2 до 4 лет. Это собаки, которые по каким-либо незначительным причинам (например, неправильная стойка) не могут быть использованы для спортивной охоты. Все кобели не развязанные и не кастрированные.

    В общей сложности в программе было задействовано 18 собак, которые были отобраны из 35-40 «претендентов». Животные объединены в шесть групп (тестовых и контрольных), в каждой группе по три собаки. Рационы питания для каждой группы были различными как по количественному, так и качественному составу. При постоянном содержании протеинов (25%) количество жиров составляет 10, 12 и 16%. Кроме того, различается и источник получения жиров. В одном случае исследователи использовали корм, приготовленный на основе кукурузного масла, в другом - кокосового. Дополнительно оценивали влияние на свойства корма степени очистки масла: было оно рафинированным или нерафинированным.

    Все собаки в процессе исследований получали дозированные нагрузки на тренажерах типа «бегущая дорожка». Исследования проводятся на комплексе аппаратуры, который позволяет определять для каждой собаки мышечную массу, структуру мышечных тканей, состав ферментов печени, химический состав и структуру костных тканей и ряд других параметров. Результаты постоянно выполняемых анализов крови заносились в банк данных.

    К сожалению, окончательные результаты пока неизвестны. Однако исследователи, используя первые полученные данные, предполагают, что в корме спортивных и охотничьих собак, испытывающих большие физические нагрузки, должно быть не меньше 16% жиров. Предпочтение отдается кормам, при изготовлении которых используется нерафинированное масло. Что касается определения оптимального содержания в корме протеинов, то это не входило в задачи программы. Однако считается, что корма, содержащие белки животного происхождения, лучше усваиваются организмом собак и полнее удовлетворяют его потребности в различных аминокислотах.

    Второй аспект проблемы питание и чутье значительно тоньше. Дело в том, что механизм чутья основан на действии своеобразных молекулярных мембран, которые по-разному пропускают различные вещества. Материалом, из которого построены эти мембраны, являются липиды - жировые вещества.

    Исследователи исходят из того, что при изменении режима питания химический состав и структура «мембран чутья» могут меняться. В первую очередь эти изменения связаны с процентным содержанием в корме жиров, а также с химическим составом жировых составляющих пищи. В зависимости от количества и качества жиров, поступающих в организм с пищей, мембрана может становиться «плотной» или «редкой», «жесткой» или «эластичной» и по-разному пропускать отличающиеся по строению молекулы пахучих веществ.

    Исследования в этом направлении проводятся параллельно с первой частью программы. До и после тренировки на тренажере собак тестируют в «лаборатории запахов». В качестве эталонных источников запахов используются различные растворы строго фиксированной концентрации. Для того, чтобы зафиксировать реакцию собаки на запах, применяли аппарат типа электроэнцефалографа. С его помощью удается точно определить время, которое проходит с момента «занюха» до появления мозговых реакций. Другим параметром, который фиксирует аппаратура, является степень выраженности этих реакций.

    В целом программа довольно точно моделирует цикл работы розыскных и охотничьих собак с их физическими нагрузками и требованиями к распознаванию запахов. В результате из выводов данной программы можно ожидать, что за счет рационального питания эффективность применения как служебных пород собак, так и охотничьих может повыситься.

    Статью подготовил по материалам зарубежной печати Алексей Якимов



    Журнал «Охота и охотничья собака» № 1, 2007 год


Подкармливаем питомца


Подкармливаем питомцаПри условии правильного содержания собаки, ее полноценного питания и хорошего состояния здоровья, все необходимые питательные вещества, витамины и микроэлементы поступают в организм с кормом и усваиваются естественным путем.

Многие заботливые хозяева часто задаются вопросом о том, стоит ли вводить в питание собаки специальные дополнительные подкормки. При правильном содержании животных и их полноценном питании нужные микроэлементы, витамины и питательные вещества поступают в организм вместе с кормом и хорошо усваиваются естественным образом. Поэтому обычно не требуется никаких дополнительных подкормок. В особенности это относится к тем собакам, которые содержатся на профессиональном сухом корме класса премиум. Как правило, специальные подкормки рекомендуются ветеринарами только при обнаружении каких-то отклонений от нормы, вызванных, например, изменениями условий содержания: резкой сменой климата, недостатком солнечного света, а также при выявлении заболеваний в период щенности и выкармливания малышей.

Весьма сомнительна польза подкормок в период роста щенков. В это время очень уязвимым является костно-связочный аппарат животных, который представляет собой очень мягкий вид тканей и в основном состоит из прочных, но не очень жестких коллагеновых волокон. При этом минерализация костных тканей и укрепление их протекает медленно и завершается, когда животное достигает возраста двух лет. Некоторые владельцы четвероногих питомцев слышали об этом, однако, не уделив вопросу должного внимания и не проконсультировавшись с ветеринаром, покупают для щенка в качестве дополнения к питанию минеральные подкормки с высоким содержанием кальция.

Кальций и его роль в организме собак

Кальций является активным элементом, который участвует во многих биохимических и физиологических процессах: возбудимость нервной системы, сокращение мышц, конгломерация клеток, свертываемость крови, передача сердечных ритмов сердца. Также кальций активирует ряд гормонов и ферментов. Однако его основным назначением является обеспечение функциональности, пластичности и нормальный структуры костных тканей. У животного скелет — это одновременно и опорный аппарат, и настоящая кладовая кальция.

Но, чтобы поступающий в организм кальций усваивался оптимально и благотворно влиял на организм, требуются определенные условия.


  • Во-первых, в сутки норма кальция для щенков во время их формирования не должна превышать 529 мг на каждый килограмм веса (для собак взрослых эта норма в два раза меньше — 265 мг).
  • Во-вторых, очень важно соотношение в потребляемой пище кальция и фосфора, которое в идеале должно быть 1,2:1 (1,2 часть кальция, 1 часть фосфора). Значит, в сутки щенок должен получать фосфора 441 мг на каждый килограмм веса (для взрослых собак — 220 мг). Чтобы кальций и фосфор эффективно усваивались, а также в плазме кальций поддерживался на должном уровне, необходим витамин «Д». Однако, хозяевам собак следует знать, что этот витамин является самым токсичным из всех витаминов жирорастворимых, поэтому в организм щенка должен поступать в строгой норме — около 20 ед на каждый килограмм веса животного (для взрослых собак — 10 ед).


Только при соблюдении определенных условий в организме щенка и взрослой собаки можно достигнуть требуемого баланса микроэлементов. Любое его нарушение может повлечь за собой серьезные изменения в организме животного, избавиться от которых порой невозможно.

Причины недостатка кальция в организме собак

Недостаток кальция у собак может вызываться такими причинами:


  • использование в качестве пищи низкокачественных кормов с энергетически низким рационом,
  • кормление животного в основном растительной пищей: супы, кашки, овощи,
  • кормление только мясной пищей; так как мясо содержит много фосфора и мало кальция быстро нарастает дисбаланс кальция и фосфора в организме собаки,
  • из-за заболевания или индивидуальной особенности организма может наблюдаться пониженное всасывание кальция в тонком кишечнике.


Как проявляется недостаток кальция и фосфора у собак

На начальной стадии недостаток кальция, фосфора и витамина «Д» у щенка приводит к задержке его роста, утолщению суставов, формированию на ребрах характерных «четок», а в последствии к развитию рахита, который сопровождается искривлением конечностей, поздней сменой зубов и их неправильным ростом.

Если уровень витамина «Д» высок, содержание кальция понижено или кальций плохо всасывается, то в организме вообще происходит вымывание Ca из костей, так организм стремится восполнить в крови недостаток этого элемента. В итоге, протекает быстрая деминерализация, приводящая к деформации костей, и у собак может развиться искривление конечностей, хромота, нередко могут наблюдаться и переломы.

Избыток фосфора и недостаток кальция служит причиной развития у молодого животного остеопатии, которая сопровождается полной потерей аппетита, слабостью и болезненностью суставов, хромотой, нарушениями в поставке задних и передних конечностей (при этом может наблюдаться отсутствие сближенности и параллельности скакательных суставов, а также слабость плюсны и пясти). Постепенно истончаются трубчатые кости, и животное становится склонным к частым переломам. Если в этот период сделать рентгеновский снимок, то на нем будет просматриваться утолщение метафизов, «прозрачность» скелета, истончение стенок костей.

Если недостаток кальция в организме собаки выявлен своевременно, то лечение даст положительный результат. Однако оно заключается не просто в увеличении кальция, а именно в достижении оптимального баланса фосфора и кальция в организме животного. Также недопустима передозировка витамина «Д», так как это может спровоцировать ухудшение состояния.

Причины избытка кальция в организме собак

Избыток кальция, так же как и его недостаток, очень опасен для растущего щеночка. Бытует мнение, что растущий организм собаки усвоит кальция ровно столько, сколько ему требуется, а излишний будет выведен. Но, в действительности лишний кальций под действием гормонов роста откладывается в тканях костей и приводит к их стремительной минерализации, а это, в свою очередь, ведет к замедлению резорбции и созреванию хрящевой и костной ткани. Процесс влечет патологические изменения, такие, как: развитие остеохондроза, искривление лучевых костей, гипертрофическая остеодистрофия и другим отклонениям. Избыток кальция вызывает понижение всасываемости кишечником меди, цинка, железа и фосфора, что становится причиной их дефицита.

Избыток кальция может быть следствием:


  • использования в качестве питания сухих кормов с повышенным уровнем кальция и избыточным содержанием белка или добавок глюкозамина (к примеру, когда щенков ирландского сеттера кормят кормами, которые предназначены для кормления щенков тяжелых, крупных пород),
  • добавления к рациону щенка витаминно-минеральной подкормки при кормлении его готовыми качественными сбалансированными кормами, что вызывает передозировку кальция,
  • добавления к рациону щенка питающегося некачественными кормами витаминно-минеральных добавок, что вызывает дисбаланс фосфора и кальция,
  • включения в рацион щенка, питающегося натуральной пищей, аналогичных добавок.


Как проявляется избыток кальция у собак

Избыток кальция в сочетании с нормальным содержанием витамина «Д» провоцирует нарушение усвоения цинка и обмена веществ в организме щенка. На ранних стадиях это ведет к потере аппетита, кожным заболеваниям, анатонии привратника и гипертрофии слизистой оболочки желудка. В дальнейшем может развиться деформация костей и остеохондроз.

Избыток кальция и витамина «Д» ведет к повышенной минерализации костей растущего щенка, что приводит к гипертрофической остеодистрофии. На ранних стадиях это проявляется в потере аппетита, слабости и болезненности суставов, в подавленном состоянии, а также заболевание может сопровождаться хромотой. Постепенно уплотняются метафизы, прогрессирует дальнейшее искривление костей. На поздних стадиях происходит отложение кальция в почках, бронхах, клапанах сердца и в крупных сосудах.

Избыток кальция и нехватка фосфора в купе с нарушением баланса в организме этих элементов (выше 3:1) ведет к развитию у щенков рахита.

Из всего изложенного выше напрашивается вывод: сохранить нужный баланс микроэлементов у щенка и взрослой собаки легче всего, используя в ее кормлении готовые сбалансированные корма класса супер-премиум. Когда корм подобран правильно, надо только придерживаться дозировки и без надобности не добавлять в корм минеральные подкормки.

Если собака получает натуральную пищу, то вопрос с добавками несколько сложнее. Натуральная пища сама содержит полноценный и быстро усвояемый кальций, но в то же время, далеко не вся пища, хоть и содержащая достаточно кальция, служит для собаки его источником. Так фосфор и кальций из кормов растительного происхождения усваивается хуже, чем из пищи животного происхождения, тем более, что только под действием желчных кислот и желудочного сока кальций переходит в усвояемые формы. В связи с этим фактически с натуральным питанием собака усваивает лишь небольшую часть кальция. А это, в свою очередь, затрудняет урегулировать баланс питательных веществ в рационе щенка. Правильно провести такой подсчет могут только опытные собаководы, знакомые с физиологией и основами питания собак.

Нормы кормления собак

Независимо от того, какими кормами — сухими или натуральными, хозяин кормит своего питомца, тот должен получать пищу строго по часам. Щенков в возрасте до двух месяцев необходимо кормить шесть раз в день, от двух месяцев до четырех — пять раз, от четырех месяцев до шести кормить следует четыре раза в день, от шести месяцев и до года — три раза. После года собаку кормят два раза в день — вечером и утром, после выгула.

Собака должна потреблять пищу небольшими объемами, но при этом ее корм должен быть высокой степени питательности и легко усвояемым. Чем больше пищи съедает собака, тем еда хуже переваривается и тем более жидким становится стул.

Суточный объем корма, который рекомендуется собаке, распределяется на равные количества по числу кормежек в день. Для каждой собаки рекомендации строго индивидуальны. Но, между тем ориентироваться надо на кондицию собаки. Это достаточно просто. Если собака худеет, значит необходимо увеличить объем корма, если наоборот толстеет — надо уменьшить. Если у собаки в области ребер есть небольшая жировая прослойка, которая скрывает ребра, считается, что собака находится в нормальной кондиции. В любом возрасте собаки лишний жир вреден для ее здоровья. Для щенка балласт жира вреден тем, что создает излишнюю нагрузку на пока еще слабые хрящи и кости, тем самым неправильно формируя скелет. А у зрелых животных лишние кондиции тормозят основные физиологические процессы и в их числе функции воспроизведения. Излишне раскормленные кобели часто просто неспособны произвести вязку и теряют всякий интерес к сукам. Суки излишних кондиций после вязки зачастую остаются пустыми, а в случае зачатия нередко бывают тяжелые роды. Надо отметить, что недокорм для собаки еще более пагубен. При недоедании у животного видны все ребра, да и шерсть будет тусклой и нездорового вида.

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ СОБАКИ


Беседу ведет специальный корреспондент журнала "Наука и жизнь" Е. Звягина

Собаки, как известно, все понимают - только не говорят. Кто хоть раз заглядывал в глаза собаке, уже не усомнится в этой истине. Но вот каким видится им окружающий мир? Какими кажемся им мы? В общем - каковы же истинные взгляды наших меньших братьев? На вопросы редакции отвечают заведующий кафедрой мелких домашних и экзотических животных Московской государственной академии ветеринарной медицины и биотехнологии им. К. И. Скрябина доктор ветеринарных наук, профессор Е. КОПЕНКИН и ветеринарный врач-офтальмолог кандидат медицинских наук А. ШИЛКИН.



Глазное дно человека: 1 - зрительный нерв с кровеносными сосудами, 2 - сетчатка, 3 - желтое пятно.

- Мне хотелось бы начать с очень банального вопроса. Все-таки различают собаки цвета или нет?

А. Ш.: А вы знаете, не такой уж это банальный вопрос. Дело в том, что еще до недавнего времени считалось, что собаки цветов не различают и видят мир черно-белым. Однако последние исследования, проведенные в США, показали, что собаки обладают цветным зрением - правда, несколько иным, нежели человек.



Тут играет роль строение глаза. За восприятие цвета отвечают колбочки, а в сетчатке глаза собаки их меньше, чем у нас. Кроме того, сетчатка глаза человека содержит колбочки трех типов, каждый из которых реагирует на свой диапазон цвета. Одни из них наиболее чувствительны к длинноволновому излучению - красному и оранжевому цветам, вторые - к средневолновому (желтому и зеленому), а третьи реагируют на голубой, синий и фиолетовый цвета.

У собак колбочки, чувствительные к красному цвету, отсутствуют. Поэтому они не улавливают разницу между желто-зеленым и оранжево-красным цветами - это похоже на то, как видят дальтоники. А то, что мы с вами воспринимаем как сине-зеленое, собаке может казаться белым. Но эти животные гораздо лучше человека различают оттенки серого цвета. И дело не только в том, что в сетчатке глаза собаки больше палочек - светочувствительных клеток, отвечающих за зрение в сумерках. Скорее всего, сами палочки у них более чувствительны, чем у человека. Поэтому у собак хорошее ночное зрение.

- То есть в темноте они видят лучше человека?

А. Ш.: Гораздо лучше - в три, а то и в четыре раза. Собаки - так называемые переходные животные (что-то среднее между дневными и ночными). Поэтому для них важно хорошо видеть при любой освещенности. Сетчатку глаза собаки можно условно разделить на две половины: верхнюю и нижнюю. Верхняя обеспечивает лучшее зрение на фоне темной земли. Позади фоторецепторов верхней половины расположена светоотражающая мембрана. Свет, проникающий в глаз, отражается мембраной, как рефлектором автомобильной фары. Отраженные лучи, в свою очередь, тоже улавливаются палочками и колбочками. Получается как бы два луча вместо одного.

А нижняя часть сетчатки содержит темный пигмент, который поглощает "лишние" световые лучи. За счет этого глаз собаки оптимально работает при сильной освещенности.

- А дневное зрение у собак такое же, как у людей?

А. Ш.: Нет. Во-первых, как мы уже говорили, они иначе воспринимают цвета. Но это даже не главное. Дело в том, что в строении глаза человека и собаки есть принципиальные различия. В человеческом глазу есть так называемое "желтое пятно". Оно содержит только колбочки и находится в центре сетчатки, на оптической оси глаза. Таким образом, именно на колбочки попадают прямые, не искаженные при прохождении через роговицу и хрусталик лучи света. Палочки же расположены по остальной области сетчатки.

У собак желтого пятна нет. Поэтому острота зрения у них примерно в три раза ниже, чем у человека. Если бы мы захотели проверить зрение собаки с помощью обычной проверочной таблицы, которая висит в кабинете окулиста, то собака - теоретически, разумеется, - различила бы лишь третью строчку. Напомню, что человек с нормальным зрением читает десятую.

- Значит, собаки близоруки?

Е. К.: Это довольно распространенное заблуждение. Мы провели обширные исследования и выяснили, что собаки имеют слабую дальнозоркость (до +0,5 диоптрии). Это примерно соответствует показателям большинства взрослых людей. Так что дело тут не в близорукости. Просто для хищника острота зрения не важна. Важна способность видеть одинаково хорошо как днем, так и ночью и четко определять объект охоты. Отсюда их способность лучше видеть движущийся объект, чем неподвижный. За счет того, что в глазу собаки больше палочек, она может видеть перемещающийся предмет на расстоянии 800-900 метров. Тот же предмет, но неподвижный собака различает только с 600 метров. Именно поэтому от собаки нельзя бегать. У нее включается инстинкт, она сразу воспринимает вас как добычу.

Еще одно преимущество собаки - более точное определение дистанции. Можно предположить, что это достигается за счет того, что палочки расположены около оптической оси глаза (там, где у человека находится желтое пятно, в котором палочек нет). На близком расстоянии глаз собаки хуже "наводится на резкость", чем у нас. Человек способен фокусировать зрение на предметах, находящихся всего в нескольких сантиметрах. Для собаки все, что ближе 35-50 см, выглядит расплывчатым.

- А какое у них поле зрения?

Е. К.: Тоже не такое, как у нас. Глаз человека имеет поле зрения в форме круга, у собаки же оно "растянуто" в стороны. Кроме того, у нас оси глаз параллельны, а глаза собаки расположены так, что их оптические оси расходятся примерно на 20 градусов. За счет этого поле зрения собаки составляет 240-250 градусов - примерно на 60-70 градусов больше, чем у человека. Это, конечно, средние цифры. Тут многое зависит от породы - важны строение черепа, расположение глаз и даже форма носа. У собак с широкими мордами и коротким носом (например, пекинес, мопс, английский бульдог) глаза расходятся под сравнительно малым углом. Поэтому они имеют более ограниченное боковое зрение. У узкомордых охотничьих пород с вытянутым носом оси глаз расходятся под большим углом, следовательно, и поле зрения будет очень широким. Что и понятно: для охоты такое качество просто необходимо.

- Наверное, у диких родственников собаки, которые живут охотой, все особенности зрения проявляются еще ярче?

Е. К.: Вообще-то, исследования в этой области пока носят единичный характер. Но логика такова: у диких животных зрение лучше. Например, обезьяны видят в три раза лучше человека. Количество палочек в сетчатке глаза волка выше, чем у собаки, так что и зрение, скорее всего, у них острее. Животные, которые живут в домашних условиях, постепенно теряют качества, свойственные их диким сородичам. А вот цветовое восприятие у волков приблизительно такое же, как у собак. Так что красные флажки, которые используют при охоте на волков, условны. Волки красного цвета не различают.

- Для собаки главное не зрение, а обоняние, правильно?

А. Ш.: Не обязательно обоняние. Это зависит от породы. Если у собаки уши стоят (у овчарки, например), то для нее основным будет слух. А если висят, как у спаниеля, то главное действительно обоняние.

А зрение, конечно, уходит на второй или третий план. Вот почему собаки не узнают себя в зеркале. Для нас с вами зрение - это около 90 процентов информации, которую мы получаем о мире. А у собак и кошек образ складывается в значительной степени из слуха, из обоняния. Так что визуальный объект, который никак не пахнет и не издает звуков, для них чистая абстракция.

- Поэтому животные не смотрят телевизор?

А. Ш.: Это очень интересный вопрос. Тут дело в другом. Частота, при которой человеческий глаз воспринимает чередование кадров как движущийся образ, - 50-60 герц. У собак же эта частота выше - около 80 герц. Само собой, телевизоры рассчитаны на человека. А собака вместо фильма видит мелькающие картинки. Впрочем, телевизоры нового поколения имеют частоту 100 герц, так что скоро собакам будет что посмотреть. Кстати, уже отснято несколько фильмов специально для животных.



Подробнее см.: http://www.nkj.ru/archive/articles/3915/ (Наука и жизнь, С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ СОБАКИ)

Выбор щенка

(Все породы охотничьих собак выбираются по такому принципу).

Статья вторая

Фото автора

Фото автора

Разберем особенности и признаки, которые сможем рассмотреть в месячном возрасте щенков. Проверьте весь помет. Щенки должны быть примерно одного размера, что говорит о равномерном и достаточном кормлении помета и о том, что щенки не отстают друг от друга в развитии. В месячном возрасте при правильном, полноценном кормлении щенок должен весить 3-3,5 кг.

Посмотрите, не слезятся ли глаза, что является первым признаком болезни. Очень важно определить отсутствие пороков и недостатков — у щенка не должно быть прибылых пальцев на задних ногах, грыж, дефектов развития скелета и других, выявляемых в раннем возрасте. Должен быть правильный прикус зубов. Правильное купирование хвоста и его постанов относительно линии спины. В вышеназванной книге Малова О.Л. дано следующее описание щенков в месячном возрасте: «В это время щенок курцхаара должен быть хорошо упитанным, иметь свободную, образующую складки и легко отстающую кожу, отличаться короткими и толстыми, особенно в запястьях, ногами. Толстые запястья — один из признаков хорошего костяка в дальнейшем».


Обратите внимание на голову щенка, голова — это признак породы. Экстерьер головы является в будущем определяющим в фенотипе охотничьей собаки. Даже у щенков можно определить будущие недостатки по форме головы, по посадке и форме ушей. Наличие морщинистой морды и складок кожи на голове, в раннем возрасте, не говорит о недостатке, а, наоборот, как отмечают опытные собаководы, «есть место, куда расти голове». Окрас головы должен быть, предпочтительнее, полностью коричневым, хотя допустима светлая разделительная полоса по носу собаки.


Не поддавайтесь эмоциям, не выбирайте щенка по принципу «окраса», «самый крупный», «самый активный» или «он меня сам выбрал». Выбирает сам будущий владелец для себя, и нужно использовать все возможности для определения как возможных достоинств щенка, так и недостатков. Щенка вы выбираете как помощника и друга на ближайшие 12–15 лет, и торопливость, поверхностное рассмотрение вопроса подбора щенка здесь неприемлемы. От этого выбора зависят комфорт ваш и ваших близких и получение огромного количества незабываемых эмоций на охоте благодаря верной и воспитанной, оказывающей неоценимую помощь собаке.


В любом помете вы увидите щенка, а иногда и не одного, который пытается доминировать над своими братьями и сестрами. Не торопитесь с выбором таких излишне активных щенков. В дальнейшем такие собаки вырастают и стараются доминировать везде, как дома, так и во время прогулки, и доставляют определенные неудобства при их содержании. А это значит, что вам придется продумывать специальные меры при охоте в компании охотников-собаководов, иначе это будет не охота. Такие активные собаки будут мешать в работе другим, возможны и собачьи «разборки» при выяснении, кто из них «главный», которые на охоте никому не нужны и ни к чему хорошему не приводят.


В месячном возрасте уже можно определить, у какого щенка более острое обоняние. Это можно с большой степенью доверия проверить, проведя несложный эксперимент. Во время сна нужно осторожно поставить на небольшом расстоянии от щенков блюдце с кусочком недавно отваренного еще теплого мяса и понаблюдать за их реакцией. Щенки по-разному отреагируют на неожиданно возникшие новые запахи. Кто раньше отреагирует на аппетитный запах, обладает более тонким обонянием, а в последующем и лучшим чутьем. При дальнейших занятиях по поиску кусочков отваренного мяса или сыра можно укреплять и развивать врожденное умение пользоваться чутьем и совершенствовать саму манеру причуивания верхним чутьем.


Очень важно попытаться определить психику щенка, присущий ему тип высшей нервной деятельности (ТВНД).


Желательно выбрать щенка с устойчивой психикой, сама специфика использования курцхааров налагает на тип нервной деятельности собаки особые требования. Большие и продолжительные физические и психологические нагрузки, частая смена условий охоты и вида дичи требуют от собаки быстрой смены возбудительных и тормозных нервных процессов, то есть уравновешенного подвижного ТВНД, так как это залог будущих успехов на охоте и отсутствия проблем при содержании в домашних условиях. Для этого нужно понаблюдать за поведением щенков хотя бы пару часов. В то время, когда щенки бодрствуют и каждый занимается своим делом, нужно неожиданно уронить на пол связку ключей и обратить внимание на реакцию щенков. Один щенок испугался, прижался к полу, второй никак не отреагировал и продолжал заниматься своими делами, а третий пошел разбираться к связке ключей, что за звук и что это за предмет, лежащий на полу. Отдайте предпочтение третьему. Отсутствие реакции у второго щенка показало, что у него тоже крепкая психика, а вот реакция первого — явные признаки трусости и возможной в последствии боязни выстрелов.


Расспросите заводчика о его наблюдениях за пометом к месячному возрасту, у него есть достаточная информация о поведении и психике щенков. Cамостоятельно понаблюдайте за щенками во время кормления и в период бодрствования. Самый любознательный щенок, который без боязни первым выходит из гнезда, дальше всех уходит, все ему интересно и до всего есть дело, заслуживает вашего пристального внимания.


Перечисленные в статье рекомендации по подбору щенка не претендуют стать единственно правильными, но проверены временем, передаются от одного охотника-собаковода к другому и действительно позволяют с большей долей вероятности выбрать себе в будущем достойного помощника на охоте и верного, бескорыстно преданного друга.
Удачи вам с вашим питомцем на охоте!

В.Н. Воробьев 18 мая 2016 в 00:00

Почему исчезают русские гончие?


Уже многие годы я внимательно слежу за полемикой в “РОГ” и по возможности в различных журналах, где публикуются материалы, связанные с русскими гончими. Много публикуется хорошего, я бы даже сказал полезного, но и много печатается абсолютно не нужного.

фото: Семина Михаила

фото: Семина Михаила

Возможно, я ошибаюсь, но многие гончатники просто не понимают истинного значения родословной, но не той родословной, которая означает бланк с печатью (на бумаге у нас как раз все по экстерьеру и по дипломам (именно по дипломам, а не по работе!), даже значительно лучше, чем было 20 лет назад), а той родословной, я бы сказал, Родословной с большой буквы, по подбору производителей, способных передавать свои лучшие рабочие и экстерьерные качества потомству. Родословной, способной усилить концентрацию рабочих кровей.

Многие просто материнскую линию (я так называю, хотя это разведение называется «по семействам») не учитывают, или просто стараются не замечать, хотя, в моем понимании, материнская линия по передаче рабочих качеств, как правило, превосходит, и намного отцовскую линию.

Ведение племенной работы, как мне кажется, – это правильный подбор пар, анализ полученного помета, выбраковка, а из полученного всего хорошего – выбор лучших по всем показателям, на которых необходимо делать ставку в дальнейшем. Но это очень тяжелый, медленный и длительный процесс, на который уходят многие годы, но это при правильном понимании дела, а в противном случае – время, здоровье и деньги, выброшенные на ветер и полнейшее разочарование от, казалось бы, любимого занятия.

Для того чтобы оценить материнскую линию, необходимо, как минимум, проверить выжловку в трех комбинациях и сделать анализ по каждому помету отдельно – по рабочим качествам и по экстерьеру, только тогда можно сказать, какую ценность она представляет для породы, но в настоящее время это, похоже, никому не нужно, поскольку большинство хотят добиться публичного успеха, и добиваются любой ценой, и всеми доступными, в их понимании, методами.

Для того чтобы подобрать правильно пары, кто-то должен давать рекомендации – это, в моем понимании, судейский корпус. Вот здесь могу сказать точно, что расценить работу гончей, сработавшей на тот или иной диплом, или если сказать более доступно, исходя из отработанного времени и количества сколов, подогнать расценки под отработанный диплом или оценить по-настоящему степень чутья и мастерства – это такая проблема, что ее не может решить никакая, даже самая высокая категория эксперта, поскольку такие у нас правила.

Начну с чутья, поскольку это основной рабочий инструмент для работы гончих, а по моим оценкам, возможно ошибочным, только 5 – 7% от общего поголовья русских гончих обладают достойным чутьем, а остальная часть, я бы сказал, основная часть поголовья – со средним, а многие просто и никудышным.

Если гончая в начале мая в первом набросе срабатывает на диплом I степени с суммой сколов до 6 минут, то за чутье она может получить 10 баллов, а за мастерство – от 23 до 25 баллов, но если гончая в октябре – ноябре при сильном листопаде или в период постоянных дождей срабатывает на диплом III степени с суммой сколов 27 минут, то за чутье она получит 6 баллов, а за мастерство – 16 баллов.

Лично я могу сказать на любом уровне, что в начале весны при небольшом травяном покрове в лесном массиве, где нет болот и больших по площади завалов, гончая с чутьем в 6 баллов, обладая высоким природным мастерством, именно природным мастерством, сработает на диплом I степени, а осенью при обильном листопаде и затяжных дождях на диплом III степени может сработать гончая с чутьем минимум 8 баллов.



фото: Моткова Владимира


По поводу природного мастерства. В моем понимании, – это способность гончей правильно, именно правильно и быстро выправить скол. Обладая высоким природным мастерством и средним чутьем, при благоприятных погодных условиях, в хорошем лесном массиве гончая может сработать на высокий диплом, но даже при непродолжительном по времени гоне будет виден рисунок гона, при наличии же у гончей сильного чутья, но не обладая высоким природным мастерством, гон может длиться по нескольку часов, но качество гона никогда не будет хорошим, гон будет сопровождаться сколами и, как правило, большими, но в то же время, обладая сильным чутьем, гончие нередко славливают запавшего зайца, именно славливают, но не сганивают.

Для того чтобы расценить гончую по-настоящему, а не подгонять под общий балл, эксперт должен видеть и знать гораздо больше, чем написано во всех инструкциях и положениях, но, принимая решение, не каждый может это обосновать и отстоять, а доказывать это креслодержателям, от которых зависит блуждание экспертов по служебным лабиринтам в целях роста или приростания, для многих равносильно самоубийству.

Основная причина, по моему, возможно, неправильному мнению, в плохом состоянии рабочих качеств гончих – это чемпионский вирус.

На сегодняшний день ведение племенной работы, судя по поведению многих гончатников, заключается в том, чтобы умудриться повязать свою выжловку с чемпионом или полевым чемпионом и продать помет как можно дороже, либо уговорить, либо принудить владельца чемпионки или полевой чемпионки повязать со своим выжлецом и прикоснуться к чемпионским лаврам, а уж о том, что там родословная несет или что может быть в таком сочетании, даже и думать не желают.
Как говорится, цель оправдывает средства!

Для получения заветного чемпионского титула добывают, именно добывают, потомков всеми доступными, в их понимании, способами и методами, а от брака же, что занесли в породу многочисленными, бессистемными вязками, открещиваются, как черти от ладана.

До тех пор, пока в сознании гончатников, которые назначили себя великими, деньги будут бежать впереди гончих, ни о какой породе русских гончих говорить не приходится, вернее, остается только говорить за столом, что в последнее время только и делается, а необходимо что-то уже и делать.

Начинать, как мне кажется, надо с самого главного – находить молодых ребят, которые действительно хотят иметь по-настоящему рабочих гончих, и пока они еще не заражены чемпионским вирусом, надо донести до их сознания, что занятие племенной работой – это тяжелейший труд на основе генетики, и что русские гончие – это не мое или твое, а общероссийское достояние, которое уже давно было сформировано до нас, людьми, которым было даровано свыше (а не назначенным сверху) заниматься этим делом.

Наше поколение умудрилось разбазарить почти все лучшее, а вот вашему поколению необходимо хотя бы вернуть утраченные позиции, а для тех, кто не понимает, куда мы движемся, надо хотя бы остановиться и задуматься на время… желательно на продолжительное.

22 ноября 2013 в 00:00

Конструктор сайтов
Nethouse